Этническая толерантность в России и способы ее укрепления

Лебедева Н.М.
Москва

Вследствие интенсивности миграционных процессов в современном мире встает насущная задача гармонизации межкультурных контактов на межгрупповом и межличностном уровнях.

Могут ли культурно-различные группы жить в одном государстве на равных правах, без взаимных обид, столкновений, претензий на доминирование? Если могут, то каковы этнокультурные и социально-психологические факторы, лежащие в основе толерантного межэтнического взаимодействия и взаимовосприятия? Как рост значимости этнической и религиозной принадлежности у народов России, вызванный распадом коммунистической идеологии, влияет на рост этнической и конфессиональной толерантности-интолерантности?

Все эти вопросы вызваны реальной практикой межэтнического взаимодействия в России последнего десятилетия, когда распад СССР и последующие межэтнические конфликты, как по периметру России, так и внутри ее, заставили специалистов – гуманитариев обратиться к проблеме этничности и этнической толерантности в поликультурных регионах.

На территории России много исторически сложившихся поликультурных регионов, где веками жили представители разных этнических и культурных групп. Такими регионами, в частности, являются Поволжье, Башкортостан, республики Северного Кавказа, Краснодарский и Ставропольский края и многие другие. Живущие в этих регионах народы можно рассматривать как единую систему этнических групп, как некий надэтнический социальный феномен. В сходстве исторических судеб, образа жизни, менталитета народов поликультурного региона заложены мощные основы для мирного, толерантного сосуществования.

На первом этапе реализации федеральной целевой программы в 2001-2002 гг. специалистами-этнопсихологами Института этнологии и антропологии РАН проводилась научно исследовательская работа по теме «Психология национальной напряженности», нацеленная на выявление социально-психологических факторов этнической толерантности-интолерантности в поликультурных регионах России.

В результате эмпирических этнопсихологических исследований межэтнического взаимодействия представителей свыше 20 этнических групп были выявлены социально-психологические факторы, влияющие на проявления этнической интолерантности в сфере межгруппового взаимодействия и взаимовосприятия: позитивность – негативность и четкость – амбивалентность этнической и конфессиональной идентичности, величина культурной дистанции, степень религиозности и длительность совместного проживания. Все эти факторы являются универсальными и влияют на этническую толерантность-интолерантность во всех обследованных регионах (Южный Федеральный округ, Поволжье (Самарский край), республика Башкортостан, Коми-Пермяцкий округ, Карачаево-Черкесия).
По итогам реализации первого этапа Федеральной целевой программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001-2005 годы)» в рамках темы «Психология национальной напряженности», нами был подготовлен блок рекомендаций для правительственных органов. В блоке рекомендаций содержится описание мер, которые способны привести к повышению этнической толерантности в поликультурных регионах России, а также к снижению межэтнической напряженности.

Кратко охарактеризовать содержание рекомендаций можно следующим образом.

1. В поликультурных регионах с длительной историей совместного проживания этнических групп (например, в Башкирии, Поволжье) выраженного межэтнического противостояния не наблюдается. Поэтому рекомендации для данных регионов могут сводиться к тому, чтобы в целом поддерживать позитивную и четкую этническую идентичность у народов, населяющих данные регионы. Это может достигаться следующими способами.

А. В процессе образования, путем введения различных факультативов и предметов, направленных на изучении культур народов, населяющих данный регион. Это будет способствовать как увеличению этнокультурной компетентности детей, так и повышению позитивности их собственной этнической идентичности

Б. Работа по развитию этнического самосознания должна сочетаться с интенсивной работой по развитию личности молодых людей, воспитанию самостоятельности и социальной ответственности. Это позволит, с одной стороны, предотвратить развитие излишней, тормозящей самоактуализаторские стремления в зависимости от этнической группы. С другой стороны, не допустит перехода самоидентификации с этнической группой в этнофанатизм и национализм.

В. При проведении городских мероприятий в поликультурных регионах желательно учитывать, что на них присутствуют ��е только представители титульной и доминирующей наций, но и представители многих других этносов. То есть, не нужно забывать о потребности индивида быть включенным в позитивно оцениваемую группу, интересы которой учитываются. Тогда количество причин, по которым индивидам свойственно проявлять этническую интолерантность, отстаивая права своей этнической группы, уменьшится.

Г. В целом нами отмечается, что во всех регионах с длительной историей совместного проживания представителей различных этнических групп, этнической толерантности будет способствовать формированию «надэтнической» общности. Такая общность должна быть сформирована не по этническому, а по региональному признаку. Это будет способствовать объединению этнических групп в составе региона и повышению их взаимной этнической толерантности.

2. Для регионов, в которых высокая поликультурность является следствием интенсивной миграции последнего десятилетия и наблюдается значительный уровень межэтнической напряженности (в нашем исследовании это Южный федеральный округ), кроме вышеуказанных четырех рекомендаций были разработаны дополнительные рекомендации по снижению межэтнического противостояния.

А. Для снижения интенсивности проявления негативных межгрупповых процессов и уменьшения силы противостояния представителей различных этнических групп, нужна работа по включению мигрантов в совместную деятельность с местным населением. При этом целесообразно начинать с глав диаспор и старейшин.

Б. Для снижения влияния культурных различий на уровень этнической интолерантности необходим социально-психологический тренинг межкультурного взаимодействия, направленный на выработку навыков межкультурного диалога. Проведение таких тренингов в первую очередь целесообразно начать с главами диаспор и старейшинами, со всеми лицами, занимающими руководящие посты, учителями школ, и затем с другими категориями населения.

В. Для обучения правильной интерпретации проведения представителей инокультурных групп целесообразным будет создание специальных социально-психологических методик обучения конструктивному межэтническому взаимодействию, например, получивших уже широкое распространение за рубежом т.н. «культурных ассимиляторов».

Г. Некоторые результаты исследования позволяют пока предположить, что сама по себе длительность взаимодействия мигрантов с коренным населением области связана с мобилизационными процессами в среде мигрантов. Эти процессы нежелательно выпускать из-под контроля.

Д. Анализ полученных данных указывает на то, что казачество становится реальной базой для объединения русских. Среда лидеров казачества становится естественным ядром для возможного формирования русского движения. Государству целесообразно было бы найти место казакам в социальной структуре. Нужна реальная долгосрочная политика по отношению к казачеству.

Е. Целесообразно, например, знакомить сотрудников милиции и другие органы безопасности с разнообразием поведенческих навыков людей из разных регионов или проводить тренинги, развивающие рефлексию по поводу негативных этнических стереотипов и блокирующие агрессивные реакции.

Ж. Важно готовить работников органов образования, особенно школ, к работе с полиэтничными коллективами учащихся таким образом, чтобы они избегали и предотвращали дискриминационные практики и конфликты.

З. Поскольку основой этнической толерантности является социально-психологическая общность, образованная по региональному (территориальному), а не по этническому признаку, было бы неплохо в поликультурных регионах отказаться от дихотомии «титульные – нетитульные» и «коренные – некоренные». Невольная иерархия, задаваемая этой дихотомией, может привести к обостренной борьбе за статус и влияние в республике, соперничеству национальных кланов и к тому, что борьба за политическое и экономическое доминирование в любой момент может перерасти в межэтнические конфликты и столкновения.

И. Как показали данные нашего исследования, основой этнической толерантности является позитивная этническая идентичность, а негативные компоненты этнической идентичности приводят к этнической нетерпимости. Позитивная этническая идентичность формируется у народов, знающих и любящих свою культуру и историю. На это имеет право каждый народ. Национально-культурные движения, способствующие возрождению языка и культуры малых народов России – это, безусловно, прогрессивное явление нашего времени, и согласно данным исследования, представители всех опрошенных нами этнических групп республики, включая русских, относятся к этому положительно. Необходимо, чтобы этот интерес к культуре своего народа способствовал формированию позитивной этнической идентичности, а не муссировал тему взаимных прошлых обид, опыта национальног�� унижения, дискриминации и т.д., поскольку это – негативные компоненты этнической идентичности, лежащие в основе этнической интолерантности.

Особенно сложная проблема в поликультурном регионе – наличие групп с отличающейся культурой и религией. Согласно известной гипотезе С. Хантингтона, в будущем нация-государство уступит свою роль «источника идентификации» религии, нередко в форме фундаменталистских течений и основные очаги конфликтов-противостояний будут проходить по так называемым линиям «разлома цивилизаций», одной из которых он считал линию православно-христианского и мусульманского противостояния. Отечественная наука предлагает другую модель возможного сосуществования народов с отличающейся культурой и религией – комплементарную (или дополнительную), в которой более традиционалистски ориентированные культуры живут в неком симбиозе с культурами более модернизированными (Савва, 1997). Нам кажется, что наличие групп с отличающейся культурой и религией в поликультурных регионах (в частности, русских) играет стабилизирующую роль, поскольку именно они являются проводниками идеи равенства людей вне зависимости от национальной и религиозной принадлежности, они видят основу единства этносов республик в региональной и психологической общности, «заземляя» накал этнических страстей. Поэтому, на наш взгляд, существование таких групп придает всей сложной системе межэтнических отношений в поликультурном регионе устойчивость и стабильность. Следовательно, политикам необходимо обратить на это особое внимание и создавать условия для того, чтобы миграция представителей этих групп не приобретала массового характера.

Помимо вышеуказанных, на этническую и конфессиональную толерантность-интолерантность оказывают действие и следующие социально-психологические факторы:

а) степень этнокультурной компетентности;
б) психологическая готовность к межкультурному и межконфессиональному диалогу;
в) опыт и навыки межкультурного взаимопонимания и взаимодействия.

Все эти параметры поддаются формированию и развитию и нуждаются в профессиональной разработке средствами просвещения и социально-психологического тренинга межкультурного взаимодействия.

В рамках второго этапа федеральной целевой программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001–2005 годы)» при выполнении проекта по теме «Разработка механизмов повышения эффективности межконфессионального и межэтнического диалога» ведущими специалистами Института этнологии и антропологии РАН, кафедры социальной психологии МГУ им. М.В. Ломоносова и кафедры социальной и этнической психологии МГСА было подготовлено учебно-методическое пособие «Тренинг этнокультурной компетентности».

Программа тренинга межкультурной (этнокультурной) компетентности была нацелена на осознание культурной обусловленности общения и поведения человека, преодоление этноцентризма, этнической и конфессиональной предубежденности и ксенофобии, что призвано способствовать личностному росту, формированию этнической и конфессиональной толерантности в сфере повседневного межкультурного взаимодействия.

Кроме этого, в данный проект был заложен исследовательский блок, с помощью которого мы стремились проследить динамику межкультурного восприятия и межгрупповых оценок участников тренинга, что позволило оценить эффективность тренинга межкультурного взаимодействия.

Данное учебно-методическое пособие, отвечающее современному научному уровню и насущным потребностям российского общества, может быть использовано для подготовки к эффективному межкультурному диалогу разных слоев населения во всех поликультурных регионах России и за ее пределами.

Предлагаемые в пособии программа и методы тренинга межкультурного взаимодействия, опробованные на практике, могут также способствовать психологической подготовке государственных служащих разных уровней к конструктивному межэтническому и межконфессиональному диалогу, исключающему этнокультурное невежество и скрытую ксенофобию и интолерантность, которые, к сожалению, характерны для руководителей всех уровней в современной России. Это, на наш взгляд, послужит в дальнейшем искоренению скрытой этнической и конфессиональной дискриминационной политики и практики и послужит выработке адекватной государственной и региональной политики в поликультурной России. В настоящее время ведется разработка тренинга межкультурного взаимодействия для полиэтнических школ Южного Федерального округа.

Все это в целом должно привести при грамотном практическом использовании предложенных методов к снижению межэтнической напряженности, к повышению этнокультурной и психологической компетентности представителей органов власти, к более адекватному пониманию специалистами и практиками сложной природы национальной напряженности в современной России, и, следовательно, к более эффективному межэтническому и межконфессиональному диалогу в поликультурных регионах нашей страны.