ТРУДОВАЯ МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ УКРАИНЫ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ
ЭКОНОМИЧЕСКИХ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ

Введение

Еще в недавнем «доперестроечном» про-шлом малейший намек на возможность (не говоря уже о необходимости) рынка труда в стране «победившего социализма», одним из важнейших завоеваний которого было отсутствие безработицы, считался крамольным. Достигнутый уровень занятости, близкий к демографическому пределу (до конца 80-х годов 92,5% трудоспособного населения Украины работало или училось), искусственно поддерживался гипертрофированными вливаниями инвестиций в создание все новых и новых рабочих мест.

Феномен полной занятости составлял предмет гордости нашим самым лучшим общественным строем «и его великим достижением – отсутствием безработицы». При этом в расчет не принималось, что полнаЕще в недавнем «доперестроечном» про-шлом малейший намек на возможность (не говоря уже о необходимости) рынка труда в стране «победившего социализма», одним из важнейших завоеваний которого было отсутствие безработицы, считался крамольным. Достигнутый уровень занятости, близкий к демографическому пределу (до конца 80-х годов 92,5% трудоспособного населения Украины работало или училось), искусственно поддерживался гипертрофированными вливаниями инвестиций в создание все новых и новых рабочих мест.

Феномен полной занятости составлял предмет гордости нашим самым лучшим общественным строем «и его великим достижением – отсутствием безработицы». При этом в расчет не принималось, что полная занятость в том понимании, которое утвердилось в нашей бывшей стране, привела к резкому снижению эффективности общественного труда, закрепощению женщины, падению престижа семьи, ухудшению здоровья населения и многим другим негативным последствиям.

В сфере занятости одновременно присутствовали взаимоисключающие друг друга триумфальная полная занятость населения, кадровый голод и дефицит рабочих мест. Сколь серьезны были эти противоречия? Возможно ли было ликвидировать кадровый голод в условиях полной занятости? Или совместить ее с дефицитом рабочих мест? Или уравновесить ее кадровым голодом? И, наконец, возможно ли было разорвать этот заколдованный круг, надежно блокировавший интересы работника, его социальную защищенность?

Практика, формировавшаяся на протяжении десятилетий в сфере управления трудом в СССР, свидетельствовала о том, что поддержание полной и постоянной сбалансированности между предложением рабочих мест и спросом на них в системе хозяйствования, основанной на затратных началах, сопряжено с постоянными трудностями. Проблема сбалансированной занятости в условиях регламентированной прописки, отсутствия рынка труда, существенного перепада в уровнях жизни в различных регионах страны и, наконец, структурного несоответствия сферы приложения труда профессиональным навыкам и квалификации работников не могла быть бесконфликтной.

Сегодня эта проблема приобрела качественно иное содержание. Реформирование экономических отношений невозможно без высвобождения работников. Вынужденная незанятость (или безработица) в Украине, сопровождающая рыночные реформы, – реальность сегодняшнего дня, а поиск эффективной стратегии государственного регулирования занятости в стране – одна из наиболее важных и неотложных общенациональных проблем.

Не менее острой проблемой, сопряженной с переходом к рыночной экономике, является сегментация рынка труда. Расслоение рынка труда, образование ядра производственного коллектива и периферийного слоя работников и противоречия между ними уже сегодня имеют труднопреодолимый характер, а в дальнейшем они могут стать непреодолимыми. Достаточно вспомнить, что к периферийным слоям относится многочисленная армия работников, занятых малоквалифицированным трудом, инвалиды, женщины с малолетними детьми, молодежь. Как свидетельствует мировой опыт, сегментация рынка труда обладает огромным разрушительным потенциалом.

Хотя жители Украины ожидали от реформ существенного улучшения экономической ситуации в стране, для большей части экономически активного населения рыночные преобразования обернулись потерями: заработная плата не увеличилась, платежеспособный спрос упал, риск утратить работу, напротив, вырос. Вынужденная незанятость, полная или частичная, стала достоянием личного жизненного опыта нескольких миллионов работающих украинцев. К ним еще необходимо прибавить несколько миллионов иждивенцев, зависящих от заработка своего кормильца. Сегментация рынка занятости в Украине обрела вполне зримые черты.

В последние годы в сознании населения Украины имеет место стойкая тенденция к формированию очень негативных оценок как экономической ситуации в Украине в целом, так и качества собственной жизни. И, прежде всего, жители страны отмечают ухудшения в сфере занятости. Недолгий период надежд на улучшение материального и социального статуса сменился трезвым осознанием неопределенности ситуации на рынке труда страны и необходимости самостоятельного поиска новых источников дохода для себя и своей семьи. Так были включены механизмы самоорганизации. Одним из наиболее эффективных способов выживания стала временная трудовая миграция в зарубежные страны. Ее доподлинные размеры неизвестны, экспертами называются цифры от 2 до 7 миллионов человек.

Наша версия основана на данных общенационального социологического мониторинга, осуществляемого Институтом социологии НАН Украины в рамках проекта «Украина на пороге XXI столетия» (1994-2001 гг.) и проекта «Украинское общество: мониторинг социальных изменений», начатого в 2002 г.

Миграционные установки жителей Украины и их реализация

Эксперты утверждают, что с 1993 г. на рынке труда в Украине «исчезли» несколько миллионов работников. Часть из них трудится за пределами Украины, либо перешла в теневой сектор занятости, многие эмигрировали. Предпочтительными странами для эмигрантов являются США, Канада, Германия, Израиль. Однако наиболее часто люди трудоспособного возраста в 1990-х годах уезжали навсегда в Россию.

Каковы миграционные установки жителей Украины сегодня? Таких, кто хотел бы уехать, в 2002 г. оказалось почти втрое меньше, чем законченных домоседов, хотя в 1994 г. соотношение было иным: желающих уехать было ровно вчетверо меньше. Доля изъявивших желание уехать из населенного пункта, где они проживают, выросла с 16,1% в 1994 г. до 19,3% в 2002 г. В то же самое время удельный вес лиц, не пожелавших расстаться со своей Малой Родиной, сократился за этот период с 64,5% до 55,4%. А вот число колеблющихся за эти годы возросло с 18,8% до 25,2%. Эти люди еще не решили, что для них лучше: уехать или остаться.

С 1994 г. по 1998 г. включительно основным мотивом для эвентуального отъезда было желание улучшить экологические условия, которые респонденты оценивали как вредные для их жизни и здоровья в местах постоянного проживания. Вторым по значению мотивом все эти годы оставалось желание найти новое место работы. К концу 1990-х годов это желание усилилось настолько, что трудовой мотив опередил все другие, а удельный вес предприимчивых людей, не теряющих надежды найти на стороне другую работу (или просто работу), вырос в 2,5 раза.

Миграционные предпочтения участников опроса распределяются следующим образом. Практически каждый второй (48,8%) заявил в 2002 г., что никогда не покинет свой дом и уезжать никуда не собирается. Остальные же респонденты одинаково часто называют в качестве предпочтительного места переезда другой регион Украины или другой населенный пункт в ее пределах (9,9%), Россию (10,5%) либо страны дальнего зарубежья (10,3%). Минимальное число участников опроса (менее 1%) хотели бы эмигрировать в другие, кроме России, республики бывшего СССР. Каждый пятый респондент до сих пор так и не решил, куда же отправиться в поисках лучшей жизни. Их миграционные намерения еще не имеют географической привязки.

Заметим, что в 2,2 раза увеличилась доля потенциальных эмигрантов в страны дальнего зарубежья (с 4,6% в 1994 г. до 10,3% в 2002 г.), а удельный вес лиц, испытывающих неясное и безадресное томление, вырос в 1,6 раза: с 12,8% в 1994 г. до 19,9% в 2002 г. Иными словами, размеры эмиграционного потенциала в стране имеют тенденцию к увеличению. Напомним, что движущим мотивом потенциальной миграции служит в первую очередь необходимость поиска работы.

Альтернативой выезду на постоянное место жительства в зарубежные страны (ПМЖ) служит временная трудовая миграция, опыт которой уже приобрели члены каждой десятой украинской семьи (10,2%). Наиболее привлекательными для трудовых мигрантов странами являются Россия и Польша, реже Германия и Чехия. Более половины работавших за рубежом жителей Украины трудоустраивались там по устной договоренности с работодателем, без юридического оформления трудового соглашения. Остальные же заключали трудовой договор либо еще в Украине, либо в стране временного пребывания. Многие из тех, кто уже имеет зарубежный трудовой стаж, собираются в течение ближайшего года вновь выехать за границу на временные заработки.

К каким же социально-демографическим группам принадлежат украинские гастарбайтеры?

Опыт временного трудоустройства за границей наиболее часто имеют жители Украины в возрасте 30-54 лет и моложе 30 лет: их доля составляет соответственно 47,8% и 31,3%. Те же, кто постарше (55 и более лет), работали за пределами Украины заметно реже: лишь каждый пятый из числа украинских гастарбайтеров (20,9%) принадлежал к контингенту пенсионеров. В ближайший год планируют искать работу за рубежом все те же молодые жители Украины (38,7% лиц в возрасте до 30 лет), но еще чаще те, кому за тридцать: их удельный вес составляет 58,9% контингента потенциальных гастарбайтеров. Что же касается лиц пенсионного возраста, лишь единицы отважатся на зарубежную трудовую экспедицию (2,4%).

Мужчины выезжали на заработки за пределы Украины почти так же часто, как и женщины (49,5% против 50,5%). Хотя в потоках временной трудовой миграции в отдельные страны их удельный вес был выше. Так, в России работали 60,4% мужчин и 39,6% женщин из числа участников опроса, в Польше – соответственно 80,6% и 19,4%, в Германии – 60,0% и 40,0%. Мужчины чаще женщин работают за границей по трудовым соглашениям либо договорам подряда (58,6% против 41,4% соответственно), они же в 1,4 раза чаще женщин планируют уехать в зарубежные страны на заработки в ближайший год: 58,9% против 41,1%.

Опыт работы за пределами страны наиболее часто имеют жители западных областей Украины (36,8% или более чем каждая третья семья), реже – обитатели Центрального и Восточного регионов (соответственно 26,4% и 21,4%), и заметно реже – жители южных областей (всего 15,4%). Жители западных областей Украины чаще гастарбайтеров из других регионов страны имеют опыт работы в Чехии (76,9%), Польше (29,0%), Словакии (80,0%) и в двух средиземноморских странах – Испании и Португалии (соответственно 50,0% и 40,0%).

Жители Восточного и Центрального регионов страны чаще других трудовых мигрантов работают в России (30,2% и 30,2% соответственно) и Беларуси (37,5% и 25,0%), а также в Германии (30,0% и 30,0%). Наиболее часто жители центральных областей Украины выезжают на заработки в Польшу (32,3%). Из южных областей, чаще чем из других, трудовые мигранты выезжают на заработки в Турцию (66,7%), Венгрию (50,0%), США (50,0%). Жители южных областей, уступая в интенсивности трудовых поездок за кордон своим соотечественникам из других регионов, находят работу достаточно часто в России (21,7%), Германии (20,0%), Польше (19,4%), Беларуси (25,0%).

Гастарбайтеры из западных областей Украины устраиваются на работу за рубеж, как правило, на основе договоренности с работодателем (38,6%). Этой же тактике следовали и жители Центрального региона (30,0%). Трудовые мигранты из южных областей страны отдавали предпочтение заранее заключенным трудовым соглашениям и договорам подряда либо в Украине, либо в стране временной работы (соответственно 28,1% и 17,2%). Предпочтения жителей восточных областей в отношении договорных форм трудоустройства распределяются равномерно: они в равной степени работали и по трудовым соглашениям, заключенным в Украине, и по договорам подряда, подписанным в стране временного пребывания и работы, и на основе неформальной договоренности с работодателем.

Наибольшее число волонтеров, намеревающихся в ближайшей перспективе искать работу за рубежом, сосредоточено в западном регионе страны (43,5%). Почти вдвое реже высказывают желание искать работу за границей жители центральных и восточных областей Украины (соответственно 23,4% и 20,2%), и еще реже (12,9%) жители юга.

Наиболее высока доля гастарбайтеров в Киеве (17,0%). Жители небольших городов находят работу в другой стране не так часто, как живущие в столице, тем не менее 11,4% из их числа уже успели потрудиться за границей, а обитатели больших и крупных городов, а равно и сельские жители – еще реже (соответственно 9,7% и 9,0%). Тем не менее, в потоках временной трудовой миграции в зарубежные страны наиболее широко представлены жители малых городов (33,0%) и сельской местности (28,0%). На города с населением более 250 тыс. человек приходится каждый третий трудовой мигрант (31,9%). Столичные жители составляют лишь 7,1% потока временной трудовой миграции за рубеж. И киевляне, и живущие в других городах Украины – больших и малых, и сельские жители страны в поисках работы отдают предпочтение России.

Наиболее часто планируют искать работу за рубежом обитатели небольших городов Украины: четверо из десяти потенциальных мигрантов живут именно там (39,5%). Несколько реже, хотя и с одинаковой частотой, намереваются стать в ближайшее время гастарбайтерами жители больших и крупных городов, а равно сельские жители (6,2% и 6,1%). Их удельный вес в потоках зарубежной трудовой миграции может составить в будущем соответственно 29,8% и 28,2%. Наименьший вклад в эвентуальные потоки зарубежной трудовой миграции обещают внести столичные жители: их доля составит всего 2,4%.

Чаще других опыт работы за рубежом имеют лица с полным и неполным средним образованием (соответственно 37,9% и 20,3%), средним специальным образованием (19,8%), реже с высшим (12,6%). Планируют трудовые экспедиции за рубеж и впредь: 49,2% лиц с полным средним и 15,3% – с неполным средним образованием; 16,9% лиц со средним специальным образованием и 12,1% – с высшим. Как правило, выезжали на заработки в другие страны квалифицированные рабочие (11,0%), специалисты технического профиля (10,4%) и не имеющие постоянной работы жители страны (8,2%). В ближайший год планируют поработать в других странах квалифицированные рабочие (22,6%); лица, не имеющие постоянных занятий (13,7%); предприниматели, занятые в малом бизнесе (8,1%); ученики и студенты (8,9%); специалисты технического профиля (8,9%).

Кроме обитателей столицы, на зарубежных рынках труда достаточно широко представлены жители Черновицкой, Ивано-Франковской, Львовской и Одесской областей (соответственно 9,9%, 6,6%, 6,0% и 8,2%). Планируют уехать на заработки за пределы Украины в течение ближайшего года преимущественно жители Ивано-Франковской, Львовской и Тернопольской областей (10,5%, 10,5% и 9,7% соответственно), а также Донецкой и Винницкой областей (8,9% и 7,3%). Чаще других выезжали на заработки за границу люди, определившие материальный уровень жизни своей семьи как средний (67,2%), а также считающие себя бедными (23,9%). Они же, как правило, планируют и в дальнейшем искать временную работу за рубежом: 62,1% лиц, отнесших себя к контингенту лиц среднего достатка, и еще 30,0% называющих себя бедными намереваются в течение ближайшего года стать гастарбайтерами. Из оценивших материальный уровень своей семьи как зажиточный собираются на заработки лишь 4,8% респондентов, а из числа определивших свой материальный статус как нищенский – только 3,2% участников опроса.

Каждый четвертый из числа тех, кто уже работал за границей, собирается в течение ближайшего года вновь поехать туда на заработки. Подобный трудовой энтузиазм не типичен для прочих наших сограждан: лишь 4,8% респондентов, не имеющих зарубежного трудового стажа, выразили желание попробовать свои силы на зарубежных рынках труда.

Трудовые мигранты на рынке труда

Оценка возможностей трудоустройства и оплаты труда

Рабочие биографии трудовых мигрантов и их статусы на отечественном рынке труда характеризуются заметными различиями. Опыт работы за рубежом уже приобрели и счастливые обладатели постоянных рабочих мест на родине, и лица, временно подрабатывающие где придется, и не имеющие занятий граждане, пенсионеры и домохозяйки. Из их числа каждый четвертый занимается индивидуальной трудовой деятельностью, либо является представителем свободной профессии. Большинство же (70,8%) идентифицируют себя в качестве наемных работников. Лишь немногие трудовые мигранты выступают на рынке труда как работодатели, использующие наемный труд своих сограждан (5,8%).

Четверо из каждых десяти индивидов, уже посетивших зарубежные страны с трудовыми целями, в настоящее время нигде не работают, каждый четвертый занят в государственном или коммунальном секторе, каждый десятый нашел свою нишу в малом или среднем бизнесе, трудоустроиться в большом бизнесе удалось лишь немногим (1,7%). Так что уровень капитализации отечественного рынка труда в Украине весьма невысок.

Дополнительный приработок доступен далеко не всем трудоспособным гражданам Украины. Четверо из десяти респондентов, временно работавших за рубежом, утверждают, что на родине они лишены возможности подрабатывать, а каждый второй из их числа отмечает, что гарантии занятости в Украине за последние 12 месяцев в той или иной степени ухудшились (значительно – 27,1%, незначительно – 21,5%). Большинство респондентов (71,2%) в ходе опроса указали на отсутствие у них в течение последних 12 месяцев дополнительной работы. Лишь немногим нашим согражданам посчастливилось найти альтернативный источник доходов в сфере малого бизнеса (6,2%), на ниве индивидуальной предпринимательской деятельности (4,9%), а также в акционерных обществах различного типа (1,8%). Таким образом, обеспечить дополнительные доходы на родине удается среднестатистическому трудоспособному жителю Украины наиболее часто в приватном секторе занятости. Только 3,1% респондентов – трудовых мигрантов – работают по совместительству в государственном либо коммунальном секторах.

Ситуация на отечественном рынке труда в оценках наших сограждан, никогда не работавших за рубежом, выглядит еще пессимистичнее. На отсутствие возможностей подзаработать сетует каждый второй, а на значительное ухудшение гарантий занятости на родине указывают более одной трети респондентов (37,2%). Не могут найти работу по совместительству в течение последнего года 85,7% лиц, никогда не искавших заработков за пределами Украины. Среди них существенно больше таких, кто называет себя наемными работниками (83,5%), заметно реже встречаются занятые индивидуальной трудовой деятельностью и представители свободных профессий (14,3% против 23,3%) и совсем редко – работодатели, использующие наемный труд других (2,2%). Соответственно, эти люди чаще других являются членами трудовых коллективов государственного или коммунального сектора занятости (27,2% против 22,4%).

Приобретенный за рубежом опыт трудовых отношений, несомненно, влияет на оценки отечественного рынка труда и его возможностей обеспечить трудовых мигрантов по возвращении в Украину рабочими местами, отвечающими их требованиям. Оценке подвергаются самые разнообразные параметры: должность и размеры заработной платы, содержание труда и его санитарно-гигиенические условия, гарантии социальной помощи и защита от травм и несчастных случаев, характер отношений с руководством и коллегами. Однако в первую очередь оценивается все же общая ситуация на рынке труда: перспективы найти работу, отвечающую предпочтениям соискателей, их квалификации и обеспечивающую достаточный заработок.

Посмотрим, как респонденты отвечают на вопрос, легко ли найти работу в населенном пункте, где они живут. Восемь из каждых десяти, имеющих опыт трудовой миграции за рубежом, полагают, что найти достойно оплачиваемую работу, соответствующую предпочтениям и квалификации соискателя, весьма сложно. Найти рабочее место, где востребована квалификация претендента, однако не гарантируется достаточный заработок, также нелегко, хотя на такой вариант указывает уже меньшее число респондентов (шестеро из каждых десяти). Столько же респондентов свидетельствуют о сложностях трудоустройства не по специальности, однако с гарантией достаточного заработка. А каждый второй, принимавший участие в опросе, считает, что трудно найти любую работу.

Не работавшие за рубежом респонденты оценивают ситуацию на рынке труда так же безрадостно: три четверти из их числа полагают, что найти хорошо оплачиваемую работу, отвечающую квалификации и предпочтениям ее соискателей, в их населенном пункте трудно. Каждый второй считает, что устроиться на рабочее место по специальности, но без достаточного заработка, ничуть не легче. Семеро из каждых десяти также пессимистично оценивают перспективу трудоустройства не по квалификации, однако с достаточной оплатой. А каждый второй разуверился в перспективе найти хоть какую-нибудь работу в своем городе либо селе.

Принимавшие участие в опросе люди считают, что безработица угрожает прежде всего лицам предпенсионного возраста (43,0%), инвалидам (34,5%), женщинам с маленькими детьми (32,0%), часто болеющим гражданам (31,5%) и тем, кто плохо работает (26,5%). Каждый пятый (22,8%) респондент убежден в том, что на улице может сегодня оказаться любой трудоспособный житель Украины. Имеющие опыт работы за рубежом чаще других считают, что кандидатами в безработные являются в первую очередь лица предпенсионного возраста (44,2% против 42,9%), инвалиды (37,6% против 34,2%) и плохо работающие индивиды (36,5% против 25,4%). Те же, кто не участвовал в зарубежных трудовых поездках, чаще склонны видеть угрозу не занятости часто хворающим согражданам (32,1% против 26,0%), женщинам с маленькими детьми (32,4% против 28,7%), всем женщинам в целом (12,3% против 7,7%). Чаще, хотя и с незначительным перевесом, они указывают на угрозу безработицы молодым (21,4% против 20,4% при значимой разнице процентов на уровне 1%).

Те же, кто имеет работу, скорее ею недовольны. Полностью недоволен своей работой только каждый десятый трудовой мигрант (10,2%), тогда как среди прочих граждан наблюдается более высокий уровень недовольства (16,5%). В то же время работавшие за рубежом соотечественники чаще выражают чувство удовлетворенности своим трудом (в целом 32,1% против 27,0%). Приведенные оценки отражают ситуацию в целом, а в частностях присутствуют некоторые расхождения. И хотя они невелики, тем не менее достаточно красноречивы. Более половины участников опроса (54,8%) утверждают, что лишены такой работы, которая им подходит. В лучшем положении оказались трудовые мигранты: 26,8% из них (более чем каждый четвертый) заявили, что работа, которую они имеют, их вполне удовлетворяет. Из числа тех, кто не работал за рубежом, лишь 18,9% (каждый пятый) утверждают, что их устраивает работа и ее им вполне хватает. Нереализованная потребность в труде, отвечающем запросам работников, ощущается практически одинаково часто и трудовыми мигрантами, и их соотечественниками, имеющими занятие в пределах Украины (соответственно 56,4% и 54,6%). Однако среди последних обнаружилось в 2,6 раза больше индивидов, безразличных к данной проблеме (11,6% против 4,5%).

Трудовые мигранты чаще выражают удовлетворенность своей должностью и заработной платой (44,9% и 19,5% соответственно), содержанием труда (35,4%), уровнем развития социальной сферы и социальной помощью по месту работы (11,0%). По сравнению с другими согражданами они чаще испытывают положительные эмоции от общения с коллегами (68,5%) и руководством (48,8%). Вместе с тем они реже отзываются одобрительно о санитарно-гигиенических условиях труда (37,5%) и уровне защиты от травм и несчастных случаев (36,7%). Лица, не выезжавшие на заработки за рубеж, менее притязательны. Их главное неудовольствие вызывают размеры их заработной платы: две трети принимавших участие в опросе (67,0%) не преминули высказать негативное отношение по поводу величины денежного эквивалента своих трудовых усилий.

Работающих в различных сферах приложения труда на отечественном рынке не удовлетворяют, кроме оплаты труда, размеры и качество социальной помощи и у��овень развития социальной сферы по месту работы. Их негативную оценку дают шестеро из десяти респондентов из этой группы (60,3%). Заметим, что более половины трудовых мигрантов (56,2%) также скорее не удовлетворены своей заработной платой. И почти столько же (55,1%) негативно оценивают социальную помощь по месту работы.

Работа и образование в системе ценностей трудовых мигрантов

Материальное благосостояние вне всяких сомнений ценится высоко, однако не исчерпывает достаточно длинный и разнообразный перечень ценностей, культивируемых в украинском обществе. Иметь интересную работу для среднестатистического гражданина нашей страны важно и очень важно. Особенно высоко оценивают возможность иметь интересную работу соотечественники, уже прошедшие через опыт зарубежной трудовой миграции: 69,2% из них утверждают, что такая работа для них очень важна, а еще 22,5% – что скорее важна. Среди них очень редко встречаются люди (3,9%), которым безразлично, какую работу, интересную или нет, они выполняют. А еще 4,4% из их числа так и не смогли определиться с ответом, важна или нет для них интересная работа.

Трудящиеся из числа отечественных производителей и работников сферы обслуживания внутри страны не столь разборчивы. Среди них чаще встречаются индивиды, коим совсем не важно либо скорее не важно, какую работу они выполняют (соответственно 4,4% и 3,4%). А почти каждый десятый (9,2%) затрудняется определить, важна или нет для него лично интересная работа. Тем не менее подавляющее большинство работников на украинском рынке труда считают очень важным для себя лично иметь интересную работу (58,6%), а каждый четвертый из их числа (24,4%) полагает, что для него получить такую работу более важно, нежели не получить.

Однако украинским гражданам хотелось бы иметь не только интересную и соответствующую их требованиям и ожиданиям работу. Кроме того, они желают работать с полной отдачей, но такая возможность предоставляется не всегда. Знаменательно, что подобное служебное рвение проявляют практически в равной степени и трудовые мигранты, и фигуранты отечественного рынка труда. Оценки распределяются следующим образом: четверо из десяти участников опроса утверждают, что они лишены возможности работать с полной отдачей; трое из десяти вполне удовлетворены имеющимися на рабочих местах условиями для ударного капиталистического труда с его потогонной системой; каждого десятого так и не посетил пафос высокопроизводительного труда, а каждый пятый на вопрос о трудовом почине, нацеленном на высокоэффективный плодотворный результат, затруднился ответить.

Бесспорной ценностью для наших соотечественников является возможность повышения образовательного уровня и интеллектуального развития в целом. Это признают и подтверждают 78,7% респондентов. Работавшие за рубежом граждане Украины понимают значение образования для их карьерного продвижения и культурного роста гораздо лучше: 60,4% (или шестеро из десяти опрошенных) считают необходимость его повышения очень важной предпосылкой профессионального успеха на рынке труда. Осознают это и те, кто ищет свою нишу в пределах собственного отечества. Однако их меньше – всего 45,9%. Образованность приобретает сегодня особый смысл: она укрепляет конкурентоспособность на рынке труда, увеличивает число степеней свободы при выборе индивидами жизненных стратегий, укрепляет их жизнестойкость и уверенность в себе.

Выбор стратегий выживания и трудовая этика

Украинское общество трудно назвать преуспевающим. Наши граждане скорее выживают, нежели живут. В поисках ресурсов выживания они выбирают разные стратегии. На этот выбор влияют многие факторы, в числе которых система ценностей играет отнюдь не последнюю роль. По мнению каждого второго участника опроса наши соотечественники, чтобы заработать хорошие деньги, готовы прежде всего работать с утра до позднего вечера, не жалея своих сил и времени (52,6%). Они возьмутся за любую работу, лишь бы им хорошо платили (48,0%). Наконец, они выедут в другую страну, где можно будет заработать больше денег, чем дома (47,0%). Трудовые мигранты, в отличие от прочих своих сограждан, выстраивают приоритеты по-иному. Они считают, что для того, чтобы обеспечить своей семье достойный уровень благосостояния, их соотечественники скорее всего выедут на заработки в другую страну (58,2% против 45,8%). Если же такой вариант по какой-либо причине им недоступен, то, по мнению трудовых мигрантов, они будут трудиться с утра и до позднего вечера в своей собственной стране, не покладая рук и не жалея себя (56,6% против 52,6%). И, наконец, они не сочтут зазорным браться за любую работу, если за нее хорошо платят (52,7% против 47,5%).

Существует, впрочем, по мнению участников опроса, и достаточно обширная прослойка наших сограждан, отодвинувших соображения трудовой этики далеко на задний план и исповедующих ценности совсем другого свойства. Такое мнение чаще высказывают именно трудовые мигранты. Они в полтора раза чаще считают, что ради больших денег их соотечественники готовы пожертвовать любимой профессией (34,6% против 23,5%), в 1,3 раза – действовать в обход закона (33,5% против 26,2%) и так же часто – обмануть любого (26,4% против 21,0%). Еще чаще, по мнению трудовых мигрантов, большинство наших сограждан готовы в погоне за длинным долларом пожертвовать своим честным именем и репутацией порядочного человека (20,9% против 12,6%) и, что еще хуже, они в два раза чаще уверены в том, что большие деньги могут заставить соотечественников пожертвовать хорошими отношениями с ближайшими родственниками – родителями, женой/мужем, детьми (17,6% против 8,4%), тем более они не станут щадить конкурентов и готовы устранить их силой, а в случае необходимости – прибегнуть к их физическому уничтожению. Такой сценарий трудовые мигранты допускают в 1,3 раза чаще, нежели их соотечественники, не покидавшие родных просторов (15,4% против 12,0%). По-видимому, повседневная практика зарубежных заработков насыщена негативными образцами трудового, да и простого житейского поведения в гораздо большей степени, нежели дома.

Завершая обзор общественного мнения по столь тонкой и щепетильной теме, как «деньги и нравственные ценности украинского общества», заметим, что все наши сограждане – и трудовые мигранты, и те, кто за рубежом не работал – одинаково часто считают, что золотой телец может заставить большинство наших людей пойти на что угодно. Такого мнения придерживаются многие – четверо из каждых десяти участников опроса. Это мнение – очень серьезный повод для размышления. В целом описанную этику можно охарактеризовать аббревиатурой ГТО: готов к труду и обману.

Социальная стратификация по уровню и качеству жизни в оценках трудовых мигрантов

Материально-статусная самоидентификация

Свои позиции на шкале материального достатка трудовые мигранты определяют следующим образом: две трети из их числа относят себя к среднему слою, каждый четвертый считает себя бедняком, зажиточных и нищих заметно меньше (соответственно 3,9% и 5,0%). Однако самооценка респондентами материального положения своей семьи указывает на значительное расслоение наиболее многочисленной социальной группы «новых средних» по уровню благосостояния. Каждый третий трудовой мигрант из «середняков» живет на грани бедности, и лишь 5% приблизились к рубежам зажиточности. А к прослойке собственно «новых средних» относят себя сегодня трое из десяти украинских трудовых мигрантов (табл. 1).

Социальная стратификация по уровню жизни украинских граждан, не имеющих опыта трудовой миграции, гораздо глубже. Их самооценки уровня благосостояния своих семей отражают более неравномерное распределение доходов и потребительских благ. Среди них очень мало зажиточных людей (менее 1%), в 1,8 раза больше бедняков в сравнении с трудовыми мигрантами, хотя людей, ведущих нищенский образ жизни, почти столько же (5,8%). А вот «новые средние» встречаются реже (50,6% против 67,2%). И хотя каждый второй из них – «середняк», собственно срединная прослойка этой страты заметно тоньше (21,1% против 30,0%), а доля лиц, чье благосостояние приближается к зажиточному уровню, меньше (3,6% против 5,0%). Самооценки материального уровня жизни семей респондентов, принадлежащих к различным социальным стратам, хорошо согласуются с другими данными, полученными в ходе опроса.

Таблица 1. Уровень материального благосостояния семьи в оценках респондентов, %

Уровень материального благосостояния Все жители Украины В том числе
имеющие опыт работы за границей не имеющие опыта работы за границей
0 – нищенский 2,4 1,1 2,6
1 – нищенский 3,2 3,9 3,2
2 – бедный 18,2 11,1 18,9
3 – бедный 22,8 12,8 23,9
4 – средний 26,6 32,2 25,9
5 – средний 22 30 21,1
6 – средний 3,7 5 3,6
7 – зажиточный 0,9 2,8 0,7
8 – зажиточный 0,1 1,1
9 – богатый
10 – богатый 0,1 0,1
Всего 100 100 100

Размеры заработной платы (стипендии, пенсии), совокупный доход и затраты на питание одного члена семьи за последний месяц у трудовых мигрантов оказались выше (табл. 2).

Таблица 2. Текущие доходы и расходы на питание, гривен

Показатели Все жители Украины В том числе:
имеющие опыт работы за границей не имеющие опыта работы за границей
Размер заработной платы (стипендии, пенсии) за последний месяц 207,7 302 197,7
Совокупный доход в расчете на одного члена семьи за последний месяц 163,3 202,2 159,2
Затраты на питание одного члена семьи за последний месяц 106,2 127,2 103,9
Затраты на питание одного члена семьи, которые респондент считает достаточными 275,4 316,2 271,3
Размеры среднемесячного дохода в расчете на одного члена семьи, при котором эту семью можно считать:
Нищей 96,4 94,2 96,7
Бедной 178,3 180,4 178
Средней 415,7 486 408
Состоятельной 1030,7 1420,9 981,7
Богатой 12701,4 18996,4 12092,8

Представления респондентов о том, при каких доходах ту или иную семью можно считать нищей, бедной, средней, зажиточной либо богатой, говорят о том, что трудовые мигранты ориентируются на более высокие расходно-денежные стандарты среднедушевого потребления и текущий личный доход. Если соотнести их реальные совокупные доходы с данными ими же сконструированной шкалы доходных норм для различных имущественных страт, окажется, что трудовые мигранты по уровню заявленных или текущих доходов гораздо ближе к «новым бедным», нежели к «новым средним». Все же остальные граждане, не приобщенные к опыту зарубежной трудовой миграции, по размерам своих доходов приближается скорее к беднякам, чем к нищим. Таким образом, и те, и другие в любом случае не дотягивают по показателям своего доходного состояния до уровня семей со средним достатком.

Позволяют ли доходы трудовых мигрантов обеспечить им безбедное существование? Данные табл. 3 свидетельствуют об обратном: 6,2% из их числа живут явно за гранью бедности, либо голодая, либо полагаясь на подаяние милосердных сограждан, а 37,1% вынуждены тратить все свои доходы на приобретение продуктов питания, экономя на всем остальном. Лишь трое из десяти трудовых мигрантов заявили, что, в общем их доходов хватает на жизнь, а каждый пятый указал, что зарабатывая достаточно, чтобы обеспечить себя всем необходимым, сбережений тем не менее делать не может. В полном достатке живет лишь 1,1% трудовых мигрантов, а еще 5,6%, не отказывая себе в приобретении необходимых продуктов и товаров, в состоянии делать денежные накопления.

Таблица 3. Материальное положение семьи в последние 2-3 месяца, %

Материальное
положение семьи

Все жители Украины В том числе:
имеющие опыт работы за границей не имеющие опыта работы за границей
Часто не имеем денег и продуктов – просим милостыню 3,1 1,7 3,3
Не хватает продуктов питания – голодаем 9,8 4,5 10,4
Хватает лишь на покупку продуктов питания 49,8 37,1 51,2
В общем хватает на жизнь 23,4 30,3 22,6
Хватает на все необходимое, но нам не до сбережений 11,6 19,7 10,7
Хватает на все необходимое, делаем сбережения 2 5,6 1,6
Живем в полном достатке 0,3 1,1 0,2
Всего 100 100 100

В сравнении с трудовыми мигрантами все прочие граждане Украины выглядят сущими бедняками: каждый десятый на протяжении последних двух-трех месяцев голодал; 3,3% из них, часто не имея ни денег, ни продуктов, вынужден был просить милостыню, а каждый второй мог позволить себе купить только продукты питания. Каждый третий соотечественник, не принимавший участие в трудовой миграции, смог заработать в своей собственной стране на все необходимое, однако этого не хватило на сбережения. Вполне обеспеченных людей среди «домоседов» немного: лишь 1,6% из них могут откладывать деньги, а 0,2% живут в полном достатке.

В течение последнего года большинство украинских семей вынужденно ограничивали потребление основных продуктов питания и товаров первой необходимости: мяса, рыбы, молочных продуктов, жиров, фруктов, одежды, обуви, лекарств. Семьи трудовых мигрантов страдали от недостатка этих товаров заметно реже. Каждой пятой такой семье вообще не пришлось пережить испытания дефицитом потребительских благ первой необходимости. В отличие от них домохозяйства сограждан, не выезжавших за рубеж в поисках средств к существованию, были вынуждены функционировать в режиме строжайшей экономии, а их члены – отказывать себе в полноценном питании, приличной одежде и обуви, необходимых медикаментах и моющих средствах, не говоря уже о платных услугах. В этих семьях в 1,3 раза чаще ограничивали потребление мяса и мясопродуктов (66,6% против 51,4%), в 1,4 раза – рыбы и морепродуктов (55,8% против 40,3%), в 1,8 раза – молока (35,8% против 19,3%), в 1,7 раза – яиц (30,0% против 17,1%), в 1,6 раза – масла, маргарина и других жиров (24,9% против 16,0%), в 1,3 раза – овощей (15,4% против 11,6%), в 1,2 раза – фруктов и ягод (42,5% против 36,5%). Члены этих семей в 1,1 раза чаще отказывали себе в приобретении одежды (53,3% против 48,1%), в 1,2 раза – обуви (55,8% против 46,4%), в 1,4 раза – лекарств (44,3% против 32,6%), в 1,9 раза – моющих средств и средств гигиены (18,4% против 9,9%). И лишь в каждой восьмой семье домашний бюджет позволял ее членам жить безбедно, без экономии средств на приобретение продуктов и товаров первой необходимости.

Кроме уровня доходов, индикатором материального положения семьи служит наличие в семье недвижимости и различных видов другого имущества. Несмотря на ограниченные возможности семейного бюджета, трудовые мигранты совершают покупки разнообразных предметов домашнего обихода заметно чаще в сравнении с другими своими соотечественниками. Они в 2,3 раза чаще носят модную одежду (22,5% против 9,9%), в 2,5 раза чаще являются владельцами компьютера (10,7% против 4,2%), в 1,8 раза чаще имеют стерео- и видеоаппаратуру (33,2% против 18,5%). Единственное, в чем с трудовыми мигрантами сравнялись все прочие сограждане, это – оснащенность домашнего обихода холодильниками и стиральными машинами (табл. 4). Во всех прочих случаях имущественный статус трудовых мигрантов несравненно выше, а набор предметов разнообразнее, среди них в 1,6 раза чаще встречаются книголюбы (30,3% против 19,4%) и в 3,3 раза чаще – владельцы спортивного и туристического инвентаря (11,2% против 3,4%).

Таблица 4. Имущество, которым владеет семья респондента, %

Имущество Все жители Украины В том числе
имеющие опыт работы за границей не имеющие опыта работы за границей
Дачная постройка 10,6 20,2 9,5
Садовый участок 37,9 47,8 36,8
Легковая машина 18,9 28,7 17,8
Цветной телевизор 74,9 79,2 74,4
Новая или не новая добротная мебель 48,7 56,2 47,9
Библиотека (более 100 книг) 20,5 30,3 19,4
Стерео- и видеоаппаратура 20 33,2 18,5
Магнитофон, радиоприемник, проигрыватель 57,2 70,8 55,6
Спортивный, туристический инвентарь 4,2 11,2 3,4
Холодильник 90,1 90,4 90,1
Стиральная машина 68,8 69,7 68,7
Швейная машина 47 53,4 46,3
Модная одежда 11,2 22,5 9,9
Компьютер 4,8 10,7 4,2
Охотничий, рыбацкий инвентарь 10,4 16,9 8,6
Моторная лодка, катер 1 2,8 0,8

Надо полагать, граница между «новыми бедными» и теми, кто сумел хоть сколько-нибудь продвинуться к уровню средней обеспеченности, проходит там, где заканчивается экономия на продуктах питания и появляется возможность делать приобретения остро необходимых предметов домашнего обихода и уж тем более не экономить на отдыхе. На разных «этажах» среднего слоя структура расходов заметно различается. Низкодоходные группы чаще отказываются от отпуска, посвящая это время дополнительной работе, либо проводят его дома, решая попутно различные семейные проблемы.

У трудовых мигрантов не только выше и разнообразнее уровень потребления, они и отдыхают чаще и содержательнее (табл. 5). Доля трудовых мигрантов, ездивших в отпуск за границу, а также отдыхавших в Украине по путевкам и курсовкам, либо без них в курортной местности, в 2,2 раза выше. Они чаще проводят отпуск за городом, на даче и чаще уезжают погостить к родственникам и знакомым. В отличие от них остальные граждане Украины остаются, как правило, во время отпуска дома, используя это время для занятий домашними делами (32,9% против 23,8%), либо вовсе не имеют отпуска (38,7% против 32,0%).

Попутно заметим, что такой скромный уровень потребления, который декларируют наши респонденты, вряд ли совместим с возможностями организации разнообразного отпуска, тем более за пределами населенного пункта, в котором они живут. Делать сбережения и жить, ни в чем себе не отказывая, могут только 6,7% трудовых мигрантов и 1,8% остальных граждан Украины. А вот отдохнуть в курортной местности Украины без путевки либо провести отпуск за границей сумели соответственно 11,6% трудовых мигрантов и 5,6% прочих наших соотечественников, никогда за рубежом не работавших. Надо полагать, что определенная часть участников опроса имеет побочные доходы, скрывающиеся в «тени».

Таблица 5. Как Вы отдыхали в минувшем году?, %

Характер отдыха Все жители Украины В том числе
имеющие опыт работы за границей не имеющие опыта работы за границей
Отдыхал по путевке, курсовке в Украине 2,2 5 1,8
Отдыхал без путевки в курортной местности Украины 5,5 8,8 5,1
Отдыхал за границей 0,7 2,8 0,5
Отдыхал за городом, на даче 7,1 8,8 6,9
Ездил отдыхать, к родственникам, знакомым 7 10,5 6,6
Ездил за покупками, по семейным делам 0,8 1,1 0,8
Провел отпуск дома, занимался домашними делами 32 23,8 32,9
Занимался во время отпуска дополнительной работой 4,3 5 4,2
Не имел отпуска 38 32 38,7
Провел отпуск по-другому 2,4 2,2 2,5
Всего 100 100 100

Очень часто для увеличения доходной части семейного бюджета жители Украины используют принадлежащую им собственность: земельный участок, дом или квартиру, автомобиль, компьютер, домашний скот и сельскохозяйственную технику, гораздо реже – акции и другие ценные бумаги. Семьи трудовых мигрантов делают это в 1,2 раза чаще. Наибольшие доходы приносит им личное подсобное хозяйство. В сравнении с прочими гражданами Украины трудовые мигранты в 2,3 раза чаще используют в коммерческих целях личный автотранспорт (10,6% против 4,7%) и �� 6,9 раза – компьютер (3,9% против 0,6%).

Тем не менее основную часть семейных доходов украинских граждан составляет заработная плата, полученная по основному месту работы (57,2%), пенсии (44,5%), выручка от продажи продукции, произведенной в личном подсобном хозяйстве (14,2%), льготы и субсидии (11,6%). Заметим лишь, что заработную плату на основной работе как главный источник дохода трудовые мигранты указывают в 1,1 раза чаще, а пенсию – в 1,3 реже. Заслуживает упоминания и то, что доходы от временной работы за границей вносят заметный вклад в укрепление экономического базиса домохозяйств трудовых мигрантов. Они чаще отмечают улучшение материальных условий жизни своих семей в течение последнего года, тогда как все прочие жители страны склонны скорее к негативным оценкам происходящих перемен в их домохозяйствах: каждый второй из них свидетельствует об ухудшении материального благосостояния своей семьи. Трудовые мигранты чаще других полагают, что уровень их жизни остался таким же, что и в прошлом году.

Жилищные условия

Навряд ли мы можем говорить о неравенстве жилищных условий трудовых мигрантов и всех прочих жителей Украины. И те, и другие имеют жилье с близкими характеристиками. Каждый второй из них проживает в отдельной квартире, а четверо из каждых десяти являются владельцами индивидуального дома. Несколько чаще трудовые мигранты обитают в принадлежащей им части такого дома (6,6% против 2,6%) и общежитии (2,2% против 1,1%) либо снимают жилье (3,3% против 1,3%). И лишь единицы из их числа живут в коммунальных квартирах (менее 1%).

Однако трудовые мигранты заметно чаще являются владельцами недвижимости: три четверти из них приватизировали свое жилье, тогда как это сделали лишь две трети всех остальных граждан. Дома и квартиры трудовых мигрантов отмечаются большей благоустроенностью, там чаще есть горячая вода, канализация, газовые и электрические плиты, они заметно лучше телефонизированы, а общая и жилая площадь отличаются большими размерами. Однако трудовые мигранты – преимущественно относительно молодые люди – реже имеют собственную жилплощадь и живут, как правило, в окружении родственников. Они реже обитают в малонаселенных квартирах. И если каждый третий житель страны, не посещавший зарубежные просторы с целью заработка, живет в своей квартире один (10,8%) либо вдвоем (24,6%), то обеспечить себе и своей семье подобный комфорт может сегодня лишь каждый четвертый трудовой мигрант (соответственно 8,5% и 18,8%). Отсюда отнюдь не следует вывод о неравенстве жилищных условий тех и других. Среди «домоседов» много пенсионеров, родителей уже взрослых и имеющих свои семьи и свою квартиру детей. Просто у людей старшего возраста другой состав семьи, в отличие от молодых, они находятся в качественно иной стадии жизненного цикла семьи. Хотя объем общей и жилой площади у трудовых мигрантов больше, и оснащена она коммунальными благами лучше, число комнат в их квартире/доме без кухни и вспомогательных помещений практически такое же, что и у прочих граждан Украины (2,7 против 2,6 комнат).

Таким образом, характеристики жилищной обеспеченности в гораздо меньшей степени, нежели годовые доходы, могут служить мерилом уровня и качества жизни семьи. Размеры и обустроенность жилья определяются не только материальным благосостоянием его владельца, но также и величиной и составом их семей, типом поселения, где они живут, социальным статусом их родителей и более ранних поколений их родственников.

Свободное время

Свой досуг жители Украины организуют по той же схеме, что и в еще не забытом советском прошлом, отдавая свободное время просмотру телепередач (76,5%), чтению газет (61,2%) и прослушиванию радиопередач (43,6%). Реже они ходят в гости (35,4%) либо принимают их (31,6%). На прогулки с детьми, игры с ними и проверку готовности к школьным урокам находят время лишь 28,1% респондентов. Чтению художественной литературы посвящает свое свободное время только каждый четвертый участник опроса (24,4%), а посещению непродуктовых магазинов и рынков – каждый пятый (20,7%). Несравненно реже наши соотечественники посещают церковь (13,5%). К сожалению, активное времяпровождение с пользой для здоровья они выбирают крайне нечасто: только каждый десятый (11,3%) делает утреннюю гимнастику или занимается другими видами физической культуры; всего 4,0% опрошенных совершают оздоровительные прогулки или бегают утром, а посещают плавательный бассейн, занимаются в спортивном зале, на стадионе или спортивных площадках и того меньше народу – всего 2,9%.

Каждый третий житель Украины (34,4%) выбирает пассивный досуг, просто отдыхая и ничего не делая. Таковые индивиды встречаются в 1,2 раза чаще среди граждан, не выезжавших за рубеж в поисках работы (35,0% против 29,1%). Трудовые мигранты в отличие от них в 1,6 раза чаще ходят в гости, в 1,5 раза – принимают их, в 1,6 раза – отдыхают на природе, в 2,8 раза – посещают рестораны и ночные клубы, в 1,5 раза – прослушивают музыку (пластинки, диски, магнитные записи), в 1,9 раза – просматривают видеозаписи, в 2,2 раза чаще посвящают время работе с компьютером в поисках информации, развлекаясь компьютерными играми или разрабатывая программы. Но что существенно, трудовые мигранты чаще в 1,3 раза используют свое свободное время для общения и занятий с детьми и в 1,5 раза чаще посвящают досуг работе по совместительству либо дополнительным подработкам.

Таким образом, структура досуговой деятельности трудовых мигрантов отличается большим разнообразием, активностью, оснащенностью современными видами техники – компьютерным оборудованием и видеотехникой, большим вниманием к своим детям и собственному здоровью. Напомним, что трудовые мигранты в большинстве своем – молодые люди, ориентирующиеся на западные образцы досуговой деятельности и, что главное, материально лучше обеспеченные. А в общем и целом следует признать, что они – другие, о чем свидетельствуют не только образцы их свободного времяпровождения, но и многие другие групповые характеристики их образа и стиля жизни.

Самооценка трудовыми мигрантами своего места в социальной иерархии

В процессах конструирования и воспроизводства разных типов социальных иерархий участвуют индивиды, обитающие на различных этажах воображаемой социальной пирамиды. Конфигурации иерархий имеют относительный характер, поскольку социальный «низ» и «верх» могут меняться местами в зависимости от ценностных систем индивидов, социальных групп либо общностей, оценивающих иерархии и свое положение в их структуре. Люди склонны конструировать общество, к которому принадлежат, исходя из личного опыта, представлений об окружающем их мире и практик, предписанных им социальным порядком. Как замечает В. Ильин, «игра в иерархическом спектакле предполагает, что не только «низы», но и «верхи» играют предписанные роли, не имея возможности существенно отклониться от них» [6, с. 82]. Поскольку люди конструируют окружающий их мир каждый по собственному проекту, и каждый из них борется за осуществление своего проекта, то реальная социальная иерархия есть продукт взаимодействия многих социальных сил.

Каким же образом оценивают трудовые мигранты свои статусные позиции в украинском обществе, на какую ступеньку воображаемой социальной лестницы они помещают себя и свои семьи? Почти трое из каждых десяти респондентов, работавших за рубежом, отдают предпочтение золотой середине – четвертой ступеньке социальной лестницы. Подняться выше смог лишь каждый десятый респондент. Остальные две трети трудовых мигрантов (63%) отнесли себя к «социальным низам», хотя большая их часть, облюбовав третью ступеньку, вплотную приблизилась к средней позиции социальной иерархии.

Не выезжавшие на работу в другие страны граждане Украины дают своему социальному статусу более низкие оценки. Три четверти из них относят себя к «низам», при этом основная их масса (43,2%) располагается на первых двух ступеньках воображаемой социальной лестницы. Подняться до уровня третьей ступеньки смогли только трое из десяти индивидов, не имеющих опыта работы за границей. Среднего уровня социальной иерархии достиг лишь каждый пятый из их числа (21,2%). А вот добраться до верха пирамиды и закрепиться там смогли лишь 4,6% (табл. 6). Заметим, что доля выдвиженцев из когорты трудовых мигрантов, завоевавших самые высокие статусные позиции, вдвое выше (9,4%). Напомним также, что мы в данном случае имеем дело с социальной самоидентификацией населения: выбор своего места в социальной иерархии они делают самостоятельно. Итак, самооценки украинских граждан своего положения в обществе не высоки, они концентрируются преимущественно на трех низших ступенях шкалы «социального достоинства».

Таблица 6. Статусные позиции респондентов в социальной иерархии украинского общества, %

Ступени воображаемой социальной лестницы Все жители Украины В том числе
имеющие опыт работы за границей не имеющие опыта работы за границей
1 – самое низкое положение 17,3 8,3 18,4
2 24 17,7 24,8
3 31,7 37 31
4 21,8 27,6 21,2
5 4,2 8,3 3,8
6 0,4 1,1 0,2
7 – самое высокое положение 0,6 0 0,6
Всего 100 100 100

Пристального внимания и дальнейшего изучения заслуживает соотношение статусных самооценок по шкале материального благосостояния и ранжиру социальной иерархии. Полученные в мониторинге данные указывают на их близкое совпадение (табл. 7). Между тем, среди российских социологов бытует мнение о том, что оценки индивидами их социального положения могут осуществляться по шкалам «материального достатка» и «социального достоинства» независимо друг от друга. Так, в частности, профессор А. Л. Андреев полагает, что каждая из них может задавать свою особую социальную лестницу с собственными «низом», «верхом» и «серединой» [7, с. 43]. По его мнению, на Западе, где все стратификационные критерии тесно увязаны между собой, более высоким доходам практически всегда соответствует более высокий социальный статус, что находит отражение в четкой самооценке индивидом своего места на социальной лестнице [7, с. 39]. Если принять эту точку зрения, мы приходим к выводу, что в украинском обществе, по-видимому, действует алгоритм социальной самоидентификации западного типа.

Таблица 7. Соотношение статусных самооценок по шкалам материального благосостояния и социальной иерархии, %

Уровень материального благосостояния семьи Ступени воображаемой социальной иерархии Всего
1 – самое низкое положение в обществе 2 3 4 5 6 7 –наивысшее положение в обществе
0 – Нищий 76,7 9,3 11,7 2,3 0 0 0 100
1 – Нищий 56,1 28,1 12,3 3,5 0 0 0 100
2 – Бедный 33,6 42,1 14,6 6,9 2,2 0 0,6 100
3 – Бедный 14,9 32,2 37,1 13,4 2,2 0 0,2 100
4 – Средний 9,2 21,3 44,3 20,8 3,8 0,4 0,2 100
5 – Средний 6,9 8,4 32,6 44,1 6,4 0,8 0,8 100
6 – Средний 4,5 13,6 25,8 37,9 18,2 0 0 100
7 – Зажиточный 0 0 6,2 68,8 18,8 6,2 0 100
8 – Зажиточный 0 0 0 0 100 0 0 100
9 – Богатый
10 – Богатый 100 100
Средняя 17,3 24 31,7 21,8 4,2 0,4 0,6 100

В целом же украинские граждане не удовлетворены своим положением в обществе в настоящее время. Лишь каждый восьмой из них (12,4%) позитивно оценивает свой социальный статус, а каждый четвертый так и не смог оценить ни степень удовлетворенности своим местом в социальной иерархии, ни меру своего недовольства им. Основная масса жителей Украины, а это две трети населения страны, своим положением в обществе недовольна. Имеющие опыт зарубежной трудовой миграции граждане в 1,6 раза чаще дают позитивные оценки своему месту на социальной лестнице и реже бывают им недовольны в той или иной мере (60,2% против 63,9%). Да и жизнь, которой они живут, в целом их удовлетворяет чаще (25,3% против 16,5%). Граждане, не выезжавшие в поисках заработка за рубеж, настроены куда более мрачно: шестеро из каждых десяти оценивают свою жизнь в черном свете, тогда как трудовые мигранты все же реже склонны к пессимистическому ее восприятию (46,2% против 57,8%).

Социальное неравенство

В целом население Украины без особого воодушевления относится к идее социального неравенства. Более половины жителей страны (57,4%) признают, что отсутствие зримых признаков социального расслоения (появления бедных и богатых, высших и низших слоев населения) является для них важным условием душевного комфорта. Трое из каждых десяти воздержались от каких-либо деклараций относительно их социального самочувствия в условиях общества неравных возможностей. И только каждый шестой респондент (12%) демонстрирует индифферентное отношение к проблеме социального расслоения: для людей, входящих в эту группу, не столь важно (или совсем неважно) неравное распределение богатства в обществе. Не имеющие опыта работы за границей граждане Украины чаще демонстрируют пристрастное отношение к появлению новых богатых и новых бедных в стране. Им гораздо ближе идеалы социального равенства в отличие от тех, кто уже побывал в самодеятельных зарубежных трудовых экспедициях (26,6% против 20,0%).

При этом и те, и другие достаточно терпимо относятся к богатым людям: лишь каждый пятый (18,8%) настроен скорее негативно к новоявленным крезам и ротшильдам; шестеро из десяти (61,0%) не питают ровным счетом никаких эмоций по поводу стремительного роста значительных состояний новых украинцев, а каждый пятый респондент (20,0%) скорее склонен к положительным оценкам их появления в нашем обществе.

Вместе с тем наши соотечественники демонстрируют высокий уровень сострадания к новым бедным, коих в нашей стране большинство. Наиболее часто они выражают сочувствие беспризорным детям (80,3% респондентов), немощным людям преклонного возраста (80,1%), инвалидам (76,5%), нищим (41,6%), психически больным людям (39,1%), ВИЧ-инфицированным и больным СПИДом (25,9%), а также бомжам и бродягам (25,4%). Даже беспризорные домашние животные небезразличны нашим согражданам, задевая в их душах чувствительные струны сострадания братьям нашим меньшим. И таких граждан немало – почти каждый второй (44,8%).

Итак, более половины населения Украины проявляют личную заинтересованность в более справедливом распределении богатства в обществе. Еще большее число респондентов (83,3%) признает важность создания общества равных возможностей для всех. Заметим, что речь идет не о равенстве личных состояний, недвижимости либо наборе ресурсов, которые обеспечивают соответствующий диапазон возможностей. Здесь имеются в виду равные стартовые условия для реализации жизненных стратегий для каждого члена общества. По мнению более чем половины участников опроса (51,8%), создание равноценных возможностей начать новую жизнь в условиях капитализации страны является очень важным, а для каждого третьего (31,5%) – скорее важным. Наиболее часто отмечают высокую важность равенства исходных позиций трудовые мигранты (56,0%).

Создание в обществе равных возможностей для всех предполагает равенство стартовых условий при свободе индивидуального выбора жизненных стратегий. По мнению наших респондентов – это безусловная ценность, ее важность осознает подавляющее большинство участников опроса. Однако эта идея слишком хороша для того, чтобы быть правдой. Еще свежи в памяти и шоковая терапия, и обвал рубля, и исчезновение в одночасье всех денежных сбережений, и утрата работы. Это на одном полюсе, где обитает большинство. Здесь концентрируются все уязвимые группы населения. На другом же полюсе мы обнаруживаем малозаселенное социальное пространство, объединяющее индивидов с несоизмеримо высокими доходами, собственностью и широкими возможностями повышения качества жизни и оптимизации ее стиля.

Были ли у всех нас в начале 1990-х равные стартовые возможности? Определенно нет. Кто смел, тот успел. Успел, если уцелел. Такого молниеносного передела национального богатства не знают никакие другие страны, кроме постсоветских. Поэтому ностальгия по созданию общества равных возможностей для всех вполне понятна, хотя и утопична.

Итак, подчеркнем еще раз, что создание общества равных возможностей является в общественном сознании народа Украины бесспорной ценностью. Выше мы ценим только крепкое здоровье, прочную семью, благополучие детей, материальное благосостояние и интересную работу. И даже богатые нас не очень раздражают.

Социальное самочувствие

Чувство разочарованности в том, как складывается жизнь, испытывает за редким исключением большинство населения страны. Достичь всего, чего хотели, сумели только 1,5% ее граждан и еще 12,2% из их числа смогли в основном добиться жизненного успеха. Неудачников оказалось намного больше. Каждому второму жителю Украины удалось реализовать свои жизненные цели и притязания лишь в минимальной степени, а каждый восьмой так ничего в своей жизни и не добился. Уровень успешности трудовых мигрантов оказался столь же невысок, что и всех остальных их соотечественников. Хотя они заметно чаще утверждают, что научились жить в новых общественных условиях (28,2% против 15,9%), что им вполне хватает уверенности в своих силах (40,0% против 30,6%), инициативы и самостоятельности в решении жизненных проблем (42,0% против 30,8%), решительности в достижении поставленных целей (41,1% против 25,4%), что в большей степени от инициативности их самих, нежели от внешних обстоятельств, зависит то, как складывается их жизнь (29,8% против 21,3%). Не выезжавшие на работу за рубеж граждане реже уверены в своей способности управлять собственной судьбой: более их половины вовсе не считают себя кузнецами своего счастья, тогда как среди трудовых мигрантов неуверенных в своих силах изменить жизнь к лучшему заметно меньше (39,2% против 53,8%).

Таким образом, мы должны констатировать, что «адаптационная готовность» к новым рыночным условиям и катаклизмам переходного периода по всей очевидности выше в группе трудовых мигрантов. При решении своих жизненных проблем эта группа ориентируется главным образом на собственные усилия и возможности, не рассчитывая особенно на помощь и поддержку государства, как это бывало в недалеком прошлом.

Трудовые мигранты, по-видимому, психологически более устойчивы и воспринимают жизнь с более оптимистическими установками. Они в 1,3 раза реже склонны считать, что за последний год жизнь существенно либо частично ухудшилась (38,1% против 50,6%), в 1,1 раза реже полагают, что она осталась без изменений (38.6% против 43,1%), зато в 1,7 раза чаще утверждают, что их бытие и настроение улучшились слегка или существенно (18,8% против 10,8%). Хотя до полного торжества оптимистического мировосприятия трудовым мигрантам еще далековато. Негативные оценки случившимся в их жизни изменениям в последний год они дают вдвое чаще, нежели позитивные.

Трудовые мигранты выделяются не только своими адаптационными потенциями. Эту группу населения отличает рационализм выбора жизненных стратегий, согласованных с наличными и доступными социально-экономическими ресурсами; высокая мотивационная напряженность, подвигающая трудовых мигрантов к преодолению значительных препятствий в использовании этих ресурсов; вовлеченность в предпринимательскую деятельность разного рода и масштаба; новые способы и стандарты поведения на рынке труда; образ и стиль жизни; специфические образцы социального поведения; система ценностей; внешнеполитические ориентации и внутриполитический выбор. Некоторые из этих характеристик мы рассмотрим ниже. Что же касается оценок уровня собственной успешности в достижении основополагающих жизненных целей, то вполне вероятно, что на их формирование в значительной мере оказывает влияние накопившаяся в обществе усталость, отсутствие привычных гарантий и поддержки со стороны государства, экономическая и политическая нестабильность в стране и личные проблемы.

Самооценка уровня участия в принятии решений и протестный потенциал

В нашей стране провозглашено народовластие: мы избираем своих представителей – депутатов в парламент; мы, налогоплательщики, оплачиваем труды чиновников госаппарата, которые по определению должны защищать наши права и интересы, решать наши проблемы. Существует ли обратная связь, можем ли мы контролировать представителей своих интересов и влиять на решения исполнительной власти в случае, если она нарушает наши права? Большинство граждан страны (а это две трети населения Украины) считают, что нет. Каждый четвертый не знает ответа на этот вопрос, а если и знает, то держит свое мнение при себе. И только каждый четырнадцатый (7,2%) думает, что мог бы сделать что-нибудь в защиту своих собственных прав человека и гражданских свобод. Можно ли это назвать народовластием? Заметим, что трудовые мигранты вдвое чаще (12,6% против 6,6%) считают, что они обладают необходимым влиянием на правительство и своих избранников. Чего в этом утверждении больше: гражданской смелости или наивности, сказать трудно. Без более глубокого научного анализа и полевых исследований здесь не обойтись.

Сегодня мы знаем только, что в украинском обществе существуют люди, готовые терпеть любые материальные трудности ради сохранения в стране порядка, мира и спокойствия; и есть другие, готовые в случаях значительного ухудшения условий жизни выходить на улицу с протестом. Нетерпеливых (или нетерпимых?) больше в 1,2 раза (41,1% против 34,2%). Протестный потенциал у трудовых мигрантов все же выше, в случае необходимости на улицу выйдет почти каждый второй (47,2% против 40,7%), все прочие ��раждане Украины еще не до конца исчерпали свои ресурсы терпения и будут, стиснув зубы, ожидать лучших времен (35,0% против 26,9%). Заметим, что «протестантов» в группе трудовых мигрантов насчитывается в 1,8 раза больше, чем «страстотерпцев», а в другой группе, куда входят все прочие граждане страны, – только в 1,2 раза. Надо полагать, трудовые мигранты – люди с более активной жизненной позицией, которые будут скорее действовать, нежели рефлексировать.

А как они оценивают протестный потенциал своих соотечест-венников? Более половины этого контингента (56,0%) полагают маловероятными массовые выступления населения против падения уровня жизни, в защиту своих прав, хотя каждый четвертый респондент из их числа (24,7%) вполне допускает возможность широкомасштабных акций протеста жителей родного города или села под давлением экономического пресса и социальной несправедливости. Ведь недаром 55,3% респондентов оценивают политическую обстановку в стране как напряженную, а еще 14,8% – как критическую и взрывоопасную. Трудовые мигранты чаще склонны думать, что массовые выступления народа вполне вероятны (24,7% против 20,4%).

Геополитический выбор: западники и славянофилы

Украина напоминает сказочного коня по имени Тяни-Толкай: одна его голова обращена в сторону Востока, другая – Запада. Те, кто не ездит на заработки за пределы страны, отдают предпочтение укреплению в первую очередь восточно-славянского блока (России, Украины, Беларуси), расширению связей с СНГ либо развитию отношений преимущественно с Россией. Правда, трудовые мигранты, уже имеющие зарубежный трудовой стаж, видят преимущества в упрочении контактов с развитыми странами Запада (19,8%). Но прежде всего, считают трудовые мигранты, необходимо укреплять независимость Украины, опираясь главным образом на собственные ресурсы. Так думает каждый третий трудовой мигрант (31,8%). Геополитическим приоритетом другой группы служит упрочение восточнославянского блока с участием Украины (35,1%).

К идее присоединения Украины к союзу России и Беларуси наши соотечественники относятся преимущественно позитивно: в целом ее одобряют шестеро из каждых десяти опрошенных граждан страны. И если голоса прозападно настроенных трудовых мигрантов разделились поровну: 39.8% из них положительно оценивают возможность присоединения Украины к блоку восточно-славянских народов, а 40,9% такую перспективу не поддерживают, то оценки граждан – приверженцев славянофильской идеи, за рубежом не работавших, – распределяются по-другому. Голоса pro et contra потенциального воссоединения с братьями-славянами соотносятся в пропорции 3:1. Разброс мнений в этой группе гораздо заметнее.

Трудовые мигранты вдвое чаще отвергают идею восточнославянского общежития (40,9% против 20,9%), зато их соотечественники – патриоты отечественного рынка труда – в полтора раза чаще отдают предпочтение единению трех братских народов с общей историей, близкими языками, культурой и границами (60,1% против 39,8%). Имеющие опыт работы за рубежом жители страны в 1,3 раза чаще поддерживают вступление Украины в Европейский Союз, в 1,5 раза – присоединение к НАТО и в 1,3 раза – сотрудничество с Международным Валютным Фондом.

Таким образом, трудовые мигранты склонны к сотрудничеству с западными странами и международными организациями в гораздо большей степени, нежели люди, не покидавшие родные пределы в поисках заработка и выбирающие дружбу в рамках единого восточнославянского альянса.

Системный выбор

Светлое капиталистическое будущее или выстраданное социалистическое прошлое?

Оговоримся сразу, в настоящем дискурсе наши респонденты не выступают в качестве прорабов капиталистической новостройки или социалистической реконструкции. Эти прорабы деликатно именуются политическими силами. Наши же герои выполняют уже традиционную для себя роль группы поддержки, обеспечивающей стабильность строительной площадки конкурирующим между собою политическим силам. В каких же проектах хотели бы участвовать наши соотечественники? Какой общественно-политической системе отдают предпочтение?

Небезынтересно, что в целом в стране за минувшие восемь лет прослойка адептов социализма несколько увеличилась с 22,1% в 1994 г. до 27,5% в 2002 г. Привлекательность светлого капиталистического будущего по-прежнему актуальна, однако стремятся туда немногие – лишь 12,1% населения. Группа приверженцев капиталистического выбора хоть и не велика, но вполне устойчива, сохраняя и свои ориентиры, и своих бойцов. Уставшие от неопределенности «миротворцы», готовые поддержать оба выбора – и капиталистический, и социалистический, лишь бы не конфликтовали политические силы-антагонисты, стали изменять своему стратегическому принципу, вследствие чего их потенциал начал постоянно таять (с 23,7% до 16,3%). Скорее всего, дезертиры примкнули к «пофигистам» и «нигилистам», не склонным поддерживать никакие политические силы и батрачить в чужих строительных проектах. Их ряды постоянно укрепляются и растут: в движении неприсоединения участвует сегодня почти каждый четвертый житель страны.

Естественно, что трудовые мигранты – люди преимущественно прозападной ориентации и уже включенные в предпринимательскую практику – в 2,2 раза чаще поддерживают политические силы, возводящие фундамент капиталистического общества (23,8% против 10,9%). Соотечественники, не вкусившие прелестей зарубежной трудовой одиссеи, ориентируются главным образом на реставрацию ветшающей, но все еще живой социалистической идеи. В ее приверженцах ходят трое из каждых десяти наших сограждан, возделывающих отечественную трудовую ниву. Трудовые мигранты не отвергают напрочь реанимацию социализма, но их силы в полтора раза скромнее (18,8% против 28,5%).

Будем справедливы, не такие уж великие защитники капиталистической идеологии эти трудовые мигранты. Среди них представлены достаточно значительные группы людей, поддерживающие одновременно оба стратегических курса во имя мира и спокойствия в стране (18,8%). А таких, кто и вовсе не намерен принимать какое-либо участие в идеологическом строительстве любого толка, почти столько же, сколько приверженцев капиталистической идеи (22,1%). Тем не менее, под знамена капитализма готово встать наибольшее число людей из группы трудовых мигрантов (23,8%).

Выражая одобрение и поддержку той или иной идеологии, жители Украины, тем не менее, почти не принимают никакого личного участия в общественной или политической жизни страны: 79,0% трудовых мигрантов и 84,7% остальных граждан страны не являются членами какой-либо общественной организации, политической партии или движения. В политических партиях страны состоят лишь 2,1% населения Украины, а в общественно-политических движениях и общественных организациях, фондах, ассоциациях участвуют всего по 0,7% жителей страны. Политическая пассивность наших соотечественников достойна Книги Гиннеса.

Какие же социальные группы влияют, по мнению респондентов, на политический климат и погоду в стране?

Все жители страны едины во мнении, что наиболее значительную роль в жизни украинского общества играет мафия, вообще преступный мир. Так считают почти 40% населения Украины. За ними следует другая влиятельная группа – предприниматели и бизнесмены, собравшие 28,0% голосов участников опроса. Заметим при этом, что трудовые мигранты в 1,3 раза чаще упоминают представителей делового мира в качестве наиболее активных социальных акторов (34,8% против 27,1%). Далее приоритеты респондентов расходятся. Трудовые мигранты называют функционеров политической элиты (22,1% голосов), государственных служащих (21,5%) и только потом привычные для нашего уха социальные группы рабочих (20,4%), крестьян (19,3%) и интеллигенцию (17,1%). Руководителям государственных предприятий они отдают почетное десятое место (8,3%).

Граждане, за рубежом не работавшие, ранжируют социальные группы в другом порядке. По их представлениям наибольший вклад в трансформацию украинского общества после предпринимателей и бизнесменов вносят рабочие (27,9%), лидеры политических партий (24,5%), чиновники (24,4%) и только потом крестьяне (22,7%) и интеллигенция (17,3%). Бывшие в прежние времена всесильными хозяевами жизни руководители государственных предприятий сегодня подрастеряли авторитет и собрали в свою поддержку лишь 14,6% голосов респондентов из этой группы.

Рыночные ориентации

Движение к рынку предполагает разгосударствление собственности и ее приватизацию. Одной из важнейших составляющих рыночных преобразований является земельная реформа. Какой курс выбирают жители Украины: вперед, к рынку или назад – в командно-административную систему с обобществленной государственной собственностью на средства производства, в том числе на землю?

Ностальгия по уже ушедшей в прошлое советской жизни еще достаточно сильна.

Каждый четвертый житель независимой Украины хотел бы полностью воссоздать государственную собственность, как это было при советской власти. Ну, в крайнем случае, вернуть в государственную собственность уже приватизированные крупные предприятия. На такой альтернативе настаивает каждый пятый соотечественник. Ну, уж если и это невозможно, было бы неплохо остановить приватизацию, приняв нулевой вариант: уже приватизированная собственность остается в руках новых владельцев. Этот вариант поддерживают немногие (6,7%). Решительно настроенные в пользу полной, хотя и неторопливой, постепенной приватизации всей государственной собственности индивиды образуют немногочисленную группу. В реформаторах у нас ходит каждый десятый соотечественник, и такие люди одинаково часто встречаются и среди трудовых мигрантов, и среди патриотов отечественного рынка труда. Остальные занимают более умеренные позиции, и именно здесь проявляются определенны�� различия в оценках возможных вариантов развития процессов приватизации государственной собственности в Украине.

Трудовые мигранты в 1,7 раза чаще предлагают оставить в государственной собственности только стратегически важные объекты. Компатриоты из числа не работавших за рубежом лиц придерживаются более консервативной линии. Они в 1,6 раза чаще полагают целесообразным остановить приватизацию, сохранив уже достигнутые ее результаты; в 1,4 раза – вернуть крупные приватизированные предприятия в государственную собственность, сохранив условия для нормального функционирования всех прочих объектов хозяйственной деятельности, находящихся в частных руках; и, наконец, в 1,6 раза чаще они считают необходимым полностью воссоздать государственную собственность, вернувшись к командно-административной системе, существовавшей при советской власти.

Не менее важным для продвижения рыночных реформ является становление и функционирование земельного рынка. Однако общественное мнение в стране пока не вполне готово воспринять столь смелое рыночное нововведение. Значительная часть наших соотечественников (38,1%) полагает, что земля в Украине не должна быть предметом купли-продажи вообще, а еще 42,8% из них допускают существование земельного рынка в ограниченных масштабах – только для внутреннего пользования: по убеждению 30,8% респондентов, земля может продаваться и покупаться только гражданами Украины, а еще 12,0% считают, что такое право должно предоставляться исключительно жителям того населенного пункта, на территории которого осуществляются акты купли-продажи земли. Незначительное число участников опроса (всего 1,6%) выступают за введение других ограничений при купле-продаже земли. Рыночное сознание демонстрируют всего 7,8% респондентов, убежденных в необходимости свободной продажи и купли земли без каких-либо ограничений.

Среди трудовых мигрантов чаще встречаются индивиды, поддерживающие рыночные преобразования, хотя их число тоже невелико: лишь каждый десятый из них (10,6%) высказался в пользу свободного и открытого рынка земли. Наиболее часто они придерживаются мнения, что совершать акты купли-продажи земли должны иметь право исключительно граждане Украины (40,7%) голосов). Трудовые мигранты выражают такое мнение в 1,4 раза чаще своих соотечественников, не работавших за рубежом (29,8%).

Последние же, в отличие от трудовых мигрантов, в 1,6 раза чаще напрочь отвергают товарный характер земельных отношений в Украине (39,5% против 24,2%). Хотя трудовые мигранты и демонстрируют рыночное сознание более отчетливо в сравнении с прочими своими соотечественниками, до полного торжества рыночной идеи в их умах – дистанция огромного размера.

Еще одним весьма выразительным и интересным проявлением рыночного начала на уровне, так сказать, рыночного подсознания является отношение населения Украины к банковской системе и, в более широком плане, – к способам сохранения своих денежных сбережений. Каждый второй житель нашей страны не верит никаким банкам и готов искать любые другие способы сбережения своих денег. Такие граждане встречаются среди трудовых мигрантов в 1,2 раза реже (43,1% против 51,2%), зато они, уже имеющие опыт работы за рубежом, в 2,2 раза чаще готовы доверить свои сбережения, появись у них больше денег, банку за границей (32,0% против 14,9%). К услугам государственных украинских банков прибегнут в случае необходимости лишь 8,3% трудовых мигрантов, а коммерческим украинским банкам готовы довериться лишь единицы (2,2%). Компатриоты, не имеющие ни дня зарубежного рабочего стажа, столь же недоверчивы и вряд ли сочтут безопасным для себя хранить значительные денежные вклады в отечественных кредитно-банковских учреждениях. Между тем, привлеченные банками денежные средства населения могли бы быть использованы для инвестирования в отечественную экономику в целях ее укрепления. Увы, уровень доверия к банковской системе столь низок, что рассчитывать на народный карман как источник финансирования устойчивого развития сегодня по меньшей мере наивно. Впрочем, и всем другим институтам, как государственным, так и коммерческим, жители Украины сегодня не склонны верить. Единственно на кого они, по их мнению, могли бы положиться, – это семья и родственники, реже – коллеги и церковь.

Предпринимательство в оценках трудовых мигрантов

К развитию предпринимательства жители Украины относятся скорее одобрительно, хотя среди них обнаружилось достаточно много людей, индифферентных к становлению предпринимательской инициативы (трое из каждых десяти). Чаще всего адепты нарождающегося бизнеса встречаются среди лиц, имеющих опыт работы за рубежом: две трети из них положительно оценивают возможность расширения капиталистических отношений, доля же негативно настроенных к развитию предпринимательства трудовых мигрантов в 4,6 раза меньше. Соотношение позитивных и негативных оценок, данных частной инициативе гражданами, не ездившими на заработки за границу, иное: число ее сторонников лишь в 1,9 раза превышает число ее противников. К тому же в этой группе чаще можно встретить людей, так и не составивших для себя мнения о пользе либо вреде расширения предпринимательской деятельности (29,9% против 20,3%).

Неприятие предпринимательства временами оказывается настолько сильным, что жители страны категорически не считают для себя возможным работать по найму в частном бизнесе. Среди трудовых мигрантов такие люди встречаются вдвое реже (12,2% против 24,9%), в то же самое время именно эта социальная группа заметно чаще рекрутирует из своих рядов волонтеров, готовых трудиться на предпринимательской ниве (56,7% против 40,8%).

Так определяют участники опроса свое отношение к развитию предпринимательства в стране в целом. Когда же им задают вопрос о степени важности для них лично перспективы стать бизнесменом в той или иной сфере деятельности, соотношение их оценок приобретает несколько иное количественное выражение. Большая часть тех, кто приобрел небесполезный опыт работы в зарубежных странах, поддерживает создание благоприятного климата для развития предпринимательства в Украине заметно чаще, нежели их соотечественники, не рискнувшие искать заработки вдали от родины (71,3% против 46,9%). При этом создание частных предприятий, поддержку бизнеса и фермерства имеющие опыт работы в других странах сограждане оценивают как важный фактор развития предпринимательской инициативы в 1,7 раза чаще (34,8% против 20,0%), и как относительно важный – в 1,4 раза чаще (36,5% против 26,9%). Среди трудовых мигрантов вдвое реже встречаются лица, не определившие для себя степень важности предпринимательской деятельности (14,9% против 30,1%). Среди них в 1,7 раза меньше таких, кто по разным причинам не считает для себя важной и полезной возможность реализации предпринимательского начала, если таковое, конечно, в нем присутствует.

Временная трудовая миграция киевлян за пределы Украины

В условиях системного экономического кризиса и безработицы на столичном рынке труда появляются значительные контингенты лиц, пополняющих ряды и без того значительной армии безработных. Незанятость – сегодня острейшая социальная проблема и по своим масштабам, и по опасным последствиям неуправляемого развития, к тому же усложненная отсутствием необходимого опыта в решении полностью неведомой ранее для государства и общества ситуации на рынке труда.

Обратимся к результатам социологического мониторинга, осуществляемого Институтом социологии НАН Украины в рамках проекта «Изучение общественного мнения киевлян об актуальных проблемах города и социального самочувствия различных слоев его населения» в 2001 г.

Предпосылки трудовой миграции киевлян

Из числа опрошенных нами респондентов 41,3% отнесли себя к имущественному слою ниже среднего, а еще 16,3% – к низшему. Таким образом, более половины опрошенных киевлян (57,6%) не считают себя состоятельными людьми. Со средним слоем идентифицируют себя 38,0% респондентов, а еще 4,2% определяют уровень своего благосостояния выше среднего. Высокообеспеченными считают себя очень мало людей – всего 0,2% (табл. 8).

Таблица 8. К какому имущественному слою Вы себя относите?, %

Имущественный слой Все жители Киева В том числе
имеющие опыт работы за границей не имеющие опыта работы за границей
Высокообеспеченные 0,2 0,8 0,2
Выше среднего 4,2 10 3
Средний 38 56,2 34,2
Ниже среднего 41,3 26,9 44,2
Низкий 16,3 6,1 18,4

Половина участников опроса (50,3%) свидетельствует, что в их семьях денег на жизнь хватает, однако лишних не бывает. И почти столько же респондентов (47,7%) на вопрос о материальном положении их семей ответили, что денег им не хватает даже на самое необходимое. И только 2% киевлян, участвовавших в опросе, ни в чем себе не отказывают (табл. 9). Почти весь свой доход расходует на питание каждая четвертая семья, а от его половины до 80% – почти половина респондентов (49,0%). От 20% до 50% совокупного семейного дохода использует на приобретение продуктов каждая пятая семья (21,6%). Для остальных респондентов (4,1%) затраты на питание не превышают 20% совокупного денежного дохода в их домохозяйстве (табл. 10).

Таблица 9. Самооценки материального положения семьи, %

Материальноеположение семьи Все жители Киева В том числе
имеющие опыт работы за границей не имеющие опыта работы за границей
Ни в чем себе не отказываем 2 6,2 1,1
Денег хватает, но лишних нет 50,3 69,5 46,4
Денег не хватает на необходимое 47,7 24,3 52,5

Таблица 10. Какую часть совокупного денежного дохода Ваша семья использует на питание?, %

Доля дохода,используемого на питание, % Все жители Киева В том числе
имеющие опыт работы за границей не имеющие опыта работы за границей
Менее 20 4,1 10 2,9
21-50 21,6 40,8 17,6
51-70 23,3 21,5 23,7
71-80 25,7 15,4 27,8
Почти все 25,3 12,3 28

Из числа опрошенных 14,6% являются неработающими пенсионерами, 6,7% не имеют постоянной работы, 4,3% временно не работают, а 5,5% – домохозяйки. К ним следует присовокупить студентов и учащихся (7,2%) и разнорабочих (7,4%). Именно они и есть те люди, которые создают ядро прослойки неимущих киевлян (табл. 11).

Таблица 11. Распределение респондентов по роду занятий, %

Род занятий Все жители Киева В том числе
имеющие опыт работы за границей не имеющие опыта работы за границей
Руководитель предприятия 1,7 5,4 1
Специалист технического профиля 11,4 14,6 10,8
Специалист гуманитарного профиля 11 12,3 10,8
Работник правоохранительных органов 2 0,8 2,2
Предприниматель 4,3 11,5 2,8
Работник сферы обслуживания 10,5 8,5 10,9
Квалифицированный рабочий 11,6 11,5 11,6
Разнорабочий 7,4 6,2 7,6
Учащийся 7,2 5,4 7,6
Неработающий пенсионер 14,6 6,2 16,3
Домохозяйка 5,5 3 6
Не имеющий постоянной работы 6,7 8,5 6,3
Временно не работающий 4,3 3,8 4,4
Другое 1,8 2,3 1,7

Из тех, кто имеет работу, 38,3% работают в государственном секторе, 25,6% – в частном, а 5,6% – в обоих одновременно. Таким образом, значительная доля респондентов занята наиболее часто в организациях, учреждениях и на предприятиях государственного сектора. Хотя достаточно большая часть киевлян сегодня уже имеет опыт работы в частном секторе (табл. 12).

Таблица 12. В каком секторе – государственном или частном – Вы работаете?, %

Сектор занятости Все жители Киева В том числе
имеющие опыт работы за границей не имеющие опыта работы за границей
Государственный 38,3 30,2 39,9
Частный 25,6 48,4 20,9
И в том, и другом 5,6 6,4 5,5
Не работает 30,5 15 33,7

 

Качество жизни, по свидетельству респондентов, остается очень невысоким. Большинство из них считает, что ситуацию может спасти рыночная реформа, на это надеются 84,9% участников опроса. Правда, их мнения относительно ее осуществления расходятся: 46,7% респондентов считают, что рыночные реформы должны состояться немедленно и в сжатые сроки, остальные же (38,2%) настаивают на постепенном введении рыночных новаций. А каждый седьмой предлагает вернуться к централизованной экономике советского периода.

Однако реформы продвигаются слишком медленно, а выживать необходимо уже сегодня. Создание рабочих мест в частном секторе занятости не может существенно улучшить ситуацию на рынке труда, поскольку средний и малый бизнес до сих пор не получили значительного развития. Не решает проблему незанятости и введение на предприятиях и в организациях неполной рабочей недели или перевода части работников на половину или четверть должностного оклада, либо предоставление им временного или бессрочного неоплачиваемого отпуска.

Вовлеченность киевлян в трудовую миграцию за пределы Украины

Еще совсем недавно, в 1993-1995 гг., в Украине получили широкое распространение челночные коммерческие поездки как источник доходов и достаточно эффективный способ выживания людей, неожиданно для себя попавших в условиях экзотического для Украины эксперимента шоковой терапии. Стремительная сегментация рынка труда и не менее стремительная маргинализация значительного слоя работников государственных предприятий и организаций, вытеснение их на обочину общественной жизни стали для них большой школой выживания. Кроме «челночной экономики», другим эффективным способом выживания для людей, попавших в периферийные слои на рынке труда, стала временная трудовая миграция за пределы Украины, известная также под названием сезонной трудовой миграции.

Из числа наших респондентов планируют поехать на временную работу за границу 13,2%, а еще 1,6% из них имеют намерение присоединиться к контингенту челночных коммерсантов.

Опыт временной работы за рубежом уже имеют 17,0% опрошенных киевлян. Они свидетельствуют, что продолжительность такой «трудовой командировки» колеблется от нескольких дней до одного года, а в некоторых случаях превышает этот срок. Для половины трудовых мигрантов-киевлян временная работа за рубежом имеет случайный и единовременный характер; каждый третий посещает зарубежные страны с трудовой целью эпизодически, время от времени. Тех, кто делает это регулярно, немного – каждый восьмой респондент (12,7%). Еще меньше киевлян, для которых временная работа в других странах стала их постоянным занятием, дающим возможность содержать семью.

Оценка заработков

Трое из четырех киевлян, выезжающих на заработки за пределы Украины, работают там не по специальности. Остальным удается устроиться на рабочих местах, которые требуют от них именно тех профессиональных знаний и опыта, носителями которых они уже являются. Однако, как свидетельствуют респонденты, работать за границей даже не по своей профессии выгодно, так как оплачивают там их труд намного лучше, нежели в Украине. Двое из трех участников опроса оценивают оплату своего труда как полностью удовлетворительную. Остальные рассчитывали на более высокие дивиденды от собственного трудового вклада в зарубежную экономику, однако на этот раз не сложилось, не повезло, могло быть лучше. Во всяком случае, заработанные средства позволяют семьям работавших за границей столичных жителей продержаться некоторое время. И, правда, они составляют весомую часть семейного бюджета.

В каждой шестой семье временных трудовых мигрантов заработанные за рубежом средства – это единственный источник денежных поступлений в семейный бюджет, а в каждой десятой они составляют приблизительно три четверти совокупного семейного дохода. В каждом третьем домохозяйстве, члены которого время от времени посещают зарубежные страны с целью экономического туризма (купить-продать товар) либо временной работы, заработанные ими там средства обеспечивают почти половину или чуть больше половины денежных поступлений в их общий бюджет. В отдельных случаях «экспедиции выживания» завершаются получением денежного эквивалента трудовых усилий в таких размерах, какие, по свидетельству каждого седьмого респондента, могут поддержать материальное благосостояние семьи менее чем наполовину, а каждый четвертый респондент утверждал, что заработанные за границей деньги смогли наполнить совокупный семейный бюджет менее, чем на четверть.

Менее половины денежного дохода использует на покупку продуктов питания каждая вторая киевская семья, члены которой работают за рубежом. А в каждой десятой такой семье тратят на еду менее 20% совокупного семейного денежного дохода. В остальных же семьях, чей материальный базис подпитывают зарубежные доходы, на питание уходит более половины средств из семейного бюджета, при этом относительно небольшое число таких семей (12,3%) использует на покупку продуктов питания почти весь свой совокупный денежный доход. Таким образом, уровень жизни в семьях временных трудовых мигрантов заметно выше, нежели во всех остальных киевских семьях.

Позитивно оценили свой трудовой опыт и заработки, полученные в зарубежных просторах, более половины киевлян, выезжавших за границу с трудовыми целями: почти каждый четвертый (22,1%) остался полностью довольным, а каждый третий (32,7%) – скорее довольным, нежели наоборот, как материальными, так и нематериальными результатами своего пребывания и работы в другой стране. Недовольных меньше. Об этом свидетельствует каждый пятый респондент. Из числа тех, кто вернулся домой из зарубежной трудовой поездки с негативными впечатлениями, одна половина (10,6%) осталась полностью недовольной работой за рубежом, вторая же, более умеренная (10,6%), – скорее недовольной, чем довольной. А каждый четвертый респондент по каким-либо соображениям не захотел говорить о своих настроениях. Поехал, заработал, и все, о чем еще речь?

Только для каждого десятого трудового мигранта временная работа за рубежом Украины является основным занятием. Для остальных киевлян, кто время от времени выезжает на работу в другие страны, такая форма трудовой активности служит дополнительной нагрузкой. Так, почти две трети респондентов соединяют временную трудовую миграцию за рубежи Украины с работой по основному месту работы в Киеве, а остальные (29,3%) используют для этой цели отпуск.

География временной трудовой миграции киевлян

Об условиях выезда и временной работы киевляне узнают наиболее часто из сообщений средств массовой информации (газет, радио, телевидения) либо от соседей. Эти источники называет каждый третий киевлянин, имеющий опыт работы за рубежом. Намного реже они получают необходимые сведения от родственников (18,9% или каждый пятый) и сотрудников (12,1% или каждый восьмой). И только единицы (1,0%) упоминают такие источники информации как Министерство труда и социальной политики или подчиненную ему разветвленную Службу занятости в столице.

Результаты социологических опросов, проведенных Институтом социологии НАН Украины в режиме мониторинга в 1999-2001 гг., свидетельствуют, что подавляющее большинство киевлян, работавших в разное время за границей, уезжали на заработки преимущественно в Российскую Федерацию: это подтверждают 59,0% респондентов (или шестеро из каждых десяти). Второй страной по частоте посещений с трудовыми целями является Польша: 11,9% или каждый девятый столичный житель выезжал туда в качестве временного наемного работника в течение нескольких последних лет. Достаточно привлекательными для ищущих заработков киевлян являются Германия и Италия. В трудовые экспедиции в эти страны отправились в постперестроечные времена соответственно 9,4% и 6,1% респондентов. Заметно реже столичные жители выбирают Чехию, в которой искали и находили возможность подработать 3,7% опрошенных нами киевлян.

Заметим, что география временных трудовых миграций столичных жителей достаточно обширна: киевляне выезжают на заработки в страны Западной Европы и Южной Европы, а также в США и Канаду. Однако численность работающих временно в этих странах сравнительно невысока.

Легитимность временной трудовой миграции

Как утверждают сами трудовые мигранты, более половины из их числа работали за границей легально: 46,4% из них подписали официальный договор о трудоустройстве еще в Украине, остальные же 13,8% заключили трудовое соглашение в стране временного пребывания. Достаточно значительное число столичных соискателей рабочего места (39,8%) трудоустраивались за рубежом на основе личной договоренности с работодателем без подписания каких-либо официальных документов о найме на работу. Таким образом, четверо из каждых десяти украинских гастарбайтеров с киевской пропиской трудились в зарубежных странах нелегально, без какого-либо законного статуса (табл. 13).

Таблица 13. Оформили ли Вы официально свои трудовые отношения с работодателем за рубежом?, %

Страна
временной
занятости
Все жители Киева,
работавшие
за границей
В том числе работавшие
по договору,
заключенному
в Киеве
по договору,
заключенному
в стране
временной
занятости
без
договора
Россия 100 55,2 11 33,8
Польша 100 37,9 10,3 51,8
Германия 100 40,9 18,2 40,9
Италия 100 46,2 7,7 46,1
Чехия 100 33,3 22,2 44,5
Венгрия 100 33,3 33,3 33,4
Франция 100 83,3 16,7
США 100 50 33,3 16,7
Во всех странах в целом 100 46,4 13,8 39,8

случае возникновения трудовых конфликтов с работодателем они разрешались разными способами. Отметим прежде всего, что частота их была достаточно высокой, на что указывает более чем каждый третий столичный житель (36,2%), побывавший в роли наемного работника за рубежом. Как правило, трудовые конфликты с работодателем улаживаются полюбовно, без участия третьей стороны. Об этом свидетельствуют три четверти трудовых мигрантов (75,4%), у которых случались эксцессы подобного рода. В случае, если не удавалось достигнуть компромисса с работодателем, нашим землякам приходилось искать другие возможности трудоустройства. На это указывает каждый пятый участник опроса (19,6%), переживший горький опыт трудового конфликта на чужбине. И, наконец, встречаются среди трудовых мигрантов люди, пытавшиеся решать трудовые споры в легитимном пространстве. Из них 2,8% были вынуждены обратиться в полицию и лишь немногие (2,2%) решились искать правду в суде.

Таблица 14. Случались ли у Вас трудовые конфликты за рубежом с работодателем?, %

Страна
временной
занятости
Все жители Киева,
работавшие
за рубежом
Конфликты
с работодателем
были
не были
Россия 100 49,3 50,7
Польша 100 27,6 72,4
Германия 100 18,2 81,8
Италия 100 20 80
Чехия 100 44,4 55,6
Франция 100 100
США 100 33,3 66,7
Во всех странах в целом 100 36,2 63,8

Наиболее часто столичные жители работают без трудового соглашения или договора-подряда с зарубежным работодателем в Польше, Италии, либо Чехии, а вот в Российскую Федерацию трудовые мигранты приезжают из Киева, как правило, заблаговременно позаботившись о заключении договора о найме на работу: 55,2% из их числа подписывают трудовые соглашения еще в Украине, 11,0% – уже в России, а вот каждый третий столичный житель, уезжающий туда на заработки, нанимается на работу, не имея никакого договора (табл. 13). Однако именно в России наиболее часто возникают трудовые конфликты с работодателями и именно в этой стране они, как правило, улаживаются без участия третьей стороны. А вот в Польше, Германии и Чехии трудовые мигранты вынуждены в большинстве случаев искать другую работу в случае, если им не удалось уладить спорный вопрос с хозяином-работодателем (табл. 14, 15).

Таблица 15. Каким образом Вы улаживали трудовые конфликты с работодателем за рубежом?, %

Страна временной занятости В целом Способы урегулирования трудовых конфликтов
без участия третьей стороны в суде в полиции /милиции пришлось искать другую работу
Россия 100 88,4 1,2 1,2 9,2
Польша 100 50 50
Германия 100 37,5 12,5 50
Италия 100 75 25
Чехия 100 50 16,7 33,3
США 100 33,3 33,3 33,4
Во всех странах в целом 100 75,4 2,2 2,8 19,6

Социально-демографические характеристики трудовых мигрантов

Из представителей каких социально-демографических групп состоит контингент волонтеров, выезжающих из Киева в другие страны с целью заработать за границей?

Чаще всего это мужчины, чей средний возраст составляет 36,6 лет. Большинство из них имеет общее среднее образование, среднее специальное образование, гораздо реже – высшее (соответственно 31,8%, 40,3% и 19,4%). По роду занятий среди них преобладают специалисты технического профиля (14,6%), специалисты гуманитарного профиля (12,3%), предприниматели и неквалифицированные рабочие (по 11,5%). Почти половина из них (48,4%) занята в частном секторе, трое из каждых десяти – работники государственных предприятий, организаций и учреждений, и только 15,0% нигде не работают. Преобладающее большинство киевлян, имеющих опыт временной работы за рубежом, – украинцы (79,2%), а доля русских среди них составляет всего 17,7%. Более половины респондентов, выезжавших в другие страны в качестве временных трудовых мигрантов, относят себя к среднему имущественному слою (56,2%), и в 2,1 раза реже – к прослойке живущих ниже среднего уровня (26,9%). И только каждый десятый трудовой мигрант из числа столичных жителей принадлежал к группе лиц, оценивших свое материальное благосостояние выше среднего уровня. Среди самых бедных жителей столицы работающие временно за пределами страны встречаются редко – всего 6,2%. Заметим также, что чаще выезжают за рубеж с трудовыми целями лица из семей, не имеющих детей в возрасте до 18 лет: 55,6% против 44,6%.

Преобладающее большинство респондентов, имеющих опыт временной работы за рубежом, определяет материальное положение своей семьи краткой, однако красноречивой формулой: денег хватает, однако лишних нет. Так оценивают семейный карман 69,5% участников опроса из контингента киевлян, работавших за границей. Почти втрое реже за рубежом работают столичные жители, чей денежный доход ограничен настолько, что им хватает денег лишь на самое необходимое (24,3%).

Большинство трудовых мигрантов, работающих в зарубежных странах (58,5%) определяет состояние своего здоровья как удовлетворительное. Оценивших его как хорошее или отличное заметно меньше: соответственно 14,1% и 3,0%. Заметим, что вопреки плохому и даже очень плохому состоянию здоровья и самочувствия каждый четвертый трудовой мигрант из числа столичных жителей был вынужден искать возможности подзаработать хоть сколько-нибудь денег в другой стране и обеспечить выживание своей семье. Из них 18,5% жаловались на плохое здоровье, а еще 5,9% – на очень плохое (табл. 16). Заметим также, что среди тех, кто не ездит работать за рубеж, заметно больше лиц, определивших состояние своего здоровья как плохое (25,4% против 18,5%), и меньше таких, кто оценивает его как удовлетворительное (52,9% против 58,5%). Среди них много пожилых людей. Таким образом, в процессе трудовой миграции за рубеж осуществляется селекция: формируется контингент наиболее предприимчивых, мобильных и быстро адаптирующихся к рыночным условиям работников, чей труд принес бы Украине немалую пользу.

Таблица 16. Определите, пожалуйста, состояние Вашего здоровья, %

Состояние здоровья Все жители Киева В том числе
имеющие опыт работы за границей не имеющие опыта работы за границей
Очень плохое 4,8 5,9 4,6
Плохое 24,2 18,5 25,4
Удовлетворительное 54 58,5 53
Хорошее 14,5 14,1 14,6
Отличное 2,5 3 2,4

Заключение
Обеспечение права на труд – задача первостепенной важности

Временная трудовая деятельность за рубежами Украины, как и в предыдущие годы, дает жителям Украины дополнительные возможности найти новые источники доходов и выжить в условиях системного экономического кризиса и безработицы. Проблема снижения давления вынужденной незанятости, по свидетельству более чем половины респондентов-киевлян (59,6%), принадлежит к кругу задач первостепенной важности, а по мнению еще 28,8% участников опроса, преодоление безработицы по-прежнему сохраняет актуальность и должно служить сегодня предметом неусыпного внимания властей. И только единицы (3,9% опрошенных) остались равнодушными к этой проблеме, считая ее незначительной.

С другой стороны, большинство участников опроса указывает на необходимость социальной поддержки населения со стороны государства. По мнению 58,8% респондентов Киева, социальная защита малообеспеченных слоев является задачей первоочередной важности, требующей немедленного решения, а еще 30,5% участников опроса поддержали инициативу социальной помощи малоимущим и многодетным семьям. Лишь 2,3% опрошенных остались равнодушными к необходимости решения проблемы социальной незащищенности.

Бедность и вынужденная незанятость являются сегодня общенациональными проблемами в Украине и должны решаться на государственном уровне. Расширение рыночных отношений привело к сегментации рынка труда. Создание ядра производственного коллектива, с одной стороны, а с другой – быстрый рост периферийного слоя работников и углубление противоречий между ними создают разрушительный потенциал. Достаточно вспомнить, что к периферийным слоям рынка труда принадлежит многочисленная армия работников, занятых малоквалифицированным трудом, инвалиды, лица предпенсионного возраста и работающие пенсионеры.

Рациональное использование трудового потенциала в стране требует тщательной разработки принципов регулирования занятости как на макро-, так и на микроуровне. Для решения проблемы безработицы можно использовать как значительные капитальные вложения, так и хозяйственные меры либо организационные ресурсы. Не менее актуальной является проблема распределения полномочий и ответственности государства, местной власти и частного предпринимательства в сфере обеспечения права жителей Украины на труд. Неотложным вопросом является создание системы эффективной социальной защиты работников.

ПРИБЫТКОВА Ирина Михайловна,
доктор экономических наук, профессор,
ведущий научный отрудник Института социологии Академии Наук Украины,
председатель исследовательского Комитета по проблемам социологии народонаселения
и демографического образования Социологической ассоциации Украины