Чужие среди своих. О нерешенных проблемах мигрантов

Т.Г. Мерзлякова
Екатеринбург

В последнее время мне нередко приходится принимать участие в работе конференций, круглых столов, совещаний, так или иначе связанных с миграционными вопросами. В этой области накопилось очень много проблем, опыта в решении которых у России пока нет. Год от года с началом трудового сезона мы возобновляем споры о том, нужны ли нам мигранты и как сделать управляемыми их потоки. Как-то незаметно на задний план отошел другой вопрос, на мой взгляд, очень важный для России: как нам вернуть в Россию тех людей, кто к этому стремится, как помочь им адаптироваться на новом месте жительства. Знаем ли мы, изучаем, какой имеем потенциал в странах СНГ, кто эти люди, сколько их, каковы их желания и возможности.

Я не занимаюсь изучением этого вопроса специально, задача омбудсмена - защита прав человека, я работаю по обращениям граждан, изучаю конкретные ситуации. Однако из частных обращений складывается общая картина. Омбудсмен сегодня как никто другой всегда может точно сказать чем живут наши люди, что их беспокоит, волнует, возмущает.

Так получилось, что изменение миграционного законодательства совпало с началом моей работы в качестве регионального Уполномоченного. Мне хорошо известны проблемы, с которыми столкнулись люди после того, как миграционная политика была полностью передана в ведение силового министерства. Помню, как беспокоились правозащитники, о чем они предупреждали. Все сбылось: предоставление статуса вынужденного переселенца сведено на нет, обустройство людей, стоящих в очереди проводится все в меньшем объеме и на гораздо более жестких условиях, чем ранее. Да скоро обустраивать будет уже некого: при малейшей возможности людей с учета снимают.

Наши федеральные законы "О беженцах" и "О вынужденных переселенцах" фактически слово в слово полностью воспроизводят определение беженца, данное в Конвенции ООН 1951 года "О беженцах". Не подходят по него переселенцы из стран СНГ, не могут люди привести факты преследований. Ситуация в странах СНГ стабилизировалась, никто их не преследует. Но ведь нельзя не признать, что не по своей воле люди оказались в чужой стране, где сужается российское языковое и культурное пространство. Однако на родине на поддержку рассчитывать уже нечего. Более того, для некоторых категорий переселенцев путь просто закрыт. Ведь возможность воспользоваться упрощенным порядком получений российского гражданства появляется только после получения разрешения на временное проживание. А здесь никаких исключений нет, человеку, страдающему одним из социально опасных заболеваний разрешение на временное проживание в России не получить никогда, российские корни значения не имеют. Не сможет воссоединиться с проживающей в России семьей и переселенец, вышедший из мест лишения свободы, если совершенное им преступление относится тяжким и особо тяжким. Придется где-то переждать до погашения или снятия судимости. К сожалению, складывается впечатление, что наши законодатели совсем не брали в расчет прошлое страны, не учитывали, как тесно связаны были люди, проживающие в различных союзных республиках. Не по своей воле многие разъезжались из России, их направляли работать по распределению.

Я намеренно хочу заострить внимание на проблеме российских переселенцев. Это вопрос принципиальный и, на мой взгляд, от того, как мы его решим во многом будет зависеть успех миграционной политики в целом. Сегодня ведь уже ни у кого не секрет, что без привлечения иностранной рабочей силы России не обойтись. Значит надо быть готовым к тому, что национальный состав населения неизбежно изменится, часть трудовых мигрантов останется у нас жить, при этом перевезя в Россию всю свою семью. Для того, чтобы мигрантов приняло местное население, чтобы эти процессы происходили бесконфликтно, просто необходимо в первую очередь протянуть руку помощи переселенцам русскоязычным, пригласить их вернуться домой, упростить для них порядок получения российского гражданства, предоставить без всяких условий возможность в России проживать.

Я получаю немного обращений от вынужденных переселенцев, по отношению к общей массе они составляют совсем небольшую долю. Но количество увеличивается год от года. В письмах переселенцев выражено много боли, обиды, отчаяния. Они похожи, как будто написаны под копирку. Похожи и приложенные к обращениям официальные ответы. И практически во всех письмах переселенцев выражено неприятие, если сказать нетерпимость к трудовым мигрантам из стран СНГ. Давайте признаемся, мы даем основания для этой ненависти.

К сожалению, обязательства, взятые Российской Федерацией перед вынужденными переселенцами, многие права, гарантированные им Федеральным Законом "О вынужденных переселенцах" остались на бумаге и фактически не выполняются. Люди испытывают горькое разочарование, поняв, что все надежды на реальную помощь были напрасны и рассчитывать теперь придется только на себя.

Проживающая в г. Екатеринбурге переселенка из Казахстана подробно описала мне, сколько трудностей ей пришлось испытать при оформлении регистрации и постановке на учет, определении ребенка в детский сад, в поисках работы и жилья. Она хорошо знает Федеральный Закон "О вынужденных переселенцах" и недоумевает, почему не может воспользоваться гарантированным ей правами, почему ей не помогли в трудоустройстве, почему ее семью не разместили во временном жилищном фонде. Почему, наконец, ей, работнику милиции, одной воспитывающей ребенка, не находится места в общежитии. В то время, как дешевое, доступное жилье заполняется преимущественно выходцами из стран СНГ, торгующими на рынке, и их товаром.

В 2001 году женщина. обращалась к Полномочному представителю Президента РФ в УрФО П.М.Латышеву, где указывала на неисполнение обязательств, предусмотренных федеральным законодательством, рассказывала о том, что во многих государственных общежитиях хозяйничают торговцы с рынка. Хоть работа по обращению велась, информация о необоснованном предоставлении мест в государственных общежитиях иностранным гражданам осталась без внимания. По указанным адресам я попросила провести проверки миграционную и паспортно-визовую службы. Эти проверки правоту слов заявительницы полностью подтвердили. Но в положении переселенки ничего не изменилось, никто не скажет сегодня, когда подойдет ее очередь на получение жилого помещения, если она вообще когда либо дойдет.

Другая переселенка, находящаяся уже на пенсии, живет у знакомых в г. Екатеринбурге и каждый день опасается, что ее попросят освободить жилое помещение. В очереди на улучшение жилищных условий она стоит с 2000 года и прекрасно понимает, что если обустройство будет идти такими темпами, свой угол на исторической родине она никогда не обретет.

Однако большая часть переселенцев лишена даже надежды на изменения: за несвоевременное обращение статус они утратили. И тут все законно: сами ведь не обратились, и суды в таких случаях стоят на стороне государства. Но ведь проблема у людей не решилась. "Я давно уже ни за кого не голосую на выборах, не хожу в поликлинику, и не пользуюсь пенсионными льготами, потому что я бомж в буквальном смысле этого слова. Я гражданин России, пенсионер, ветеран труда и в то же время я никто, меня как будто нет". - пишет бывшая жительница Узбекистана.

Люди искренне недоумевают: почему Россия не видит своих граждан, не по своей вине оказавшихся в беде, почему строго исполняется закон, когда речь идет о выполнении обязательств вынужденными переселенцами и всегда находятся объяснения и оправдания для неисполнения обязательств государства перед своими гражданами.

Меня просто поражает та легкость, с которой федеральные чиновники возвращают, оставляют без рассмотрения принятые от людей ходатайства.

П. родилась в Свердловской области, длительное время проживала в Туркменистане. В 1999 году получила разрешение на переезд из Туркменистана в Российскую Федерацию и предоставление статуса переселенца. В декабре 2001 года П. также подала в российское консульство документы на получение российского гражданства. Ответ получила только в конце 2003 года после многочисленных жалоб и моего обращения к Э.А.Памфиловой. Сначала ее уведомили, что ходатайство будет рассмотрено в феврале 2004 года. В августе опять после подачи жалоб пришел уведомление о том, что Комиссия по вопросам гражданства при Президенте РФ отложила рассмотрение ходатайства до переезда на территорию России на постоянное жительство. Я пыталась защитить права переселенки два года, при содействии В.П.Лукина добилась того, что Указом Президента РФ она была принята в российское гражданство. Отстояла одного человека, а сколько осталось. Аналогичные жалобы получаю и я и мои коллеги в других регионах. Люди узнавали о том, что рассмотрение ходатайств отложено спустя 2-2.5 года!

Формальным отношением поручений чиновниками фактически издевательством над людьми обернулись гуманные и своевременные решения Президента России. Далеко не все юноши, не имеющие российского гражданства и по ошибке отслужившее в рядах российских вооруженных сил, смогли быстро получить гражданство через военкоматы. После внесения изменений в законодательство, упрощения порядка приобретения гражданства многие принятые к рассмотрению в военных комиссариатах документы были возвращены, юноши получили их обратно спустя несколько месяцев для того, чтобы доработать и вновь подать на рассмотрение, но уже в паспортно-визовую службу по месту жительства.

Много обид принесла еще одна инициатива Президента РФ. Не думаю, что решение о приеме в российское гражданство всех участников Великой Отечественной войны готовилось и принималось в течение одного дня. Только вот сообщили об этом в Паспортно-визовое управление Свердловской области в конце рабочей недели, дав срок на оформление и оповещение населения три дня, два из которых пришлось на выходные дни! Стоит ли удивляться, что многие ветераны узнали о решение Президента слишком поздно!

Я полагаю, что сегодня необходимо принимать срочные меры, комплекс мер, направленных на привлечение русскоязычным мигрантов из стран СНГ. Это и изменения в законодательстве, создание центров адаптации. Но этого недостаточно. Необходимо менять отношение к переселенцам. Ведь речь идет о большой группе людей, о соотечественниках, оказавшихся за границей не по своей воле, зачастую направленных поднимать хозяйство союзных республик после окончания высших учебных заведений. Они возвращаются на свою единственную историческую родину, зачастую лишившись всего нажитого имущества. Разочарования, обиду за негостеприимный прием, за обманутые ожидания они переносят на представителей стран СНГ, проживающих в России. Нерешенные проблемы вынужденных переселенцев могут послужить очагом напряженности в обществе, породить в будущем межнациональные конфликты.