Социальные последствия вынужденной миграции на Ставрополье

Служак О.Ю.
Ставрополь

Расположение Ставропольского края на стыке ареалов расселения русскоязычного населения и народов Кавказа и пестрый этнический состав населения определили масштабы и этническую структуру миграционного потока на его территории. Число вынужденных переселенцев в крае в 1997 г. составляло 65 тыс. человек, из них 42 тыс. прибыли из Чечни. Для сравнения в 1993 г. их было 29 и 18 тыс. человек соответственно. В последнее время Ставрополье стало стратегической зоной, граничащей или находящейся в непосредственной близости от территорий, на которых происходили вооруженные конфликты (Чечня, Ингушетия, Северная Осетия). В этой ситуации миграции из данных регионов принимают вынужденный характер.

Под вынужденной миграцией понимают, «с одной стороны, отсутствие положительных мотивов для переезда, с другой – такое изменение обстановки, когда становится невозможным дальнейшее существование, возникает реальная угроза безопасности…» . Объектами вынужденной миграции, по определению Федеральной миграционной программы, являются все лица, ищущие убежища на территории Российской Федерации . К вынужденным переселенцам, таким образом, относят людей, прибывших или желающих прибыть на территорию Российской Федерации и, как правило, имеющих российское гражданство. В определении подчеркивается, что подобные действия могут быть следствием совершенного в отношении данного лица «насилия или преследования в иных формах, либо реальной опасности подвергнуться насилию или иному преследованию» по расовому признаку или национальной, религиозной (конфессиональной) принадлежности, языку, принадлежности к определенной социальной группе и по политическим убеждениям .

Коренное население видит в мигрантах виновников своего ухудшающегося положения, конкурентов на рынке труда и жилья, где оно само испытывает немалые трудности. Мигранты активно вступили в соперничество за собственность на землю, а также за место в торговле, бизнесе, банковской деятельности. Появление большого числа вынужденных мигрантов ведет к обострению конкурентной борьбы за рабочие места между местными жителями и приезжими. Большое значение в этом плане имеет интенсивная деловая активность армянской, греческой, чеченской, даргинской, корейской диаспор. Неравномерность распределения доходов в обществе иной раз вызывает межнациональные распри и неприязнь. Примеров этому немало: разгром магазинов, принадлежавших чеченцам, коллективные требования выселить из определенных населенных пунктов даргинцев, цыган, армян и других .

В политической сфере вынужденная миграция повлекла за собой обострение отношений между общественными, религиозными и другими объединениями и институтами государственной власти, между общественными объединениями различной направленности. Масса взаимных претензий и обид подпитывает рост правовых коллизий.

Значительную роль в социальных отношениях играют и этнокультурные различия. Стереотипы поведения, религиозные различия, неуважение мигрантов к обычаям и традициям коренного населения, а также наоборот, неприятие коренным населением обычаев и традиций вынужденных переселенцев и беженцев, являются сильным раздражающим фактором. Кроме того, межнациональную напряженность в огромной степени подстегивает приграничный терроризм. Впрочем, основными причинами конфликтов являются, пожалуй, социально-экономические проблемы, связанные с появлением большого числа вынужденных мигрантов, а не этнические различия. Кроме того, «невозможность жить на исторической родине, возникшие проблемы в связи с адаптацией на новом месте расселения, с одной стороны, неприятие, недовольство и раздражение у представителей иноэтнической культурной традиции, с другой, приводит к тому, что беженцы и вынужденные переселенцы становятся потенциальным источником конфликтности» .

Конфликты между коренным населением и вынужденными мигрантами являются самыми значительными по количеству и масштабам. Подобные конфликты наблюдались во многих районах и населенных пунктах края, отличающихся пестрым этническим составом. Отмечена активная позиция казачества в осуществлении насильственных действий.

Например, казаки Пятигорского округа Ставропольского края заявили о своей решимости самостоятельно навести порядок в отношениях с мигрантами из ближайшего зарубежья всеми имеющимися средствами, вплоть до применения традиционных казачьих методов, если власти края и их силовые структуры не будут в состоянии этого сделать.