Коммерческая миграция жителей Ставрополья на фоне других городов России

Иванова Т.Д.
Москва

Коммерческая (челночная) миграция представляет собой важную и емкую сферу жизнедеятельности россиян. В этот вид трудовой миграции, созданный самим населением, включены десятки миллионов людей. «Сумки в клеточку» стали неотъемлемой частью городского образа жизни, а челночная миграция – серьезной школой бизнеса и развития рыночных отношений. Кроме того, в условиях экономического кризиса 90-х годов челночная торговля стала наиболее доступным средством, которое позволило значительной части населения повысить свое материальное положение, а некоторой части – просто выжить.

В статье представлен сравнительный анализ результатов исследования трудовой миграции по городам России, которое проводилось в 2000 году в рамках проектов Независимого исследовательского Совета по миграции стран СНГ и Балтии при финансовой поддержке Фонда МакАртуров и Фонда Форда. Было опрошено 315 мигрантских домохозяйств «челноков», в пяти городах России (Москва – 26,7%, Смоленск – 31,7%, Ставрополь – 15,9%, Барнаул – 17,8%, Иркутск – 7,9%). В каждом десятом домохозяйстве (11%) челночной торговлей занимались по два человека. В Ставрополе таких домохозяйств было более трети. Таким образом, было взято 351 интервью, а вместе с членами семьи «челночных» мигрантов общий аналитический массив составил 1012 человек.

Результаты нашего исследования показали, что бизнес «челноков» имеет свою специфику по городам России. Коммерческим бизнесом в основном занимаются главы домохозяйств, и самая высокая их вовлеченность в этот вид трудовой миграции была в Москве (75%) и Барнауле (71%), а самая низкая – в Ставрополе (51%). Зато в Ставрополе, как ни в одном другом городе, в челночном бизнесе активно участвовали женщины – супруги главы домохозяйства – 33%, против 16% в Москве. В Ставрополе бизнес «челноков» оказался самым молодым. Им наиболее часто занимались лица в возрасте 15-39 лет (73%), тогда как в Москве, Смоленске и Барнауле примерно такую же часть составили «челноки» в возрасте 30-49. В Ставрополе наиболее активно в челночном бизнесе участвовали женатые и замужние (79%), они преобладали в Москве, Смоленске и Барнауле, но в меньшей степени (от 64% до 71%).

Есть различия в длительности занятия челночным бизнесом. В Ставрополе более половины опрошенных «челноков» имели стаж работы в коммерческом бизнесе 3-5 лет. Большинство же московских, смоленских, барнаульских и иркутских «челноков» занимались этим видом деятельности 6 лет и более. Это, по всей вероятности, связано с тем, что в Ставрополе бум «челночного» бизнеса начался позже (1996 г.), чем в других городах опроса, пик которого пришелся на 1992–1994 годы.

Имела свою специфику и география поездок «челноков» за товаром. География первых поездок основной части ставропольских и барнаульских «челноков» была ориентирована на внутренний рынок (63% и 73% соответственно), а вот московские и иркутские «челноки» впервые за товаром выехали за пределы бывшего СССР (88% и 92% соответственно). Первые поездки смолян примерно в равной пропорции были направлены как на внутренний (46%, в основном в Москву – 44%), так и внешний (49%, в основном в Варшаву – 42%) рынки. После августовского кризиса 1998 года в географии поездок «челноков» произошли значительные изменения. Для ставропольских и барнаульских «челноков» еще более притягательными стали внутренние рынки (85% и 80% соответственно). На внутренний рынок переориентировалась подавляющая часть и смоленских «челноков» (80%), из них 70% ездили за товаром в г. Москву. Основная часть московских и иркутских «челноков» продолжали закупать товар за пределами бывшего СССР. Для московских «челноков» еще более притягательной стала Турция (Стамбул) – 38%, в два раза сократился поток в Польшу (с 29% до 14%), возрос поток в Китай, а также в Германию и другие капиталистические страны. Для иркутских «челноков» Китай стал еще более привлекательной страной, и поток увеличился с 64% до 72%.

Результаты нашего исследования впервые показали, как высоко сами «челноки» оценивают эффективность своей деятельности. С помощью трудовой миграции большинству «челноков» удалось решить главные проблемы, связанные с жизнедеятельностью домохозяйств. Наиболее удачливыми в этом плане оказались «челноки» Ставрополя. Им в большей мере удалось приобрести своей семье дорогостоящие товары (88% против 63% в Барнауле), в том числе купить легковую машину (52% против 36% в Барнауле); новую мебель (50% против 32% в Иркутске); электро-радиотехнику (78% против 54% в Москве). Кроме того, торговля позволила большинству семей ставропольских «челноков» хорошо одеваться (78% против 58% в Смоленске).

В меньшей степени ставропольские «челноки» вкладывали свои деньги в материальную поддержку своих взрослых детей, внуков, родителей (24% против 45% в Москве и Барнауле); оплачивали воспитание и образование детей (16% против 64% в Иркутске). Это по всей вероятности можно объяснить более молодой возрастной структурой ставропольских «челноков». В таких домохозяйствах, как правило, еще нет взрослых детей и внуков, а родители еще относительно не стары и сами еще работают.

Следует отметить, что довольно значительной части «челноков» Ставрополя удалось повысить качество жизни своих домохозяйств за счет платных медицинских услуг (48%); хорошего отдыха за границей и в пределах бывшего СССР (44%). Однако по этим показателям жизнеобеспечения домохозяйств ставропольские «челноки» достигли средних результатов. Кроме того, каждому четвертому домохозяйству «челнока» удалось открыть свой бизнес и нанять помощников. И в этом плане ставропольские «челноки» достигли не самых низких (по сравнению с иркутскими), но и не самых высоких (по сравнению с барнаульскими «челноками») результатов.

Высокую эффективность торговой деятельности подтверждает комплекс вопросов анкеты о благосостоянии и условиях жизни домохозяйств «челноков». Здесь наилучших результатов достигли «челноки» Ставрополя. Половина ставропольских «челноков» высоко оценили свое материальное положение: «живут хорошо, без особых материальных проблем». Доля таких домохозяйств в Ставрополе в 3 раза выше, чем у трудовых мигрантов Иркутска. В Ставрополе намного меньше домохозяйств, которые жили «более или менее приемлемо» и «очень бедно» (14%), тогда как в Барнауле таких домохозяйств было более четверти, а в Москве и Иркутске каждое четвертое.

В Ставрополе почти две трети «челноков» высоко оценили свои жилищные условия и ответили, что жилищная проблема у них решена. Таких домохозяйств оказалось меньше всего в Иркутске (32%). В Ставрополе оказалось и меньше домохозяйств «челноков», которых жилье «совсем не устраивало» – 8% против 16% в Иркутске.

В Ставрополе в 3-3,5 раза выше, чем в других городах опроса, доля «челноков», которые высоко оценили и домашнее имущество своего домохозяйства – «у нас есть все, что хотелось бы иметь, все вещи новые и современные». В то же время здесь почти в три раза меньше, чем в Смоленске, Иркутске и Барнауле, бедных домохозяйств, которые все же считали, что «все вещи старые, их пора обновлять/вещей мало, все они в плохом состоянии». Мало таких домохозяйств было и в Москве (12%).

Челночные заработки позволили почти 3/4 семей торговых мигрантов Ставрополя «питаться так, как хочется». Таких семей в 1,5–2 раза было меньше в Москве, Смоленске, Барнауле и Иркутске. Зато в этих городах в 2,5–3,5 раза выше доля семей, которые «питались скромно, продукты покупали подешевле».
Более 3/4 семей челночных мигрантов в Ставрополе «одеваются так, как нравится». Намного меньше таких семей было в других городах опроса челночных домохозяйств. И только единицы семей ставропольских «челноков» одевались скромно, новые вещи покупали редко. В других городах доля таких семей в 4,5–5,5 раз больше, чем в Ставрополе.

В Ставрополе самая высокая доля домохозяйств, которым в результате челночной деятельности удалось улучшить свое материальное положение (86%). В наименее выгодной ситуации в этом плане оказались «челноки» Иркутска (64%). Кроме того, в Ставрополе в 3-5 раз было меньше домохозяйств, материальное положение которых «почти не изменилось».

Следует отметить, что 78% «челноков» Ставрополя не жалели о том, что стали заниматься торговым бизнесом против 52% в Иркутске, а так же почти 2/3 ставропольских «челноков» собирались продолжить свою деятельность против 50% в Москве.

По оценкам «челноков» самым эффективным по уровню материального обеспечения и условиям жизни оказался коммерческий бизнес в Ставрополе, самым низким по эффективности – у иркутских «челноков», средних результатов достигли московские, смоленские и барнаульские «челноки». Оценки «челноков» – это чисто субъективное восприятие существующих жизненных стандартов материального благосостояния, условий жизни у населения этих городов, которые в значительной степени определяют планку в их оценках, а феномен Ставрополя, возможно, связан еще и с тем, что у более трети домохозяйств этим видом деятельности занимались два члена семьи.