Миграционная политика Советского государства в 1920 – 30-е гг. Региональные особенности
(на примере Ставропольского края)

Бельтран В.Х.
Ставрополь

С начала своего существования Советское правительство стало осознавать необходимость государственного регулирования миграционных процессов.

Уже в октябре 1917 г. в соответствии с законом о социализации земли переселенческая политика изменилась коренным образом. Если в царской России значительная часть расходов по переселению оплачивалась самим переселенцем, то теперь все бремя расходов брало на себя государство (1).

Первые попытки проведения организованной миграционной государственной политики в отношении бывших помещиков и кулаков начались еще в 1924 году.

Наркомзем РСФСР и административно-финансовое Управление 28 ноября 1924 года разослало областным и губернским земельным управлениям циркуляр № 2887, в котором приказывается ускорить работу по выселению бывших помещиков «с тем, чтобы эта работа с уборкой урожая 1925 года была закончена». Предлагалось всех помещиков и крупных землевладельцев выселить из их бывших имений в административном порядке, независимо от оформления ими своих прав на землю, причем это не должно было влечь за собой никаких расходов со стороны правительства. Говорилось, что выселяемые в этом порядке «земледельцы-кулаки могут быть наделены землей лишь за пределами своих губерний», выселяемые же бывшие помещики «могут наделяться землей лишь в тех губерниях республики, в которых не имелось поместных владений» (6).

9 января 1925 года Терское окружное земельное управление сообщает, что по постановлению Терской окружной комиссии по выселению бывших помещиков, согласно декрета ЦИК СССР от 20 марта 1925 года по Терскому округу подлежат выселению 33 семейства. Планировалось, руководствуясь циркуляром Наркомзема за №146982/2544, «отправить 20 семейств бывших помещиков на земельные участки в Сибирь в целях предоставления выселяемым возможности заниматься земледелием» (7).

Первоначально крайисполкому был представлен на утверждение список из 49 семей на выселение. На депортацию было намечено 274 человека из Минераловодского, Левокумского, Воронцово-Александровского, Прикумского, Прохладненского, Суворовского, Соломенского и Георгиевского районов Терского округа.

10 ноября 1925 года Терская окружная комиссия по выселению бывших помещиков в присутствии представителей прокурора, Терского окружного земельного управления и ОГПУ было вынесено решение о выселении 17 семей (более 76 человек). Тридцати семьям выселение было отменено. Все их имущество подлежало «муниципализации» (8).

Следует отметить также, что в пределах Северо-Кавказского края этот случай не был единичным – подобные меры практиковались также в Кубанском, Сальском, Черноморском и других округах края (7).

Коллективизация сельского хозяйства внесла свои особенности в переселенческое движение: члены переселенческих колхозов имели преимущества перед индивидуальными переселенцами, а со второй половины 1929 г. крестьяне-единоличники утратили льготы и не участвовали в организованном переселении (1).
Но продолжалось это недолго. Именно крестьяне-единоличники, которых называли кулаками, в конце 20-х – начале 30-х гг. прошлого века составили основу переселенческой политики государства этого периода.

Масштабное переселение зажиточных крестьян на худшие по аграрно-хозяйственным характеристикам территории, сопровождающееся экспроприацией их имущества, на территории Северного Кавказа началось с 10 февраля 1930 года, согласно постановления ЦК ВКП(б) «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации».

Депортации по социальному (расказачивание, раскулачивание, выселение «дворян»), а затем по национальному (немцы, карачаевцы, турки-месхетинцы и др.), конфессиональному («свидетели Иеговы» и др.) и политическому (члены семей врагов народа, «социально-опасные» элементы и др.) признакам стали крайней формой организованной миграции, опиравшейся на весь арсенал силовых средств государства, носившей репрессивный и античеловеческий характер (2).

Ставропольский и Терский округа быстро заняли одно из ведущих мест на Северном Кавказе как по масштабу высылки раскулаченных за пределы края, так и по количеству расселенных здесь кулаков 2-й и 3-й категорий, депортированных из соседних округов Северо-Кавказского края (Сальского, Черноморского, Ростовского и др.). Кулаки 1-й категории выселялись за пределы Северо-Кавказского края – на Урал (3).

На территории Ставропольского округа было образовано 7, а в Терском округе – 23 спецпоселка. В современных границах это 11 поселений в северо-восточных районах края с наиболее сложными для ведения сельского хозяйства условиями. Спецпоселения были максимально обособлены и находились вдали от других поселений, автомобильных и железных дорог (4).

Средняя численность спецпоселков в крае (4553 чел.) превышала этот показатель по СССР в 8 раз (573 чел.). Большая часть поселений располагалась на территории нынешнего Апанасенковского района: в селе Дивном проживало 7078 трудпоселенцев, пос. Кисте (ныне – с. Манычское) – 5105 чел., пос. Новой Кисте (ныне – пос. Вишневый) – 933 чел., Дербетовке – 4536 чел., Малой Джалге – 3282 чел., Киевке – 3281 чел., Белых Копанях – 1230 чел., Трудпоселке № 4 – 4159 чел. На территории Арзгирского района существовало 2 спецпоселка – с. Новоромановка с численностью трудпоселенцев 6012 чел. и с. Петропавловка, в котором проживало 4487 чел. В Левокумском районе располагался 1 спецпоселок – с. Николо-Александровка с численностью 4437 чел. (5).

13 августа 1946 года Совет Министров СССР принял Постановление №1767-1769/ср «Об отмене особого режима в спецпоселках Ставропольского края». Через 10 дней приказ был выполнен, особый режим снят. Решение было объявлено всем поселенцам на общих собраниях в поселках. Полностью ограничения со спецпоселенцев в других регионах страны были сняты только через 8 лет – в 1954 году.