Миграционные мифы Краснодарского края и опыт интеграции мигрантов в местное сообщество

Савва М.В.
Краснодар

Миграция является важнейшим фактором этнополитической стабильности региона. Поликультурные регионы России представляют собой социальные системы с разной степенью сбалансированности межгруппового взаимодействия. В регионах с длительной историей сосуществования разных этнических культур процессы интеграции будут преобладать над процессами дифференциации. В регионах, где поликультурность является результатом относительно недавних миграций разных этнических групп, процессы дифференциации по этническому и религиозному признакам будут преобладать над процессами интеграции.

В настоящее время можно уверенно говорить о том, что пик миграционного притока в Краснодарский край уже позади. Это подтверждается миграционной статистикой. Миграционный прирост населения Краснодарского края, человек

1990 47136
1992 91855
1995 71957
1997 33295
2002 10849

В учтенном миграционном притоке последних 15 лет процент русских переселенцев на Кубань довольно устойчиво составлял 80–85%, то есть соответствовал доле русских в общем населении края. Так, в 2002 г., по данным Краснодарского краевого комитета государственной статистики, среди всех переехавших на Кубань русские составляли 80,7%, армяне – 5,8%, украинцы – 5,9%.

В то же время в общественном мнении сохраняется мифологизированное представление о влиянии миграции на социально-политическую ситуацию в крае. В ходе проведенного по методике автора в рамках проекта «Юг России – регион национального согласия и мира» исследования (2001 г.) участники фокус-групп в Краснодаре заявляли: «В крае очень много беженцев, которые, естественно, добавляют местному населению проблем. Местные живут в старых домах, а вот, как правило, беженцы, которые оттуда пришли голышом, через год-полтора, так получается, уже живут в нормальных домах», «Через пять лет заполонят они все…» . В ходе массового социологического опроса населения Республики Адыгея, Краснодарского и Ставропольского краев, Ростовской области, проведенного в ходе того же проекта, была зафиксирована достаточно тесная взаимосвязь в общественном мнении миграционной и этнической тематики: отвечая на вопрос о способах решения проблем межнациональных отношений, 15,2% респондентов (четвертый по частоте выбор) отнесли к таким способам ограничение миграции . Среди респондентов, опрошенных на территории Краснодарского края, этот процент был еще выше – 20,6% .

Анализ публикаций печатных СМИ и заявлений представителей краевой власти подтверждает, что политическая элита Кубани все еще живет старыми представлениями о миграции, возникшими 8–10 лет назад, на гребне миграционной волны, в условиях распада СССР и общественного разлада в самой России. Идея пагубности миграции, закономерно возникшая в тот сложный период, успела стать стереотипом – устойчивым схематизированным представлением.

Таким образом, можно констатировать наличие в массовом сознании населения края таких устойчивых представлений, как опасность миграции и большая роль миграции в изменении этнического состава населения.

Для понимания сути этого феномена необходим анализ механизмов формирования стереотипов по поводу миграции. Важнейшим из них является подача материалов на тему миграции в СМИ. Автором осуществлен анализ публикаций в кубанских газетах по данной тематике с 1989 по 2002 гг., ряд выводов которого представлен ниже.

Миграционная тема с 1989 года является одной из самых актуальных для краевых печатных СМИ. При этом акцент делается на иноэтничную (неславянскую) миграцию, в первую очередь на турок-месхетинцев, курдов и мигрантов из государств Закавказья. О высоком уровне тревожности печатных материалов свидетельствуют их заголовки: «Необходимы безотлагательные и действенные меры, чтобы сохранить межэтнический баланс» ; «Министр уехал, а турки остались…пока?» ; «Застолбились курды в Еленовке…» ; «Троянский конь» месхетинской проблемы» ; «Троянский конь и кто его впускает» ; «Рыба ищет, где глубже, а мигрант – где лучше» , «Дорогие» гости» , «Кубанцы не должны страдать от неконтролируемого наплыва мигрантов» , «Барьеры для миграции» . На этом фоне необходимо отметить появление первых публикаций по серьезной и ранее практически не затрагивавшейся проблеме экономической миграции .

По мнению многих экспертов, проблема интеграции вынужденных переселенцев является одной из самых важных элементов социально-политической безопасности региона . Действительно, значительная часть людей, поселившихся в крае в последние годы, рассматривает Кубань как место своего постоянного проживания. В отношении этих лиц меры по сокращению миграции уже не могут действовать, и было бы разумным содействовать их интеграции в местное сообщество в целях снижения риска возникновения конфликтов. В то же время в газетах Краснодарского края данная проблема фактически не проявлена. Единственная публикация, посвященная адаптации мигрантов, является репортажем с совещания, проведенного в Краснодаре главным федеральным инспектором аппарата Представителя Президента в Южном федеральном округе . Стоит подчеркнуть, что, несмотря на вынесенный в заголовок публикации термин «адаптация», само информационное сообщение сводится к обсуждению мер по сокращению миграции. Главный федеральный инспектор является представителем федеральной власти, поэтому можно констатировать отсутствие в краевой прессе в течение последних шести лет публикаций, инициированных краевой властью и посвященных вопросам адаптации и интеграции мигрантов в местное сообщество. Такие публикации имели место лишь в СМИ, не финансируемых из краевого бюджета, в частности, в газете Краснодарской региональной общественной организации «Южный региональный ресурсный центр» «Новая реальность» и региональном приложении «МК-Кубань-Новороссийск-Сочи» .

Несмотря на снижение интенсивности миграции, в самом Северо-Кавказском регионе миграционные процессы остаются достаточно активными. Так, продолжается отток русского населения из республик Северного Кавказа. Те же русские, которые остались в местах прежнего проживания, испытывают, как показывают данные различных исследований, давление как объективных обстоятельств (потеря работы в результате разрушения промышленности), так и, несмотря на усиление федеральной власти, местных национал-радикалов. Последние уже не пользуются, как раньше, активной и открытой поддержкой местной власти (уровня субъекта Федерации и местного самоуправления), но сохраняют влияние на общественное мнение. В.К. Малькова констатирует: «русские, оставшиеся в национальных республиках, борющихся за своей суверенитет и укрепляющих свою собственную государственность, вынуждены как можно скорее адаптироваться к новым условиям, забыв о своем прежнем положении, заменяя прежние системы общественных ценностей на новые, предлагаемые титульными элитами и поддерживаемые национально-республиканскими идеологами» .

Отражение проблемы в краевой прессе несет, как правило, высокий потенциал тревожности. Так, характеризуя ситуацию в соседней Карачаево-Черкесии, специалист пресс-центра Кубанского казачьего войска пишет: «Во время встречи с казаками Усть-Джегутинского районного казачьего общества … казаки Кубани услышали много нерадостного. Видный исламский деятель района утверждает: здесь числится уже две с половиной сотни убежденных последователей ваххабизма, прошедших курс обучения в чеченском центре подготовки ваххабитских лидеров… В апреле текущего года более полутора десятков русских семей района продали свои дома, в мае – еще 20 семей. Тенденция понятна. В прошлом году из Усть-Джерелиевского района выехало почти три с половиной сотни русских. При такой тенденции, если даже взять минимум: семья – три человека, в нынешнем году республику покинет тысяча русских» .

В последние месяцы усилился приток выходцев из Дагестана в Краснодарский край, главным образом в районы и города восточной части края (соседний Ставропольский край уже принял значительное количество переселенцев из Дагестана, специалисты говорят о миграционном пересыщении Ставрополья).

Краевые СМИ до настоящего времени не обратили серьезного внимания на активизацию внутрирегиональной миграции, за исключением нескольких экспертных публикаций . Кроме них, можно выделить лишь материалы, в которых делается акцент на прибытие на территорию Краснодарского края мигрантов – этнических чеченцев. Как правило, для этих публикаций характерен крайне высокий уровень тревожности. Типичным материалом этой серии является статья В. Чернышова «Где ты, патриот Ермолов?», в которой приводится статистика выезда русского населения из Карачаево-Черкесии и попутно указывается, что «зато в поселке Мостовском в минувшем году прописалось без малого 200 чеченцев. Из восьми десятков хозяйственных руководителей русских среди них осталось лишь трое» .

Отсутствие внимания к проблеме внутрирегиональной миграции, выраженное в небольшом количе��тве публикаций на эту тему, иллюстрирует такую особенность кубанского альянса власти и прессы, как консервативность в оценке ситуации. Вновь возникающие проблемы достаточно долгое время не фиксируются и не становятся объектом информационного воздействия. В то же время сформированная несколько лет назад стратегия действий краевой власти остается в силе даже после изменения реальных условий, создавших ее. Ограничительные меры первой половины 90-х годов ХХ в. в отношении миграции на Кубани сыграли свою роль и в настоящее время в прежнем виде исчерпали себя. В результате действия ряда факторов, в частности, настороженного отношения представителей местного сообщества и местной власти, необъективных публикаций в прессе, у групп мигрантов может снижаться уровень готовности к интеграции с местным сообществом. Это приводит к явлению, которое часто называют капсулированием группы. В условиях «чуждого» или даже враждебного окружения группа замыкается в себе, становится похожа на капсулу с твердой оболочкой, отделенную от окружающей среды. Взаимоотношения с местным старожильческим населением сводятся к минимуму, в этих отношениях доминирует настороженность и ожидание враждебных действий. Один из наиболее печальных и показательных примеров капсулирования в нашем регионе – турки-месхетинцы в Краснодарском крае. Подобные случаи требуют особого внимания. Разрушение «капсулы» всегда отвечает интересам как мигрантов, так и местного населения, повышая безопасность тех и других. Практика реализации социальных проектов в Краснодарском крае, в частности, Южным региональным ресурсным центром, говорит о возможности прогресса на пути адаптации и последующей интеграции групп турок-месхетинцев в местное сообщество . Реализация социальных проектов на основе материалов научных исследований является логичным продолжением этих исследований и на современном этапе, в условиях отсутствия готовых социальных технологий интеграции с учетом специфики местных сообществ является единственной оправданной стратегией действий.

По мнению автора, в настоящее время важнейшей задачей для Краснодарского края является объективный показ общественности всех аспектов миграции – положительных, отрицательных, главных и второстепенных. Пока миграция как социальное явление все еще демонизирована, представлена лишь в качестве угрозы. В действительности она, как любое явление общественной жизни, многогранна. Для того, чтобы превращать миграцию из проблемы в ресурс развития, нужно иметь представление обо всех гранях, да и просто научиться относиться к ней с уверенностью в том, что создаваемые ею проблемы – реальные и мифические – могут быть решены ради блага как мигрантов, так и принимающего сообщества. Этой цели служат реализуемые в крае некоммерческими общественными организациями социальные проекты, направленные на отработку в практической деятельности механизмов адаптации мигрантов.