Миграция как фактор развития Дальнего Востока

Е.Л. Мотрич
Хабаровск

После начала индустриализации на Дальнем Востоке проблемы его слабой заселенности определили и проблемы дефицита трудовых ресурсов. Решить эти проблемы можно было путем привлечения населения. Миграционные потоки, ориентированные на Восток принесли результаты. Вплоть до 1991 г. темпы роста населения были самыми высокими в России (Рис. 1).

Рис. 1. Численность населения Дальнего Востока, по данным Всесоюзных переписей, млн. чел.
(1991 г. по данным текущего учета населения)

Последняя зафиксированная максимальная численность населения на Дальнем Востоке - 8 056, 6 тыс. чел. была отмечена по состоянию на 1 января 1991 г. Именно в этом году впервые численность населения снизилась. Демографическая ситуация стала складываться под воздействием кризиса экономики и снижения уровня жизни населения, трансформации социально-экономической системы, несовершенной системы социальной защиты семей с детьми, видоизменений приоритетов в ценностных ориентациях.

На 1 января 2005 г. на Дальнем Востоке проживало 6,6 млн. чел. Это меньше, чем было в 1981 г. За период после переписи 1989 г. регион потерял 16,5 % собственного населения (Таблица 1).

Таблица 1. Изменение численности населения по территориям Дальнего Востока

Территория Численность населения, тыс. чел. Изменение численности населения за 1989-2004 гг. 2005 г. в % к 1989 г.
1989 г. 2005 г.
Российская Федерация 147400,5 143474 -3926,5 -2,7
Дальний Восток 7940,7 6593,0 -1347,7 -16,5
Республика Саха(Якутия) 1081,4 950,7 -130,7 -12,1
Еврейская АО 216,0 188,8 -27,2 -12,6
Чукотский АО 156,9 50,7 -106,2 -67,7
Приморский край 2258,4 2035,8 -222,6 -9,9
Хабаровский край 1608,5 1420,2 -188,3 -11,7
Амурская область 1057,8 887,6 -170,2 -16,1
Камчатская область 466,1 352,1 -114,0 -24,5
Магаданская область 386,0 174,7 -211,3 -54,7
Сахалинская область 709,6 532,4 -177,2 -25,0

Регион стремительно теряет свою долю в общей численности населения России - 4,6 % (в 1991 г. - 5,4 %), а удельный вес в территории - 36,4 %. На кв. км всего1,1 чел. (Рис. 2).

Рис. 2. Доля Дальневосточного федерального округа в территории и населении России в 2005 г.

Каковы региональные особенности, факторы, влияющие на формирование и рост человеческого потенциала?

Первое - это естественное воспроизводтво (рождаемость, смертность, продолжительность жизни).

Показатели рождаемости всегда были более благоприятными, чем в России. Но сокращение рождаемости на ДВ было более интенсивным (Рис. 3).

Рис. 3. Динамика коэффициентов рождаемости (на 1000 чел. населения)

После 2000 г. заметен рост коэффициентов рождаемости. Но это мифический "демографический взрыв" и он не должен порождать иллюзий, поскольку нынешний коэффициент рождаемости ниже уровня простого воспроизводства населения. Основные причины социально-экономические: малообеспеченность и низкий уровень социальной защищенности семей с детьми. Появление очередного ребенка приводит к понижению дохода семьи.

Возобновление поколений осуществляется по пути сужения числа последующих поколений относительно предыдущих. Для численного равенства поколений суммарный коэффициент рождаемости не может быть ниже 2,15. Пока на Дальнем Востоке восполняется всего 68,4 % от необходимого числа рождений (Рис. 4).

Рис. 4. Необходимый и существующий уровни замещения поколений
на Дальнем Востоке в 2004 г.

На рис. 4 видим разрыв между необходимым и существующим уровнями замещения поколений.
"Вклад" в недопроизводство населения и на состояние репродуктивного здоровья женщин вносят аборты. Их число превышает число родившихся. Соотношение числа абортов на 100 родов в 2004 г. составило в России 122, на Дальнем Востоке - 140. Только за один 2004 г. регион потерял порядка 100 тыс. детей из-за насильственной смертности (т.е. нерожденных жертв насилия). Это показывает, что при условии улучшения социально-экономической ситуации есть резервы роста рождаемости, а, следовательно, значимые резервы восстановлении человеческого потенциала за счет имеющихся ресурсов.

В дополнение к низкой рождаемости, начиная с 1993 г., установился неприемлемо высокий уровень смертности. Смертность на Дальнем Востоке увеличивается темпами, превосходящими аналогичный показатель по России (Таблица 2).

Таблица 2. Динамика коэффициентов смертности в ДФО за 1993-2004 гг.

Территории Умершие на 1000 чел. населения Темпы роста коэффициентов смертности, %
1993 г. 2004 г.
Российская Федерация 14,5 16,0 10,3
Дальний Восток 11,8 15,0 27,1
Республика Саха (Якутия) 8,8 10,2 15,9
Еврейская Автономная область 12,9 17,0 31,8
Чукотский Автономный округ 7,6 12,2 60,5
Приморский край 13,0 15,7 20,8
Хабаровский край 12,4 16,0 29,0
Амурская область 12,0 17,2 43,3
Камчатская область 9,9 12,2 23,2
Магаданская область 11,1 13,4 20,7
Сахалинская область 12,1 16,2 33,9

Высокие показатели смертности, свидетельствуют о наличии сверхсмертности.

Смертность в России и на Дальнем Востоке до 2 раз выше, чем во многих развитых странах.

Таблица 3. Коэффициент смертности в 2004 г. (на 1000 чел. населения)

Страна Коэффициент смертности
Российская Федерация 16,0
Дальний Восток 15,0
Великобритания 10,3
Германия 9,2
Италия 9,7
Франция 9,1
Япония 7,6
Республика Корея 5,2
КНР 6,4

Следовательно, острота депопуляционной ситуации формируется не только за счет сужения базы воспроизводства (низкой рождаемости), но, прежде всего, за счет высоких издержек (сверхсмертности).

Сверхсмертность формируется и за счет более высоких показателей младенческой и детской смертности и смертности населения в трудоспособном возрасте.

В результате пересечения идущей вверх кривой смертности и падающей вниз кривой рождаемости мы имеем своеобразный крест, свидетельствующий о режиме депопуляции и названный в зарубежной литературе за его графическую наглядность "русским крестом" депопуляции (рис. 5).

Рис. 5. Динамика общих коэффициентов рождаемости и смертности на Дальнем Востоке

Процесс депопуляции - это отражение естественной убыли населения. За 1993-2004 гг. коэффициент естественной убыли населения увеличился по Дальнему Востоку на 238,5 %, по России - на 9,8 %. Количественный итог депопуляции за период 1993-2004 гг. составил 225,6 тыс. чел. Депопуляция, к сожалению, имеет долгосрочный характер и происходит под двойным давлением: с одной стороны, очень низкие показатели рождаемости, с другой - катастрофически высокие показатели смертности.

Последствия депопуляции предсказуемы: деформируется возрастно-половая структура населения, население "стареет", сокращается численность экономически активного населения, увеличивается демографическая нагрузка на занятое население (Рис. 6).

Рис. 6. Динамика населения Дальнего Востока по основным возрастным группам, тыс. чел.

Сокращение населения в возрасте младше трудоспособного и рост старше трудоспособного неминуемо ведет к появлению еще одного креста, кроме уже известного демографического. Этот крест показывает, что лиц, вступающих в трудоспособный возраст, будет недостаточно для замещения современного трудоспособного населения. Следовательно, может усугубиться ситуация с обеспечением народного хозяйства рабочей силой (Рис. 7).

Рис. 7. Численность населения Дальнего Востока по основным возрастным группам,
на 01.01. соответствующего года, тыс. чел.

По росту старения населения ДВ - "лидер" в стране. В структуре населения лиц старше 65 лет 9,1 % (против 5,0 % по данным Всесоюзной переписи 1989 г. и 4,8 %, по данным переписи 1979 г.).

Индикаторов старения населения является увеличение среднего возраста населения (Таблица 4).

Таблица 4. Средний возраст населения, лет

Территория 1979 г. 1989 г. 2002 г. 2004 г.
Российская Федерация 34,0 34,7 37,1 37,9
Дальний Восток России 29,5 30,4 33,9 35,5
Респ. Саха (Якутия) 27,2 27,6 30,0 31,7
Еврейская Автономная область 29,9 30,5 32,4 35,0
Чукотский Автономный округ 26,6 27,7 32,6 32,3
Приморский край 30,7 31,8 35,4 36,8
Хабаровский край 30,3* 31,2* 34,3 36,2
Амурская область 29,7 30,5 33,5 35,5
Камчатская область 27,5 28,7 33,4 34,6
Магаданская область 27,7** 28,5** 35,2 35,1
Сахалинская область 29,4 30,8 35,5 36,1

* включена ЕАО как территория, входившая в состав Хабаровского края; ** Включен ЧАО, как территория, входившая в Магаданскую область.

С увеличением среднего возраста растет возраст занятых в экономике, коэффициент демографической нагрузки. На одного работающего жителя на Дальнем Востоке к 2015 г. будет приходиться 6-7 человек - территория иждивенцев. Сокращение население, его постарение будут создавать определенные ограничения для экономического развития региона со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Демографическому кризису сопутствует сокращение средней продолжительности жизни. Ожидаемая продолжительность жизни на Дальнем Востоке не достигает среднероссийского показателя. Среднестатистический мужчина ДФО не доживает до возрастной границы смертности. Таким образом, недоиспользуется его трудовой потенциал.

Показатели величины ожидаемой продолжительности жизни можно рассматривать с определенными допущениями как интегральные показатели, дающие наиболее полное представление о качестве и уровне жизни в определенных социально-экономических условиях.

Ожидаемая продолжительность жизни на Дальнем Востоке (56 лет у муж. И 69 у жен.) ниже в сравнении с развитыми странами.

Таблица 5. Ожидаемая продолжительность жизни, лет

Мужчины Женщины
Среднемировой показатель 64,7 68,9
Япония 76,9 83,3
Швеция 76,4 81,0
Канада 76,2 81,9
Великобритания 74,7 80,0
США 73,5 80,2
Республика Корея 69,0 76,2
Северная Корея 69,0 75,0
КНР 68,1 72,3
Монголия 64,7 67,7

Взаимовлияние регионального экономического развития и народонаселения проявляется через миграцию. Она была прежде, мы уже касались этой проблемы, решающим фактором в формировании населения и его трудового потенциала на Дальнем Востоке России. Доля миграции в общем приросте населения Дальнего Востока была ощутимой. По мере стабилизации экономики сокращались объемы миграционного прироста и, как следствие, уменьшалось значение миграции в формировании демографического потенциала Дальнего Востока.

Таблица 6. Миграционный прирост в ДФО

Годы Миграционный прирост, тыс. чел. Доля миграции в приросте населения, %
1971-1975 222,1 38,3
1976-1980 183,5 37,1
1981-1985 177,0 36,8
1986-1990 85,0 17,8

Общеэкономический кризис, распад СССР привели к тому, что экономика Дальнего Востока попала в состояние затяжной депрессии. Значение миграции в формировании населения региона стало отрицательным. В 1991 г. на Дальнем Востоке величина оттока превысила естественный прирост, что впервые привело к уменьшению общей численности населения. Это уже был тревожный сигнал, свидетельствующий о начале крушения населенческой политики на Дальнем Востоке.
Миграционный отток за 1991-2004 гг. составил 70 % от общего сокращения числа жителей Дальнего Востока, а потому его можно трактовать как некий "исход". Усложняющаяся ситуация в сфере занятости, низкая оплата и неудовлетворительные условия труда, жилищные и другие проблемы явились в условиях экономической нестабильности главными причинами оттока населения из региона. Исчез один из стимулов привлечения населения в регион - преимущество в доходах. Картина территориального движения населения в России изменилась коренным образом, прервав надолго (а может навсегда) движение населения на север и восток страны.

При общем сокращении объемов миграционных потоков на Дальний Восток, значительно вырос удельный вес миграционного обмена между территориями региона (за 1986 - 2004 гг. на 37,9 %). Во внутрирегиональных миграционных потоках преобладает движение мигрантов с севера на юг. При этом наибольшей притягательной силой обладает Хабаровский край. Если с помощью государственной поддержки направление движения населения из северных районов в южные удастся закрепить, то внутрирегиональные миграционные процессы в ближайшее время могут остаться достаточно интенсивными и будут способствовать сохранению местного демографического потенциала, адаптированного к условиям проживания в регионе.

Интенсивно дальневосточное население поглощается в экономических районах России.

Произошло значительное сокращение миграционных потоков, устремленных в ближнее зарубежье (Рис. 8).

Рис. 8. Выбывшие мигранты по направлениям передвижения, %

Дальний Восток в миграционном партнерстве с регионами России в перспективе не может рассчитывать на прирост своего населения за их счет, поскольку их демографический потенциал существенно подорван и это практически невозможно, во всяком случае, до тех пор, пока альтернативные доходы в других регионах остаются более высокими.

Рассматривать, как потенциальных поставщиков населения страны Ближнего Зарубежья тоже не приходится, поскольку небольшое положительное сальдо миграции дают только Казахстан, Кыргыстан и Узбекистан.

Исследования показали, что сокращение населения Дальнего Востока за счет естественной убыли и миграционного оттока примет затяжной характер. После 2010 г. демографическая кривая резко пойдет вниз и к 2025 г. может опуститься до 4,7 млн. чел. Это - численность населения 1959 г. (4834 тыс. чел.). К 2050 г. при неизменности сложившейся демографической ситуации на Дальнем Востоке число жителей может составить всего порядка 4 млн. чел. (Рис. 9).

Рис. 9. Перспективная численность населения Дальневосточного федерального округа, на начало года, млн. чел.

Сокращение численности населения в столь важном для страны стратегическом районе может обернуться непредсказуемыми последствиями для будущего его социально-экономического развития. Если "опустынить" часть своих территорий сейчас, не факт, что будет легко их осваивать заново в дальнейшем. Тем более, что на заброшенные территории могут начать или продолжать претендовать другие государства.

Поведенные исследования убеждают, что развитие человеческого потенциала должно быть введено в систему управления обществом как один из главных показателей эффективности проводимой социальной политики.

Общество не может эффективно развиваться, не совершенствуя производство и не имея на рынке труда рабочей силы необходимого количества и качества. При увеличении доли трудоспособного населения на Дальнем Востоке с 1989 г. и до 2004 г. на 6,7 % количественного прироста трудоспособного населения не произошло (Таблица 7).

Таблица 7. Численность населения Дальнего Востока по основным возрастным группам, на 01.01. соответствующего года, тыс. чел.

Год Младше трудоспособного В трудоспособном Старше трудоспособного
1989 2236 4888 826
2002 1321 4336 1031
2004 1255 4350 1029
2010 1089 4316 1276
2015 1111 3871 1478

Негативные демографические деформации способствовали сокращению экономически активного населения в Дальневосточном федеральном округе, а развал экономики - сокращению численности занятых, росту числа безработных (Рис. 10).

Рис. 10. Динамика структуры экономически активного населения ДФО

В условиях сокращения экономически активного населения Дальний Восток все более нуждается в привлечении ресурсов труда. Основным поставщиком рабочей силы в последние годы стала трудовая миграция и, прежде всего, из Китая.

Китай -1,3 млрд. чел. Правительство КНР осознает, что в течение первых 20 лет ХХ1 века ему предстоит испытывать большой пресс со стороны занятости. В 2001-2005 гг. отмечены самыми высокими темпами роста населения трудового возраста - 13,6 млн. чел. в год. В оставшееся до 2010 г. время численность трудоспособного населения будет ежегодно возрастать на 10 млн.; после 2010 г. рост трудоспособного населения замедлит темпы. К 2020 г. численность населения трудового возраста достигнет 940 млн. чел. Так что Китаю вряд ли удастся в ближайшие 20 лет смягчить напряженность с трудоустройством.

Рост населения трудового возраста привел к тому, что в деревнях насчитывается 150 - 200 млн. излишних трудовых ресурсов. В городах и поселках - 8 млн. человек. Кроме того, есть потребность в трудоустройстве 11 млн. высвобожденных работников. В будущем, судя по приросту населения в трудоспособном возрасте, превышение предложения над спросом рабочей силы приобретет еще более острый характер. Располагая гигантскими трудовыми ресурсами, Китай выдвинул задачу завоевания примерно 10 % мирового рынка (в настоящее время только 2,3 %). Следовательно, иммиграционные процессы будут приобретать размах и не обойдут Дальний Восток России.

В пограничных российскому Дальнему Востоку провинциях Северо-Восточного Китая - 107 млн. чел. В них 3% экономически активного населения - безработные. Вместе с ростом населения увеличится доля безработных, которые оплачиваемое место работы пытаются найти не только на родине (Таблица 8).

Таблица 8. Прогноз демографического развития Дальнего Востока и стран Северо-Восточной Азии, млн. чел.

Регион Годы Изменение численности населения
2004 2010 млн. чел. %
Российский Дальний Восток 6, 6 6, 3 -0, 3 -4, 5
Северо-Восточный Китай (Ляонин, Цзилинь, Хэйлунцзян) 107, 3 120, 0 12, 7 11, 2

На рынок труда выталкивает китайцев не только отсутствие работы, но низкодоходная занятость. Для китайцев организовать бизнес в России считается престижнее, чем тот же бизнес внутри Китая.

Дальнему Востоку, в свою очередь, не обойтись без привлечения ресурсов труда. ДФО в настоящее время удовлетворяет определенную часть потребности в притоке ресурсов труда за счет международной трудовой миграции. Китайцы занимают и в будущем тоже будут занимать определенные ниши в экономике и на рынке труда на Дальнем Востоке России (Рис. 11).

Рис. 11. Иностранная рабочая сила в ДФО в 2005 г.

Китайская рабочая сила больше всего используется в Приморье, Амурской и Еврейской автономной областях.

Китайские трудовые мигранты практически не конкурируют с резидентами региона на российском рынке труда. Несмотря на безработицу, местное население не стремится занять те свободные ниши на рынке труда, где требуется выполнять неквалифицированную, грязную и низко оплачиваемую работу.

Проведенный анализ спроса на рабочую силу позволяет сделать вывод, что количество иностранных граждан на рынке труда будет увеличиваться. К 2016 г. в регионе трудоспособного населения будет меньше, чем в 1991 г., на 1 млн. чел..

Какова бы не была выгодность использования иностранной рабочей силы, она не должна перекрывать разумность их количественного пребывания на Дальнем Востоке. Их должно быть столько, сколько требует жизнь, экономическое развитие региона.

Между тем, определенная часть китайских граждан свои планы на будущее связывает с Россией. Опрос китайцев, проведенный автором, показал: в планах 22,0 % работающих китайцев - получить гражданство Российской Федерации, 54,9 % хотели бы, накопив определенный стартовый капитал, расширить свое дело в Российской Федерации; только 29,4 % собираются вернуться в Китай и там организовать свое дело.

Выявлен примечательный факт. Считалось, что в Россию и на Дальний Восток приезжают из Китая в поисках работы лишь те, кто там ее лишен. Такое мнение не совсем справедливо (Таблица 6).


Таблица 9. Распределение ответов респондентов на вопрос: "Чем Вы занимались в Китае перед приездом в Россию?"

 Вариант ответа 2002 г. 2004 г.
Работал на постоянной основе 45,7 56,9
Имел временную работу 5,7 ….
Имел разовую, случайную работу 2,9 ….
Имел собственный бизнес 11,4 25,5
Студент, учащийся 22,9 9,8
Безработный 5,7 7,8
Другое 5,7

За 1999-2002 гг. получили вид на жительство в регионе 701 гражданин КНР, а приобрели гражданство 71 человек. В выдаче вида на жительство лидирует Амурская область, а в получении гражданства - Приморский край. Смешанных браков к настоящему времени в округе 228, из них 155 в Приморье.

Местное население по - разному реагирует на присутствие китайских граждан на своей территории, но преобладает отрицательное отношение. Поэтому в ответе вопрос "Существует ли опасность увеличения присутствия на территории Дальнего Востока китайцев", тоже преобладают негативные оценки (Таблица 7).

Таблица 10. Распределение ответов респондентов на вопрос: "Существует ли опасность увеличения присутствия китайцев на Дальнем Востоке?", %

Вариант ответа Выборочная оценка в пограничных городах Экспертная оценка
«да» 68,3 84,6
Скорее «да», чем «нет» 20,9 15,4
«нет» 4,7 -
Затрудняюсь ответить 6,1 -

Местное население чувствует угрозу от все увеличивающегося китайского присутствия на своей территории, понимания того, что в регионе помимо официально прибывших по трудовой или туристической визе китайцев, имеет место неконтролируемая миграция. Только за 2000-2002 гг.за пределы ДФО выдворено (депортировано) 10320 чел., незаконно прибывших и проживавших на территории региона.

Столь высокие показатели чувства опасности подтверждены в ответах местных жителей на вопрос "Должна ли Россия предоставлять китайцам жилье, работу, гражданство, право приобретения земли". Каждый третий считает, что не должна.

Настороженность местного населения определила оценку характера российско-китайских отношений. В ответе на вопрос: "Как Вы оцениваете характер российско-китайских отношений?" - более трети опрошенных заявили, что Китай представляет угрозу, значительно меньше оказалось тех, кто считает, что Россия и Китай - надежные партнеры. Это позволяет предположить, что люди чувствуют скрытую угрозу, исходящую с Востока, поэтому российско-китайские отношения характеризуют как не слишком радужные, и от будущего не ждут ничего хорошего, понимая, что "Китайский вопрос - это вопрос дальнейшего существования России".
В настоящее время для России, безусловно, важно определить значимость китайского фактора для экономического, геополитического, регионального развития. Основная угроза позициям России на Дальнем Востоке - вовсе не "желтая опасность", а "рыночный" упадок России. Субъективное ощущение "китайской угрозы" - лишь "кривое зеркало" реальной угрозы упадка (и распада) самой России.

Возможность использования трудового потенциала из КНР делает необходимым решение несколько основных проблем:

Сохранение и наращивание человеческого потенциала на Дальнем Востоке России остается актуальным для страны, поскольку Дальневосточный федеральный округ - это форпост России на ее восточных рубежах. Сложившиеся тенденции в воспроизводстве и миграционной подвижности населения в регионе вызывают определенную озабоченность, поскольку демографическая самодостаточность региона - один из факторов национальной безопасности. Следовательно, относительно Дальнего Востока нужна протекционистская политика, если мы не хотим потерять эту территорию.

Презентация PowerPoint - 376 КБ