Трансграничные миграции в Центральной и Восточной Европе: проблемы и опыт регулирования

Региональная общественная организация «Центр изучения проблем вынужденной миграции в СНГ» (Москва) совместно с НПО «Диалог» Будапешт) в рамках научно-практического сотрудничества при поддержке программы «Восток-Восток» Института Открытое Общество провели международный семинар «Трансгараничные миграции в странах Центральной и Восточной Европы: проблемы и опыт регулирования» (Будапешт, 13-14 декабря 2002 года).

В семинаре приняли участие ученые-исследователи, представители министерств и ведомств, занимающиеся проблемами миграции и, в частности, приграничными миграциями, из Венгрии, Латвии, Литвы, Молдавии, Польши, России, Украины, Хорватии, Чехии и Эстонии (30 человек).

Цель семинара - обмен опытом, объединение усилий в изучении и в разработке мер по эффективному регулированию приграничных миграций в странах Центральной и Восточной Европы. Россию представляли шесть экспертов-исследователей.

ПРОГРАММА

13 декабря, пятница

9:30-10.00 Приветствия, представления

10.00-11.30 Пограничный режим: региональные особенности и практика. Председатель: Сечи Балаш

12.00-14.00 Жизнь в приграничных регионах: преимущества и недостатки. Председатель: Жанна Зайончковская

15.00-18.00 Приграничные трудовые миграции Председатель: Белозеров Виталий

14 декабря, суббота

9.30 -11.30 Открытые границы и нелегальная миграция. Председатель: Нандор Зеттиш

12.00-14.00 Диаспоры в Центральной и Восточной Европе: опыт последних десятилетий. Председатель: Ирина Молодикова

15.00-17.00 Продолжение сессии. Председатель: Юдит Тот

17.00 Круглый стол Визовая граница между странами Центральной и Восточной Европы: что в перспективе? Ведущая: Юдит Тот

РЕЗЮМЕ ДОКЛАДОВ

Жанна Зайончковская
Пограничная политика России и ее влияние на миграцию и жизнь населения в пограничной зоне


Доклад резюмирует результаты исследований между государствами СНГ, которые были организованы Независимым Исследовательским Советом по миграции стран СНГ и Балтии.

Исследование проводилось в 2001 году по всему периметру российско-казахстанской границы, в нескольких точках российско-украинской границы, а также на границах между Украиной – Молдавией – Белоруссией, Белоруссией и Россией, Россией и Эстонией. Таким образом были охвачены почти все границы. Исключение составили российско-кавказские границы, вдоль которых не прекращались вооруженные столкновения.

Исследовательская программа включала опросы пассажиров трансграничных поездов местного значения, интервью у лиц, пересекающих границу на автотранспорте, опросы жителей малых городов и поселков, расположенных поблизости от границы, экспертные интервью в администрациях. Значительное внимание было уделено трудовым и коммерческим миграциям. В общей совокупности было опрошено 1200 мигрантов, пересекающих границы между Россией, Украиной и Белоруссией, 1220 – между Россией и Казахстаном, около 500 – между Россией и Эстонией; 1300 жителей приграничных территорий; 140 российских трудовых мигрантов в Казахстане.

Изучались также условия пересечения границ на контрольных пропускных пунктах.

К исследованиям были привлечены эксперты и университеты из всех стран-участниц.

В рамках проекта в 2002 году было проведено 2 семинара – в Киеве и в г. Уральске (Казахстан), по материалам которых издано 2 сборника научных трудов: «Миграция и пограничный режим: Беларусь, Молдова, Россия и Украина», Киев, 2002; «Россия-Казахстан: фронтьерские миграции», Москва-Уральск, 2002.

Настоящий доклад представляет собой первую презентацию итоговых результатов проекта

Агнешка Вайнар
Восточная Граница Польши: политика отчуждения. Ситуация с репатриацией

Цель доклада — представить главные проблемы, возникшие в общественной дискуссии вокруг определения понятия Восточной границы. В фокусе — идея репатриации как формы иммиграции в Польшу.

Последние изменения в польской иммиграционной политике и ограничительные стандарты, утвержденные в заключительной главе “Justice and Home Affairs” создают новую символическую Восточную границу. В 1990-х урегулирование политических формальностей, будучи частью социализации польской политической элиты, которая изучала, как регулировать, ограничивать, руководить и противодействовать «ожидаемым» огромным иммиграционным потоком с польской Восточной границы, не особенно интересовало основное ядро польского общества.

Идея “охраны своих ворот”, возникшая в процессе общественной дискуссии, была привязана к проблеме границы (широко обсуждалось кого пустить, а кого — нет). Как и следовало ожидать, дискуссия сфокусировалась на иммигрантах из бывшего СССР. В польском обществе получила распространение идея о символическом месторасположении Польши как границы между Востоком и Западом Европы, причем Польша считает себя примыкающей именно к Западу. Таким образом возник новый тип негативного «Другого» — иммигранта с Востока. Главная проблема заключается в том, что польские меньшинства, которые были в некотором роде ”открыты” после краха коммунизма, живут также и по ту сторону границы. Символическая идея об этом «Великом Разделении» также влияет на отношение к репатриантам. В работе представлены новейшие качественные обследования репатриантов в Польше, иллюстрируя опыт тех, кто становятся поляками в обществе, которое сопротивляется этому , показывая предписания про-репатриантской политики и то, что п��оисходит на практике. Также рассматриваются текущие юридические проекты, касающиеся репатриантов.

Валерий Мошняга
Добровольная и недобровольная сексуальная миграция из Республики Молдова

Сексуальная миграция является одной из форм современной трудовой миграции. Она порождена социально-экономической ситуацией в стране, экономическим кризисом, бедностью населения. Согласно оценкам специалистов, в Молдове она начинает получать распространение в 1994-1995 годы. Сексуальная миграция представлена в Молдове в обеих формах: и в форме добровольной сексуальной миграции, и в форме недобровольной сексуальной миграции, получившей название трафика живого товара. Сегодня это массовое социальное явление, требующее серьезного анализа, разработки и проведения масштабной государственной политики, многопланового сотрудничества государства и гражданского общества в деле противодействия трафику живых существ.

Трудно сказать какое количество молдавских гражданок занято в добровольной и недобровольной сексуальной миграции за пределы страны. Информация носит неполный, фрагментарный характер. По мнению А. Мындыкану численность молдавских гражданок, занятых проституцией за пределами страны, составляет не менее 10 тысяч человек. Л. Ревенко, сотрудник представительства Международной Организации Миграции (МОМ) в Молдове, ссылаясь на данные социологических исследований, проведенных в рамках МОМ, утверждает, что 23% опрошенных женщин лично знают кого-то, кто был жертвой трафика В таком случае численность лиц, включенных в сексуальную трудовую миграцию, значительно возрастает и превосходит 10.000 человек.

Душан Дрбохлов, Дита Цермакова
Текущая иммиграция в Чехию — Пограничная Зона vis-a-vis изнутри

Как и другие центрально- и восточноевропейские страны, Чехия была вовлечена в процесс перехода/трансформации своего общества в результате строительства нового, развитого, демократического, плюралистического и парламентарного общества, базирующегося на экономике свободного рынка. Этот процесс цементируется и будет цементироваться в дальнейшем - включением стран Центральной и Восточной Европы в различные западные политические, экономические и военные структуры, особенно в структуры стран Европейского Союза. Переходные процессы обычно несут с собой драматические изменения, что влияет на все общественные сферы, захватывая как макро-, так и микро-факторы. Очевидно, широкая международная миграция — один из современных феноменов, связанный с политическими и экономическими организационными структурами — не только в самой Чехии, но и в других странах Центральной и Восточной Европы. Комбинация таких факторов как относительная политическая стабильность, “относительное экономическое процветание”( с точки зрения поддержания разумного уровня жизненных стандартов), данное географическое положение (наличие границ с классическим Западным миром, который не имел коммунистического прошлого), строгие миграционные правила западных развитых демократий вкупе с довольно либеральным законодательством и либеральной практикой по отношению к иммигрантам в странах Центральной и Восточной Европы( во всяком случае в течение многих лет в 1990-е годы) привело к созданию миграционной “буферной зоны” между Западом и Востоком(см. также Wallace — Chmuliar — Sidorenko, 1995). Эта миграционная “буферная зона”состоит из Чехии, Польши, Словакии и Венгрии — стран, которые, несмотря на некоторые важные различия, также имеют много общего в миграционных моделях. Компактная “буферная зона” создает условия для интенсивного транзитного движения, как в пересечении границ с Востока на Запад, так и массивного циклического миграционного движения рабочей силы внутри данной зоны. Миграционные направления в странах «буферной зоны» могут, в добавление к мощным циклическим потокам мигрантов, ищущих работу, быть разделены на следующие части: 1) множество разнообразных типов мигрантов(включая нелегалов и людей без документов); 2) растущий наплыв ищущих убежища и беженцев и небольшой аналогичный поток своих граждан — в обратном направлении; 3)имеющееся стабильное или уменьшающееся число постоянных эмигрантов(граждан Чехии); 4) большое число транзитных мигрантов; 5 )особенно большой поток иммигрантов — в столичные города.

Юдит Тот
Венграм втирают очки

В 2001 Венгерский Парламент принял закон об этнических венграх, живущих в соседних странах, обещая преимущества, статус и упорядоченную социальную солидарность венгерским общинам за границей. Это амбициозное предписание вместе с двумя дюжинами подобных правительственных и министерских указов должно было бы считаться новшеством, введенном для защиты меньшинств, живущих вне исторической родины или в качестве всеобъемлющего инструмента для усиления национальной идентификации. Оба предназначения потерпели фиаско. Причины этого разнообразны. В докладе приведены только некоторые аргументы из международных законотворческих и региональных политических реакций, из свода законов о Диаспоре, который действует на территории Венгрии. Также в докладе рассмотрена система новых преимуществ отечественных политических подмостков и происхождение закона. Авторское заключение довольно провокационно, оно утверждает, что данный закон есть упущенная возможность или случай типичного “втирания очков”.

Балаж Сечи
Ситуация с венгерскими меньшинствами в соседних странах и действие Закона о статусе

Принятие на себя ответственности за национальные меньшинства есть наиболее сложный предмет интерпретации иностранной политики Венгрии сторонними наблюдателями. Многие из них спрашивают, как правительство может принять на себя ответственность за граждан других стран? Не нарушает ли эта словесная формулировка стандарты, принятые обществами демократических государств? Не означает ли это попытку вмешательства во внутренние дела других стран и соответствует ли это “европейским стандартам”? Какова мотивация этого? В самом деле, нетипично, что важность человеческих прав меньшинств провозглашается не только в общих положениях иностранной политики страны, а является морально-политическим заявлением и конкретно касается национальных меньшинств, с которыми Венгрия связана историческими, культурными и неисчислимыми другими нитями и принципами. Необходимо получить более исчерпывающие ответы на все эти вопросы.

Положение каждого национального меньшинства даже в таком небольшом районе, как Центральная Европа, обладает своими собственными, особенными характеристиками. Следовательно, их следует изучать и строить с ними отношения, учитывая их специфические черты. Определенно не существует стандартных путей решения множества конкретных проблем, каждая из которых существует в неком национальном контексте. Моделей решения конкретных проблем, которые можно было бы просто перенести на решение другой проблемы, практически не существует.

Венгрия не может не обращать внимания на проблемы меньшинств, расселенных вдоль ее границ. Это имеет свои исторические и современные причины. Не преследуя тотальные цели, делается попытка проанализировать и рассмотреть различные компоненты, которые составляют точку отсчета размышлений о венгерской иностранной политике, касающихся национальных меньшинств.

Сильва Межнарич
Хорватия: Миграционное законодательство, политика и опыт регулирования

Хорватия с 1990 года сталкивается практически со всеми известными типами миграционных движений: с рабочей миграцией, миграцией диаспоры, с беженцами, с планируемыми и внеплановыми перемещениями населения внутри государства и в приграничных районах, занимается двусторонними и многосторонними урегулированиями. Главный вопрос данного доклада — как руководство по вопросам политического урегулирования, проводит в жизнь различные предписания в случаях немедленного реагирования на ту или иную конкретную ситуацию и на требования реальной жизни. Это первое. И второе — была ли связь между внутренней этнополитикой и миграцией населения?

Эва Ковач, Атила Мелег
Повествовательная методология изучения миграции и миграционные истории в Центральной Европе

Со времени окончания I мировой войны и падения Австро-Венгерской монархии до 1990-х годов миграция в Центральной Европе потеряла свой “натуральный” характер. В течение этого периода Центральная и Восточная Европа испытала на себе политически мотивированные “насильственные” колонизаторские проекты, пережила перемещение крупных миграционных потоков по политической договоренности, перемещения войск и даже трагедию географического переселения и массовые убийства. Все это гораздо более интересно, чем наблюдать, как миграция рассматривается мигрантами внутри этого региона в заново учрежденной либеральной эре, и какой вид narrative identities сформулирует сегодняшняя перспектива.

Путем разработки специальной повествовательной методологии интервью мы исследуем в данной работе связь между историями идентичности и миграции на территории Австро-венгерской монархии, постепенно исчезнувшей к концу 1910-х годов. Данный анализ сконцентрирован на внутреннем рассмотрении миграционных историй, из которых трансильванские венгры мигранты эмигрировали в Венгрию или Австрию, а “венгерские венгры ” двигались внутрь Австрии. Цель данного внутреннего сравнения — определить базовые «историйные» типы и пути, по которым шло создание подобных текстов для того, чтобы создать основу для создания более расширенных шкал международных сравнений и чтобы увидеть, какую роль в создании истории идентичности мигранто�� играют региональное, социальное, политическое и культурное окружение. Позже этот подход будет распространен на мигрантов, прибывающих в различные места, особенно “заокеанские” — такие как Соединенные Штаты Америки и Канада, которые являются также главной целью мигрантов из Центральной Европы. В конце исследования будут сформулированы некоторые гипотезы, касающиеся миграции за океан.

Лууле Саккеус
Приграничные перемещения в районе Нарвы (Эстония) и Ивангорода (Россия)

Нарва и Ивангород ( Яаанилинн) сегодня — приграничные города , разделяющие две страны: Эстонию и Россию. Исторически они составляли две части города Ingermanland, и в течение короткого времени были одной административной единицей. Оба они являются промышленными городами с примерно одинаковой промышленностью. Население обоих городов неоднократно в течение нескольких войн и периодов репрессий изгонялось с насиженных мест. В настоящее время население в обоих городах сформировано не в последнюю очередь в результате миграции.

На территории бывшего Советского Союза Эстония была первой, кто основал пограничный контроль, и к сегодняшнему дню он действует уже 10 лет. Проблемы, с которыми сталкиваются новообразованные пограничные службы, разумеется, были и в Эстонии. Цель данного исследования - население пограничных регионов и условий его существования; – обозначить острые проблемы в пограничных регионах, с которыми сталкиваются люди. Изучение главных проблем поможет найти лучшие решения приграничных перемещений, учитывая интересы и людей, и государств.

Главные проблемы в основном касаются эффективности организации пограничного контроля, бюрократических проблем со стороны России в части предоставления населению нормальных документов для пересечения границы, экономических ограничений для получения визы. Число людей. передвигающихся через границу с обоих сторон неодинаково; главной же причиной поездок является поддерживание контактов между родственниками. Экономическое развитие в Эстонии заставляет поддерживать контакты с Россией менее всего по экономическим причинам, чем по каким-либо другим. Однако, жители Ивангорода, хотя и менее удовлетворенные в определенных жизненных аспектах, все же воспринимают ситуацию как в целом управляемую. Людей не вынуждают уезжать; нет интенсивной эмиграции жителей в другие районы. Около 5-10% планируют двинуться куда-нибудь в ближайшие 2 года, и 25% из них, те, кто часто посещает город по ту сторону границы, собирается перебираться на другое место жительства в пределах своего собственного города.

Зайга Кришьяне
Пограничные регионы и деятельность, связанная с пересечением границ в Латвии

Анализируются главные проблемы, степень сотрудничества в вопросах, связанных с пересечением границ, потенциал развития приграничных регионов в Латвии. Общая длина границ Латвии — 1,4 тыс. км, она граничит с двумя балтийскими странами — Литвой и Эстонией, с двумя странами СНГ — Российской Федерацией и Белоруссией, имеет 15 внутренних границ. Административные, политические, экономические, культурные и образовательные функции сосредоточены в Риге. Централизация основных направлений развития в настоящее время стала более ярко выражена. Две трети иностранных инвестиций сконцентрированы в Риге или ее пригородах. Приграничные районы Латвии связаны с центром. Сотрудничество и связи между пограничными регионами намного слабее из-за того , что по обеим сторонам границы не самая благоприятная ситуация. Это бы могло измениться, если бы некоторые приграничные регионы обрели статус специальной поддержки. Закон о специальной поддержке для пограничных регионов был принят в январе 1997 года.

Государственная граница явилась причиной изменений в отлаженном традиционном экономическом сотрудничестве. Путешествующие поездами стараются миновать Латвию — нет никакой радости в том, чтобы лишний раз пересекать по железной дороге государственные границы.

В бывшем СССР главное значение придавалось развитию индустриальных центров, поэтому данные приграничные регионы не были развиты. Из-за этого в приграничных районах развиты такие отрасли хозяйства, как сельское хозяйство, деревообрабатывающая промышленность, строительная промышленность и разные виды мелкой местной промышленности. Иногда в маленьких городах располагались филиалы крупных предприятий. В результате этого восточные и северные регионы Латвии мало заселены, натуральные ресурсы, например, леса, сохранены. Вдоль побережья Балтийского моря, где были закрытые пограничные зоны, также очевидно присутствие сравнительно небольшой экономической деятельности.

Необходимо указать следующие недостатки приграничных районов:— плохо развитая инфраструктура— перестройка отраслей экономики, уменьшение экономическ��й активности и, в результате этого, рост уровня безработицы— недостаточное использование местных ресурсов— отсутствие инвестиций— удаленность от центра

Сотрудничество в приграничных регионах существует на двух уровнях — местном и региональном. Международное сотрудничество местных правительств Латвии делится на следующие части:— соглашения о сотрудничестве— многосторонние (включающие несколько территорий) проекты — проекты под определенные задачи— проекты в рамках международных программ: PHARE, PHARE CBC, TACIS и т.д.

Себастьян Лазарою
Торговля женщинами. Социологическая перспектива.

Общепринята точка зрения, что торговля женщинами — феномен, с которым закон имеет дело весьма неохотно. Понимание природы этого феномена не может игнорировать необходимость научного, общего подхода со стороны социологической и экономической перспективы. Наше исследование базируется на нескольких предположениях. Во-первых, хотелось бы заметить, что жертвы торговли обычно являются социальными новаторами, которые пытаются найти выход из нестабильной, критической окружающей обстановки. Во-вторых, торговля женщинами — часть феномена циркулирующей миграции ( которую мы называем неудачной циркулирующей миграцией). Поскольку индивиды сталкиваются лицом к лицу с враждебными проявлениями нестабильной окружающей среды, новаторские стратегии не всегда будут достигать успеха. Это зависит от некоторых социальных обстоятельств, но в основном — от некоторых индивидуальных характеристик, таких, как пол человека или наличие капитала, который создает общественные институты и культурологические очертания. Стремление рисковать, хотя и является неотъемлемой частью молодежного менталитета, может служить источником неудач, когда у человека нет возможности овладеть новой для него социальной ситуацией или когда он подвергается гендерной дискриминации.

Данное исследование имеет своей целью найти некоторые доказательства того, что такое явление, как торговля женщинами, тесно связано с некоторыми индивидуалистическими характеристиками и характеристиками окружающей среды.


Юлия Флоринская
Россия–Казахстан: приграничные миграции - взгляд с разных уровней власти

В докладе оцениваются позиции власти и местного населения по отношению к границе и приграничным миграциям на омском участке российско-казахстанской границы. Исследование базируется на изучении литературных источников, прессы, проведении социологических опросов и экспертных интервью с руководителями разного уровня (от районных до областных).

Отношение к проблеме границы и миграций существенно отличается на разных уровнях власти и у местного населения. Позиция представителей областной администрации выражается в следующих терминах: важность и целесообразность приграничных миграций и сотрудничества (экономического, образовательного, культурного и т.д.), желание снять всевозможные препоны, препятствующие этому; нежелательность введения визового режима.

Местные районные руководители, наоборот, не желают замечать никаких плюсов от близости границы (создание новых рабочих мест, снабжение населения более дешевыми товарами и т.д.) и не считают нужным развивать контакты с соседями по ту сторону границы. Более того, они не видят смысла в создании специального облегченного пропускного режима для местных жителей.

Подходам местных руководителей очень близка позиция представителей силовых ведомств, причем как в Омске, так и на местах. Основная мысль: России необходима жестко укрепленная граница, никаких послаблений местному населению делать не нужно, Казахстан – такое же зарубежное государство, как и любое другое. Интересы населения при этом совершенно игнорируются.

Во взглядах местного населения преобладает положительно-равнодушная оценка самого казахстанского соседства. Основное же недовольство вызывают порядки, заведенные на границе и вблизи нее (взяточничество, потеря времени, хамство таможенников и пограничников). Как участники приграничных миграций, так и те, кого проблемы пересечения границы непосредственно не касаются, почти никогда не высказывались за установление настоящей границы, с вооруженными пограничниками, визами и т.д. Как ни странно, но фактически позиция жителей приграничных территорий гораздо больше смыкается со взглядами областного руководства, чем с представителями местных администраций.

Основной вывод: ни о каком единстве взглядов разных уровней власти, о выработке ими согласованной позиции с учетом интересов местного населения, пока речь не идет. И, к сожалению, омский участок границы в этом отношении вполне типичен.

Александр Хомра
Наиболее трансгранично интегри��ованные группы населения

Интеграционная функция границы предполагает как непременное условие своего существования наличие тесно трансгранично интегрированных групп населения. К таковым нами отнесены те жители приграничья, которые в состав своего региона включают территориальные общности по другую строну границы. Попытка выделить группу респондентов, называющих своими соседние регионы Украины и Беларуси, была предпринята при проведении выборочного социологического обследования “Приграничные взаимосвязи населения Украины и Беларуси” (обследование проводилось в приграничных с Беларусью районах Волынской и Черниговской областей в 2001 г., в разработку включено 789 анкет).В условиях, когда границы между союзными республиками выполняли роль административных границ, препятствий для формирования тесно трансгранично интегрированных групп населения практически не существовало. С преобразованием административных границ в государственные потенции формирования и функционирования наиболее тесно трансгранично интегрированных групп населения уменьшились. Сохранение и увеличение в ближайшем будущем таких групп в украинско-белорусском приграничье задано отсутствием в нем четкого этнического разграничения украинцев и белорусов, хотя уже и административно оформленного, наличием родственных и дружеских связей, очень высокой оценкой Беларуси как соседа, высокой ориентацией на интеграцию с Беларусью и Россией. По сравнению с другими опрошенными группа тех, кто назвал своим регионом приграничные районы Украины и Беларуси, была менее дифференцированной по уровню благосостояния своих семей. В их составе значительно меньшей была доля оценивающих благосостояние своих семей как очень низкое (денег не хватает на самое необходимое) и меньшей - доля тех, кто оценивает благосостояние своих семей как высокое и очень высокое (в основном денег хватает, можем даже откладывать; практически себе ни в чем не отказываем, покупка дорогих вещей не вызывает трудностей). К тому же благосостояние семей наиболее тесно трансгранично интегрированных групп опрошенных по сравнению с остальными опрошенными в динамике было более стабильным. В структуре источников доходов семей респондентов, назвавших своим регионом приграничные районы Украины и Беларуси, существенно большей чем в структуре источников доходов семей остальных опрошенных была доля такого источника как доход от частной производственной и торгово-посреднической дельности.

Татьяна Иванова
Незаконные мигранты из Афганистана: маршруты и способы пересечения границ

В данном докладе будут представлены результаты социологического исследования (2002 г.), которое посвящено афганцам. Это одна из наиболее многочисленных и проблемных групп незаконных мигрантов в России не из стран СНГ и Балтии. Они прибыли в Россию в поисках убежища или остались здесь в силу определенных обстоятельств, связанных с выводом советских войск и падением режима Наждибулы в Афганистане.

Присоединение России к Конвенции ООН 1951г. О беженцах и Закон РФ «О беженцах» дает им право претендовать на статус беженца и временное убежище, а также провоцирует новые потоки мигрантов из Афганистана, где по-прежнему сохраняется нестабильная общественно политическая ситуация.

Со времени подписания Россией Конвенции прошло 10 лет, однако ощутимых успехов в определении правового статуса афганцев пока нет, как нет и их полноценного учета. По оценкам лидеров афганских общин, свое присутствие в России они оценивают в 100-150 тыс. человек. Такую же оценку количественного присутствия афганцев в России дали эксперты и сами афганцы в ходе исследования. Предыдущий опыт исследований показал, что в России происходит постепенный процесс накопления незаконных мигрантов из Афганистана, которые не могут реализовать свое право на убежище и достойную жизнь. Официальный статус получили и зарегистрированны по месту постоянного жительства с начала их регистрации (с 02.03.1993 г. на 01.01.2002 г.) всего 491 человек, правовое положение остальных не урегулировано, и власти рассматривают этих ищущих убежища афганцев как незаконных мигрантов, проживающих на территории России.

В докладе будут рассмотрены: причины афганской миграции, основные маршруты и способы проникновения незаконных мигрантов из Афганистана, социально-демографический и экономический потенциал афганской миграции, желание и возможности афганцев легализовать свое положение в России, положение и условия жизни в России, а также их настроение и миграционные намерения.

Кроме того, на основе экспертного опроса, будут даны количественные соотношения законно и незаконно въезжающих афганцев, очерчены проблемы, связанные с их теневой и криминальной деятельностью с позиций социальной безопасности и стабильности в России.

Владимир Мукомель
Этно - миграционная политика в приграничных регионах России

Миграционная политика приграничных регионов России рассматривается в контексте миграционной политики федерального центра.

Анализируется специфика миграционной политики западных регионов, территорий Северного Кавказа, регионов граничащих с Казахстаном, регионов Сибири и Дальнего Востока. Рассматриваются региональные приоритеты, цели и задачи миграционной политики на фоне миграционной, социально-экономической и политической обстановки в регионах.

Особое внимание уделено правовым, организационным и финансовым основам региональной миграционной политики, программам и эффективности региональной миграционной политики. Миграционная политика приграничных субъектов Федерации анализируется во взаимосвязи с национальной (этнической) политикой. Рассматривается комплекс проблем, возникающих в связи с интенсивным формированием «новых диаспор» в российских регионах, замещением переселений временными трудовыми миграциями. Анализируются наработки региональных органов государственной власти по сохранению социально-политической стабильности в приграничных субъектах Федерации.

Елена Малиновская
Приграничная миграция населения Украины в свете расширения ЕС

Временная миграция населения Украины в соседние страны с трудовыми либо коммерческими целями получила в последнее десятилетие широкое распространение. Она служит источником дохода многих семей, средством предупреждения бедности, способом формирования среднего класса и играет в связи с этим чрезвычайно важную роль для сохранения социальной стабильности.

В связи с расширением ЕС и зоны применения Шенгенских соглашений до западных границ Украины возможности поездок граждан в соседние страны в ближайшем будущем будут существенно ограничены.

Среди последствий введения визового порядка поездок можно прогнозировать сокращение трудовой и коммерческой миграции в соседние страны; трудности в осуществлении родственных контактов; активизацию эмиграции для постоянного проживания, прежде всего представителей национальных меньшинств; стремление части временно находящихся за границей граждан Украины продлить там свое пребывание, поскольку возможности новых поездок будут ограничены.

Неизбежной представляется переориентация части миграционного потока на Россию, что однако не решит проблемы вследствие постоянного ужесточения порядка въезда, трудоустройства, переселения иностранцев в Российскую Федерацию.

Трудности с пересечением границы могут также привести к развитию новых форм нелегального выезда и трудоустройства за рубежом и в этой связи расширению поля деятельности для коррупции и организованной преступности по обе стороны границы.

Ограничения свободы передвижения на Запад вызовет у части населения разочарование в европейском выборе Украины, изменение политических предпочтений в ущерб прозападным демократическим силам.

Учитывая серьезные осложнения, которыми чревато для Украины введение виз соседними странами, украинской стороной принимаются в одностороннем порядке решения в отношении упрощения визового режима для граждан ЕС, инициируются переговоры по визовым вопросам, которые, однако, до сих пор не принесли желаемых результатов.