Миграционная ситуация в регионах России.
Вып. 1: Приволжский федеральный округ
Центр миграционных исследований
Институт географии РАН
Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН
Под редакцией Сергея Артоболевского и Жанны Зайончковской
Москва, 2004. 212 с.

РЕЗЮМЕ: угроза застоя

Основной вывод

Миграционные процессы свидетельствуют о стагнации развития округа, аморфности его социально-экономического ландшафта, отсутствии динамичных полюсов роста. В результате округ теряет привлекательность для мигрантов, все более превращаясь в транзитную территорию на пути западного дрейфа населения России. Очерченная ситуация в сочетании с жесткой миграционной политикой на федеральном уровне угрожает ускорением темпов сокращения населения, дефицитом труда в будущем, усилением черт периферийности.

Округ на фоне России

На миграционной карте страны ПФО занимает вторую после Центрального округа (правда, сильно ему уступая) позицию по привлекательности для мигрантов, но его преимущество на фоне других округов быстро убывает.

В 1991-1995 гг. миграционный прирост населения в ПФО составил 758 тыс. человек против 929 в Центральном округе, в 1996-2000 гг. - 408 и 840 тыс. человек, соответственно.

Миграционный тренд округа практически повторяет общероссийский: и для того и для другого характерно стремительное падение миграционного прироста почти до нулевых отметок в 2001 г. Миграционный спад как в России, так и в ПФО полностью обусловлен сокращением потока из СНГ, который играет решающую роль в миграционном пополнении населения ПФО. (В период 1991-1995 гг. поток из СНГ превзошел внутрироссийский поток в 2,5 раза, а в 1996-2000 гг. в 5 раз.)

ПФО расположен на пути осевого внутрироссийского миграционного потока с востока на запад, что само по себе превращает его в транзитную территорию. Транзитность ПФО тем выше, чем меньше мигрантов из СНГ получает Россия, так как в этом случае все большая часть внутренних мигрантов направляется в Центр.

В первой половине 90-х гг. Центральный округ принял 38% внутренних мигрантов, а во второй, когда приток из СНГ упал в 2 раза, - 83%. Магнит общероссийского масштаба - Москва: вместе с областью она поглощает 70% потока, направленного в Центр. В 1990-1995 гг. Москва впитала 53 тыс. человек из внутрироссийского потока, а в следующем пятилетии 305 тыс. человек, с лихвой восполнив недобор за счет стран СНГ. В 2000-2001 гг. Московский регион поглотил половину внутироссийской миграции, рассчитанной по субъектам Федерации. ПФО в эти годы имел отрицательный баланс во внутрироссийских миграциях.

В перспективе центростремительность внутренней миграции будет усиливаться, что обусловлено самой высокой в России естественной убылью населения в Центральном округе в сочетании с высоким потенциалом и быстрым развитием Московского мегаполиса. Следовательно, внутироссийская миграция в перспективе не может рассматриваться в качестве существенного демографического донора для ПФО, миграционный приток в округ в решающей степени зависит от внешней по отношению к России миграции.

Ситуация в округе

В округе отсутствуют явные регионы-лидеры, о чем свидетельствует примерно пропорциональное населению субъектов распределение миграционного прироста, полученного в течение 1990-х гг. Миграционные тренды по субъектам почти аналогичны, так что миграционный ландшафт в течение всего 10-летия оставался неизменным.

Сильнее других притягивают население Нижегородская и Самарская области, Башкортостан и Татарстан. Сюда же направлена и внутриокружная миграция. Тем не менее ни один из этих субъектов не был в состоянии удержать миграционное притяжение с постоянной силой, все скатились почти на нулевой уровень, свидетельствуя о повсеместной стагнации, отсутствии динамичных полюсов роста.

Этот вывод подтверждается и слабо выраженной тенденцией тяготения населения к местным центрам (включая и Нижний Новгород), и незначительной дифференциацией цен на жилье между основными притягивающими регионами.

Внутриокружные миграции перераспределяют население в пользу Нижегородской и Самарской областей. При этом Нижегородская область притягивает население из всех субъектов ПФО, как бы подтверждая свою "столичность". Самарская область тоже притягивает всех, за исключением нижегородцев, однако приток населения в абсолютном выражении в Самарскую область выше.

Этнический аспект

Основную часть мигрантов в округ составляют русские (53%), четверть - народы, имеющие на территории округа национально-территориальные образования (татары, башкиры, чуваши, марийцы, удмурты, мордва, коми-пермяки), еще 20% - мигранты титульных национальностей стран СНГ.

Титульные народы республик, входящих в ПФО, постепенно стягиваются в их пределы (кроме мордвы), однако этот процесс идет медленно, в небольших масштабах и не вносит серьезных нарушений в национальный состав населения.

За пятилетие 1997- 2001 гг. численность татар в Татарстане за счет миграции возросла на 38 тыс., в Башкирии - на 17 тыс. и башкир - на 9 тыс., чувашей в Чувашии - на 7 тыс. человек

Вместе с тем довольно сильное стремление татар к укреплению национального самосознания и развитию национальных институтов возбуждает повышенное внимание к этничности и у других народов, ранее в этом отношении индифферентных (например, у удмуртов) или не проявлявших активности (например, у корейцев). Это требует повышенного внимания к национальным проблемам на всех уровнях власти.

Представления о притоке мигрантов из Закавказья (азербайджанцев, армян, грузин) в массовом сознании сильно преувеличены: в миграционном проросте округа они составляют 6%, поднимаясь на юге до 8-9% и в Удмуртии - до 14%.

Приграничные миграции

Пограничный режим на российско-казахстанской границе сильно осложняет жизнь приграничного населения, не поддерживается им и ускоряет миграцию местных жителей в западном направлении, способствуя обезлюдению приграничной полосы.

Существующий порядок пересечения границы создает неоправданно усложненные бюрократические проблемы для населения и физически не может быть соблюден им. Это сильный стимул коррупции и явного формирования криминогенной обстановки.

Необходим более либеральный по отношению к населению прилегающих территорий пограничный режим, предусматривающий, например, введение постоянных пропусков для перехода через границу. Полезно было бы активизировать деятельность местного самоуправления по установлению переговорного процесса с казахстанскими соседями по предотвращению и улаживанию местных недоразумений, а также установлению правил пользования социальной инфраструктурой друг друга.

Отношение к мигрантам

Опросы в Нижнем Новгороде, Оренбурге и Ижевске выявили невысокий уровень терпимости (толерантности) местного населения по отношению к мигрантам.

Среди основной массы горожан (50-80%) бытует стереотип представлений о мигрантах как об абсолютно ненужных их городу людях, создающих дополнительные проблемы, претендующих на материальные блага, усугубляющих социальные болезни общества.

Исследование со всей очевидностью выявило этническую этиологию мигрантофобии. Искаженный образ мигранта, сформировавшийся в массовом сознании, обладает следующими характеристиками: кавказец, среднеазиат, торговец, малообразованный; с ним связаны криминал, деньги, антисанитария, болезни, нищенство, попрошайничество и т.д.

Значительная часть опрошенных выступает за различные степени ограничения прав мигрантов. Ни один (!) из респондентов во всех городах не указал свой город в качестве места возможного расселения мигрантов. За право свободного выбора места жительства высказались лишь 10% опрошенных в Оренбурге и примерно пятая часть в других городах.

Особенно распространена нетерпимость по отношению к кавказцам. Лишь 1,6-4% опрошенных по городам не опасаются приезда в их город армян, азербайджанцев, грузин, чеченцев. Именно нетерпимость к кавказцам формирует негативный образ мигранта вообще.

Мигрантофобия, особенно с этнической окраской, ставит под угрозу стабильность всего социума. Распространение этого явления в полиэтничном, поликонфессиональном регионе - тревожный симптом.

В связи с вышеизложенным одной из первоочередных мер в области миграционной и социальной политики является разъяснительная работа среди населения через СМИ и другие каналы о спасительной роли миграционного притока для развития региона, улучшения его демографической ситуации, экономики, культуры и т.д.

В противоположность горожанам сельское население относится к мигрантам довольно дружелюбно. Отношение к посторонним инонационалам (особенно к иноверцам), как правило, настороженное, но почти всегда не враждебное.

Как показало интервьюирование мигрантов, приехавших из стран СНГ, условия для интеграции вынужденных переселенцев в исследованных областях ПФО в большинстве случаев неблагоприятны, часто проявляется правовой беспредел. Препятствия, возд��игаемые перед переселенцами со стороны государства, носят волюнтаристский характер и создают большой простор для произвола чиновников.

Управление миграциями

Официально одобренной федеральной миграционной стратегии, которая бы отвечала демографической ситуации, интересам рыночной экономики, увязывала бы воедино интересы государства, его субъектов и населения, не существует.

Основные недостатки проводимой государством политики следующие:

В 2001 г. этот поток в России составил 2,1 млн человек против около 200 тыс. человек внешней миграции. Потоки нерегистрируемой миграции из стран СНГ в Россию, с одной стороны, и между субъектами России, с другой стороны, как показывают исследования, равновелики и составляют около 3 млн человек каждый.

Во-первых, такая политика не отвечает долгосрочной стратегии России, которая определяется как имиграционная стратегия, что вытекает из демографической ситуации в стране. Россия не может обеспечить свое развитие, опираясь только на внутренние демографические ресурсы. Это в полной мере относится и к Приволжскому округу, который "вписывается" в среднестатистический российский уровень.

Согласно экстраполяционному (низкому) варианту демографического прогноза, население ПФО к началу 2011 г. сократится на 2,2 млн человек (на 7,2%) по сравнению с 2002 г., к 2031 г. на 8,7 млн человек (27,5%). По среднему варианту, предполагающему некоторое улучшение демографических показателей, убыль населения составит: за 2002-2010 гг. - 0,9 млн человек или 2,85%; за 2002-2030 гг. - 3,2 млн человек, 10,1%. Население в трудоспособном возрасте уменьшается за весь прогнозный период и на 29,3% по низкому, и на 22,3% по среднему вариантам.

Во-вторых, излишне жесткая и забюрократизированная политика препятствует притоку мигрантов из СНГ, тем самым усиливая ориентацию внутренних мигрантов на Центр и ускоряя обезлюдение огромных российских просторов не только за Уралом, но и в Приволжье.

В-третьих, такая политика лишает предприятия мобильности и самостоятельности в вопросах набора рабочей силы, что чревато либо дефицитом работников (а значит замедлением экономического роста), либо игнорированием правил их оформления и расширением неформальной занятости.

Совершенствование управления миграцией должно идти в двух направлениях:

Особого внимания требует муниципальной уровень, наиболее ответственный за функционирование экономики. Именно на этот уровень целесообразно передать:

Один из муниципалитетов больших городов ПФО мог бы послужить объектом для выработки в порядке эксперимента более простой и гибкой модели миграционной политики.