ТРУДОВАЯ ЭМИГРАЦИЯ ИЗ АЗЕРБАЙДЖАНА:
СТРАТЕГИИ ИНТЕГРАЦИИ В РЫНОК ТРУДА И РИСКИ

Введение

Проблема трудовой эмиграции из Азербайджана, ставшая особо актуальной после распада СССР, в настоящее время приняла широкомасштабный характер. Она оказывает заметное влияние на социально-экономическое и политическое развитие страны и затрагивает практически все слои общества. Данная проблема широко обсуждается печатных СМИ, на ТВ, а в последнее время -и в Парламенте страны.

В данной статье представлены результаты исследования, проведеного в рамках проекта Независимого исследовательского Совета по миграции стран СНГ и Балтии. В соответствии с задачами проекта в мае-июне 2000 года Институт Мира и Демократии провел социологический опрос среди 200 жителей Баку (105 мужчин и 95 женщин) c целью выявления отношения населения к эмиграции вообще и нелегальной трудовой эмиграции - в частности. Анкетированием были охвачены практически все этнические группы и слои общества - творческая, научно-техническая интеллигенция, студенчество, предприниматели, госслужащие, безработные. Респонденты самостоятельно заполняли анкеты. Преобладали респонденты 25-45 лет (44%) и 18-25 лет (29%); 62% имели высшее образование и еще 24% - незаконченное высшее подавляющее большинство опрошенных - азербайджанцы (78%).

Наряду с этим опросом, автор настоящего исследования в феврале-июле 2000 года провел дополнительно 43 интервью с респондентами, ныне проживающими за рубежом и нелегально там работающими, либо недавно возвратившимися в республику. Из них 22 респондента нелегально работали или работают в России, 7 - в Турции, 4 - в Германии, 4 - в Дубаи (ОАЭ), 3 - в Нидерландах, 2 - в Англии и один в США. Большинство опрошенных - мужчины (35 чел.), однако в г. Дубаи и в Турции респонденты представлены в основном женщинами. Преобладающий возрастной диапазон интервьюируемых - 25-35 лет (77%), остальные - лица 18-25 лет (16%) и 36-45 лет (13%). Таким образом, основной контингент нелегальных мигрантов - люди наиболее активных трудоспособных возрастов, главным образом - семейные (78%). Следует отметить, что образовательный уровень интервьюируемых не столь высок, как у участников опроса в г. Баку, в основном это - мигранты, имеющие среднее, общее и специальное образование.

Трудовая деятельность интервьюируемых, как правило, нелегальна, как зачастую и нахождение в стране.

Степень репрезентативности опроса и интервью оценить очень сложно. С одной стороны, достоверных данных о количестве азербайджанских нелегальных мигрантов, проживающих за пределами своей страны, нет, с другой - небольшое число опрошенных не позволяет в полной мере опираться на итоги опросов. По этой причине в работе не будет приведен традиционный для подобных исследований табличный материал. Однако полученные данные позволяют точнее выявить причины нелегальной миграции населения Азербайджана и имеющиеся в этой области проблемы. Именно поэтому в работе широко представлены рассказы трудовых мигрантов о способах проникновения в другие страны, нелегальной деятельности, о связях с криминальным миром. И, хотя, многие моменты очень трудно доказать (особенно, последнее), эти сведения очень важны для исследователя.
В работе также широко использованы данные официальной статистики и материалы СМИ о нелегальной трудовой миграции населения Азербайджана после распада СССР.

Основные этапы трудовой миграции населения Азербайджана в 80-90-е годы.

Нелегальная трудовая миграция стала составной частью азербайджанской действительности еще в советские времена, в начале 80-х годов, когда тысячи азербайджанцев, официально числясь в своих учреждениях, отправлялись на заработки в Россию и другие республики СССР, где в основном занимались торговлей и сезонными строительными работами.

В 1988 году, после начала карабахского конфликта изменившийся политический климат привел к сокращению выезда азербайджанцев из страны в поисках средств к существованию, напротив, немалая их часть предпочла вернуться на родину. В 1988-1991 годы страну в основном покидали армяне, русские и так называемые "русскоязычные", среди которых были и азербайджанцы.

Распад СССР и усиление боевых действий между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха в 1992-1994 годах кардинально изменили ситуацию в стране. С одной стороны, в результате карабахского конфликта и захвата армянскими вооруженными силами почти 20% территории Нагорного Карабаха появилась огромная армия беженцев и вынужденных переселенцев: по официальным данным Госкомстата Азербайджана на начало 2000 года - более 830 тыс. чел. или 10% населения страны. Эти люди, расселенные в основном в палаточных лагерях и общественных зданиях (санаториях, пансионатах, недостроенных зданиях и др.), а также среди родственников, столкнулись с серьезными финансовыми, бытовыми и другими проблемами. С другой стороны, разрыв прежних экономических связей между бывшими партнерами по СССР, крайне нестабильная внутренняя политическая ситуация вызвали тяжелейший экономический кризис в республике. Повсеместно закрывались заводы и фабрики, колхозы и совхозы прекратили свое существование, частное же фермерское предпринимательство не получило развития в силу многих объективных и субъективных причин. В результате в Азербайджане началось резкое падение производства: к концу 1993 года оно снизилось до половины уровня 1989 года.

Летом 1993 году Азербайджан вступил в СНГ, что, однако, не изменило ситуации в экономике республики. В 1994 году экономический кризис достиг своей наивысшей точки, резко снизился уровень жизни населения: прожиточный минимум в то время составлял 45 тыс. манат (около 45 долларов) в среднем на одного человека , тогда как минимальная зарплата - всего 2 тыс. манат (около 2 долларов).

Все вышеизложенное немедленно отразилось на миграционных трендах: начавшийся в стране в 1992 году отток населения в поисках заработков в 1994 году принял полномасштабный характер. При этом в дополнение к традиционным направлениям движения азербайджанцев (Россия, другие бывшие союзные республики) появились новые: Турция, Иран, чуть позже - Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ).

По официальным заверениям властей Азербайджана к началу 1996 года им удалось взять под контроль инфляцию и в целом стабилизировать экономическую ситуацию в стране. Однако статистические данные свидетельствовали о другом: объем промышленного производства продолжал падать, и к концу 1996 года около 90% предприятий республики окончательно остановили свое производство; развал сельского хозяйства также был очевиден.

По данным Госкомстата республики на 1 июня 2000 года, в Азербайджане численность официально зарегистрированных безработных составила 41,6 тыс. чел. или 1% трудоспособного населения страны. Однако по данным Конфедерации профсоюзов Азербайджана в стране не имели работы 1,2 млн. чел. Оценки независимых экспертов еще более мрачны: количество реально безработных в Азербайджане - 3,7 млн. чел. . Именно они и составили основу армии нелегальных мигрантов Азербайджана.

Заявления властей относительно стабилизации экономической ситуации в стране справедливы лишь по отношению к столице. Именно здесь сосредоточены основные действующие предприятия, осуществляют свою деятельность нефтяные компании, в том числе иностранные, сюда направляются иностранные инвестиции. За пределами Баку была совершенно другая жизнь, иная страна, поэтому в столицу в поисках средств к существованию хлынули потоки сельских жителей, а также беженцев. Найти работу, однако, удавалось далеко не всем, отток населения за пределы страны возрастал. Высказывается мнение, что за пределами страны ныне реально может находиться от 2,5 до 3,5 млн. граждан Азербайджана .Точную цифру установить чрезвычайно сложно, поскольку имеются резкие расхождения в официальных данных по численности населения страны и данных других источников, в частности, - независимых экспертов. Последние, хотя и носят оценочный характер, вызывают, по нашему мнению, больше доверия. Так, по данным Госкомстата Азербайджана на начало 2000 года, в сельских районах страны проживало 3,7 млн. чел., или около 48% населения; по данным же независимых экспертов - не более 1,5 млн. чел., то есть около 19% населения. По данным первой переписи периода независимости (январь 1999 года) в Баку проживало 1 млн. 789 тыс. человек, то есть практически столько же, сколько в 1989 году (1 млн. 795 тыс. чел.). Правда, сотрудники Госкомстата особо отметили, что эти цифры даны без учета беженцев, вынужденных переселенцев и временно проживающих в городе. Если учесть и их, тогда численность населения Баку составит более 2 млн. человек . Однако эта цифра, вероятно, меньше реальной. По данным независимых экспертов в последнее время в столице потребление воды, газа и продуктов питания, несмотря на дороговизну и резкое обнищание масс, возросло в 3-4 раза. Такое возможно только при наличии большей численности населения.

Еще один пример несоответствия официальных данных реальному положению вещей. В 1994-1997 годах автор настоящих строк, будучи одним из руководителей международной гуманитарной организации, участвовал в акции раздачи гуманитарной помощи в 8 приграничных с Россией северо-восточных районах республики. Акция проводилась на основании списков населения, предоставленных кабинетом министров и местными властями, по предъявлению паспортов и иных удостоверяющих личность документов. Однако регулярные проверки этих списков показывали одно и то же: в среднем до 70% мужского населения районов официально числились проживающими в районе, реально же они находились в России и других странах на заработках.

До 1996 года миграционные потоки азербайджанских нелегальных мигрантов не имели тенденций к изменениям: по-прежнему основной поток шел в Россию, кроме того, нелегалы выезжали на заработки в Турцию. Турецкие власти прекрасно знали об их присутствии в стране, однако, учитывая тяжелую экономическую ситуацию и доброжелательное отношение местного населения к азербайджанцам, сквозь пальцы смотрели на эту проблему.

Постепенно положение нелегальных мигрантов из Азербайджана стало ухудшаться. В России их пребывание и занятие бизнесом с каждым годом становились все проблематичнее, но особенно сильно ситуация обострилась после августовского кризиса 1998 года. В Турции для азербайджанских мигрантов также возникли определенные трудности, их все чаще стали депортировать из страны.

Усиливавшийся в Азербайджане экономический кризис вызвал к жизни новый вид деятельности среди азербайджанских нелегальных мигрантов - проституцию "на выезде". После 1996 года она приобрела массовое распространение не только в столице, но и консервативных мусульманских сельских районах. Первоначально "тонкий ручеек" азербайджанских девушек и женщин к 1999 году превратился в поток, что вынудило власти Турции и ряда других мусульманских стран (ОАЭ, Пакистан и др.) обратить самое серьезное внимание на эту новую для себя проблему.

Именно в это время (1998-1999годы) в Германии, Нидерландах и других западноевропейских странах стали появляться азербайджанские мигранты, многие из которых занялись нелегальной трудовой деятельностью. В настоящее время эта ситуация не только не изменилась, но и имеет тенденцию к развитию.

Азербайджанские трудовые мигранты в России

Миграция населения Азербайджана в Россию существовала еще в 50-60-е годы. Но тогда выезжали в основном студенты, а также нефтяники, большинство из которых оставалось на новом местожительстве, образовав первую миграционную волну азербайджанцев в России. В последние годы советской власти жители Азербайджана начали оседать в Москве и других городах России, официально числясь у себя на родине; некоторые приезжали в российские города на 3-5 месяцев на заработки, главным образом, торгуя фруктами, овощами, цветами. Сложилась следующая специализация в этой области. Торговлей фруктами и овощами занимались жители северо-восточных районов Азербайджана (Гусарского и Хачмазского), в большинстве своем лезгины и таты-иудеи (горские евреи), а также талыши и азербайджанцы из юго-восточных районов (в основном Ленкоранского). Цветочный же бизнес был полностью под контролем жителей Баку и Апшеронского полуострова, то есть - азербайджанцев и татов-мусульман.

По оценкам специалистов поставка овощей и фруктов из Азербайджана в Москву в тот период приносила до 800% прибыли за сезон. Но еще более выгодным был цветочный бизнес. Только за один оборот прибыль доходила до 200%, то есть 1 млн. рублей, вложенный в цветы, через неделю давал доход в 3 млн. рублей, а в год - колоссальный по тем временам доход в 2 млрд. рублей .
Естественно, эти сверхдоходы привлекали внимание конкурентов из других регионов СССР, и азербайджанским мигрантам приходилось вести ожесточенную борьбу с ними. В 1986-1987 годы азербайджанским группировкам удалось подавить украинские и прибалтийские, и вплоть до падения СССР почти 80% всего советского цветочного бизнеса негласно контролировали азербайджанцы.

Победа над конкурентами незамедлительно отразилась на доходах: в 1989 году из Азербайджана было вывезено цветов почти на 4 млрд. рублей (валовой продукт республики в тот год составил 7 млрд. рублей!) .

Став монополистами в сфере торговли фруктами, овощами и, особенно, цветами, азербайджанские мигранты сформировали разветвленную и четко действующую систему перекупки - продажи. Численность участников технологической цепочки от производителей фруктов, овощей и цветов в Азербайджане до покупателя не только в Москве, но и в далеких Иркутске или Братске могла насчитывать до несколько сотен человек. В тот период более 90% цветочной продукции прибывало в города России авиатранспортом, остальные - авто- и железнодорожным транспортом. Цветы в Москву, к примеру, привозились в аэропорты Внуково и Домодедово в стандартных ящиках, в каждом из которых находилось до 1000 цветов. Такие рейсы совершались скупщиками два раза в неделю. В среднем в неделю в Москву завозилось 300-500 тыс. цветов, а в предпраздничные дни - до 1,5 млн. штук. Однако не все реализовывалось в Москве - столица была часто перевалочной базой для транспортировки цветов в другие регионы России.

В самой Москве реализация цветов шла через кооператив "Наш дом". Последний определял цену, и никто не имел право занижать ее, непроданные цветы просто выбрасывались. Азербайджанцы предпочитали брать на работу родственников, земляков или очень хорошо проверенных знакомых. Со стороны, без предварительной проверки стать продавцом цветов было практически невозможно. Конфликтов с милицией или властями не было, поскольку, например, отделение милиции, охраняющее крупную торговую точку, в тот период получало от нее до 300 тыс. рублей. Не боялись азербайджанские продавцы и рэкэтиров, поскольку сами имели в своем распоряжении вооруженный отряд численностью более 30 человек .

В тот период население Азербайджана, обладая столь значительными капиталами ми, в то же время не имело возможности вкладывать их в производство, поэтому в республике так популярно было частное жилищное строительство, а Баку считался одним из центров советской "теневой" экономики. Когда же в 1987 году в СССР разрешили частную предпринимательскую деятельность и повсеместно стали создаваться кооперативы, отнюдь не случайно среди кооператоров более всего были заметны именно кавказцы, в первую очередь - азербайджанцы.

Однако начавшийся в 1988 году карабахский конфликт создал определенные проблемы для азербайджанских мигрантов. В декабре 1990 года закрылся кооператив "Наш дом", под прикрытием которого в Москве сформировался мощный азербайджанский криминальный клан. Распад СССР в декабре 1991 году усугубил ситуацию. Становилось сложно перевозить товар из Азербайджана в регионы России, особенно дальние. В результате происходили изменения в разветвленной и отлаженной цепочке: теперь цветы и сельскохозяйственную продукцию азербайджанцы предпочитали завозить в регионы России из ближайших республик Центральной Азии или Украины. Но это, в свою очередь, вызвало необходимость вытеснения с рынков выходцев из этих республик. И отнюдь не всегда эта борьба с конкурентами шла на основе честной экономической конкуренции.
В тот период произошли изменения и в характере трудовой деятельности азербайджанских мигрантов: наряду с традиционной торговлей продуктами сельского хозяйства и цветами, азербайджанцы быстро занимали ведущие позиции в сфере общественного питания, открывая шашлычные, рестораны, кафе, позже - казино. Тогда же часть азербайджанских мигрантов была вовлечена в криминальный бизнес - торговлю наркотиками и продажу автомашин. Основным центром и перевалочной базой азербайджанских наркоторговцев стал отель "Солнечный", а основным местом торговли наркотиками - Черемушкинский рынок в Москве. Многочисленные облавы и налеты московской милиции результатов не давали: освободившиеся места задержанных торговцев тут же занимали другие нелегальные мигранты из Азербайджана. В начале 90-х годов азербайджанцы полностью контролировали в Москве Центральный, Ленинградский и Черемушкинский рынки, имели налаженные связи с Турцией, Пакистаном и Ираком. Немало азербайджанцев занимало также сильные позиции в других сферах деятельности в России. Основными криминальными "бизнес-центрами" азербайджанцев стали рестораны "Арагви" и "Узбекистан".

В 1992-1995 годах в Москве ОМОНу, а также конкурентам удалось нанести по азербайджанской общине ряд серьезных ударов. В результате азербайджанцы были вытеснены из ресторана "Узбекистан", который стал базовым центром чеченских группировок. Впоследствии, однако, азербайджанцам удалось не только восстановить утерянные позиции, но даже их укрепить, в том числе - и с помощью постоянно увеличивающегося потока мигрантов из республики. К концу 1997 года 12% оборотного капитала азербайджанцев в России приходилось на промышленность, 20% - на торговлю, 23% - банковские структуры и 38% - криминальный бизнес, в том числе - торговлю наркотиками и оружием. Суммарный оборот финансовых средств, заработанных в тот период азербайджанцами в России в сфере легального и нелегального секторов российской экономики, оценивался независимыми экспертами в 25-26 млрд. долларов. Почти половина - 12-15 млрд. долларов - приходилось на Москву , что значительно превышало валовой продукт Азербайджана.

Конечно, большая часть этой суммы шла не в Азербайджан, а пускалась в оборот воротилами "теневого" и криминального бизнеса в России и приносила колоссальные прибыли. В Азербайджан же в основном поступала часть заработанных нелегальными трудовыми мигрантами средств для поддержки близких.

Остановимся на жизни и быте азербайджанских нелегальных трудовых мигрантов подробнее.

Тот факт, что, покидая родину в поисках средств к существованию, азербайджанцы из всех стран мира, в том числе республик СНГ, отдают предпочтение России, легко объясним: большая, хорошо знакомая соседняя страна, бывший партнер по СССР, отсутствие языкового барьера, легкость заключения смешанных браков. Даже ухудшение отношения русских к азербайджанцам после распада СССР и дискриминационные действия властей России, в первую очередь Москвы, не остановили поток прибывающих сюда граждан Азербайджана. Выезд подавляющего большинства своих граждан соответствующие органы Азербайджана практически не фикс��руют, многие из них уезжают из страны, не снявшись с учета, и живут в России месяцами и даже годами нелегально. Понятно, что в таких условиях вести точный учет эмигрировавших из Азербайджана в Россию весьма сложно, поэтому приводимые в прессе данные об их численности достаточно приблизительны. В 1998 году согласно официальным данным азербайджанских властей, в России проживало чуть больше 500 тыс. граждан Азербайджана, год спустя, при обсуждении в парламенте "Закона о трудовой миграции" председатель комиссии по социальным вопросам Хады Раджабов заявил о наличии в России уже 800 тыс. трудовых мигрантов из Азербайджана . Но эти данные явно не вызывают доверия (что, кстати, признают и сами власти). Согласно материалам азербайджанской прессы 1991-1997 годов в Россию из республики выехало более 1,5 млн. чел., и там жило и работало до 2 млн. азербайджанцев или почти 25% от общей численности населения Азербайджана . По данным МВД России и прессы в Москве официально проживают 150-200 тыс. азербайджанцев - граждан России (по переписи 1989 года - 30 тыс. чел.), а с учетом мигрантов - около 500 тыс. азербайджанцев. Есть и другие цифры: по данным посольства Азербайджана в России до августовского кризиса 1998 года в Москве работало до 1 млн. азербайджанских мигрантов, после кризиса 1998 года и начала осенью 1999 года второй чеченской войны - 400 тыс. человек (из них официально, по данным ГУВД Москвы, регистрацию прошли 21 тыс. азербайджанских граждан, а остальные почти 380 тыс. чел. такой регистрации не имели и жили нелегально) . Правда, представители азербайджанского посольства утверждают, что число нелегальных трудовых мигрантов из Азербайджана резко возрастает в летние месяцы, достигая порой 2 млн. чел. Завершив свои дела, многие потом возвращаются на родину и, соответственно, число выходцев из Азербайджана в столице России сокращается до 600-800 тыс. чел., половину которых составляют постоянно проживающие здесь российские граждане .

Руководители азербайджанской диаспоры оперируют следующими данными: в России проживает до 2 млн. азербайджанцев, из них до 800 тыс. чел. - в Москве. Из находящихся в Москве азербайджанцев 100 тыс. - российские граждане, 650 тыс. граждан Азербайджана работают на рынках и с сфере обслуживания, а остальные 50 тыс. связаны с криминальным миром .

В других регионах России ситуация следующая. В Санкт-Петербурге численность азербайджанцев достигла 200 тыс. чел.; немало их также в далеких и холодных для южан Сибири и на Дальнем Востоке. Так, в Тюменской области официально прописаны 23 тыс. азербайджанцев, а фактически их здесь по оценкам диаспоры - до 100 тыс. чел.; в Омской области - до 20 тыс., в Томской - более 50 тыс. чел.; в южно-сибирских городах численность азербайджанцев приблизилась сегодня к отметке 150 тыс. чел.; на Дальнем Востоке больше всего азербайджанцев в Приморье: только в г. Владивостоке проживает около 70 тыс. азербайджанцев.

Все приведенные цифры можно оспорить, но легко угадывается за ними высокая интенсивность миграции азербайджанцев в Россию, не вызывает сомнений.

Азербайджанцы стараются селиться в России по местническому признаку. Так, уроженцы городов Казах и Акстафа оседают в городах Когалым, Сургут и Тюмень, бакинцы и жители Апшерона вначале предпочитали селиться в основном в столице России, а после упадка цветочного бизнеса, начали осваивать Дальний Восток (Владивосток, Хабаровск, полуостров Сахалин). Как это ни удивительно, но жители субтропических южных районов Азербйджана (Ленкорань, Масаллы и др.), не пугаясь суровых холодов российского севера, успешно осваивают этот регион, и сегодня их немало в Мурманске, Архангельске и других населенных пунктах Заполярья.

Уроженцы Карабаха еще недавно оседали в основном в Самаре и Нижнем Новгороде, а шамкирцы и гянджинцы - в Москве, Подмосковье и в Санкт-Петербурге. Затем произошли некоторые изменения: часть карабахцев, в основном беженцы из Агдама и Физули, а также жители Нахчевана все активнее осваивают Москву (некоторые столичные рынки контролируют уже они), хотя роль представителей других регионов Азербайджана в столице России по-прежнему велика.

Интервью с мигрантами, проживающими в Москве или недавно вернувшимися оттуда, дают подробную информацию о путях проникновения нелегальных мигрантов из Азербайджана в Россию и их проблемах.

Итак, кто предпочитает ныне поездку на работу в Россию? В подавляющем большинстве это - мужчины в возрасте 20-35 лет (намного реже выезжают те, кому 36-45 лет, а также юноши 16-19 лет). Жизнь трудового мигранта, а тем более нелегального, очень тяжела и сопряжена со многими проблемами и сложностями, которые под силу, в первую очередь, молодым, здоровым, физически сильным мужчинам, еще не отягощенным семейными узами. Со временем, накопив денег, мигранты женятся и, по возможности, перевозят семьи в Россию. Однако некоторые из них оставляют семью на родине на попечении родителей или родственников и регулярно пересылают ей средства к существованию.

Вопреки распространенным стереотипам, образовательный уровень азербайджанских мигрантов достаточно высок, не говоря уже о поголовном среднем образовании. Среди мигрантов по меньшей мере половину составляют лица с высшим образованием, обладающие в основном "недоходными" в современном Азербайджане профессиями (учителя, инженеры, военнослужащие, бухгалтеры и т. п.). Однако фактический образовательный уровень мигрантов из сельских районов, даже при наличии диплома, все же не соответствует современным нормам, как и уровень владения русским языком.

Первая проблема у азербайджанских мигрантов начинается на родине. Для поездки необходимо иметь определенную сумму денег на расходы по крайней мере на 2-3 месяца. Как минимум, требуется 2-3 тысячи долларов в Москве, в других регионах - чуть меньше. Сюда входят расходы на регистрацию по месту жительства, аренду квартиры для проживания, аренду торговой точки на рынке и некоторая сумма на непредвиденные расходы. В связи с этим еще перед поездкой будущий мигрант занят поисками этих денег, для чего продает корову, машину, дом или домашние ценности, либо занимает деньги. Очень часто многие родственники или сельчане помогают в сборе денег в надежде, что потом им будет оказана помощь из России.

Поскольку между Азербайджаном и Россией нет визового режима, теоретически мигранты не должны иметь проблем с пересечением границ. Однако это справедливо лишь для воздушного сообщения. При пользовании же авто- или железнодорожным транспортом, мигранты должны быть готовы ко многим сложностям, а значит - к потере определенной суммы при пересечении границы, поскольку сухопутная дорога из Азербайджана в Россию проходит через Дагестан и Чечню, где идет война.

Азербайджанский мигрант никогда не отправится в Россию, если там у него нет родственников или земляков: без предварительной договоренности и помощи соотечественников поездка практически обречена на неудачу. По прибытии мигрант вначале занят поисками жилья. Поскольку в Москве, например, трудовые мигранты из Азербайджана в основном заняты в сфере торговли, они стремятся селиться поближе к рынкам - местам их будущей работы. В Москве достаточно большой выбор квартир по приемлемым ценам. К примеру, один из участников опроса, 27-летний Ибрагим, торгует на Ленинском проспекте картофелем и недалеко снимает однокомнатную квартиру за 50 долларов; двухкомнатная квартира рядом с рынком стоит примерно 100 долларов (2001 год). Далее, мигранту необходимо срочно зарегистрироваться, чтобы не иметь проблем с правоохранительными органами. Официально на полгода регистрация в Москве стоит 500 рублей, но для этого надо простоять несколько дней в очередях, причем без каких-либо гарантий получения такой регистрации. Поэтому приезжие часто предпочитают передать деньги (60-65 долларов) своему участковому милиционеру, который избавит мигранта от изматывающего и, во многом, унизительного ожидания в очередях и хождения по инстанциям.

Завершив все указанные процедуры, азербайджанский мигрант покупает торговое место на рынке (неофициально оно стоит 1500-2000 долларов, кроме того - ежедневная плата 10 долларов за аренду помещения). Только после этого мигрант начинает зарабатывать деньги, причем первое время он как правило, работает себе в убыток.

Безусловно, самые серьезные для мигрантов проблемы связаны с взаимоотношениями с властями, в первую очередь - правоохранительными органами, а также местным криминальным окружением. Участники интервью в подавляющем большинстве отмечают, что им было бы прежде всего с финансовой точки зрения выгоднее платить государству деньги за аренду и другие необходимые услуги, нежели связываться с криминальным миром. Однако в современных российских условиях мигранты вынуждены играть по другим правилам. Схема такова: торгующие на каждом рынке попадают под так называемую "крышу" в лице азербайджанских криминальных авторитетов, а также имеют так называемый "общак". "Общак" - это определенная сумма денег, регулярно собираемая с торговцев выбранным ими самими из своей среды представителем для улаживания (в форме взятки) возникающих у отдельных торговцев проблем с милицией и властями. Если же появляются более серьезные проблемы (с представителями организованной преступности), в дело вмешиваются азербайджанские криминальные авторитеты, которые реально контролируют тот или иной рынок в Москве. В свою очередь, имеется единый общемосковский "общак". В Москве его держатель, имея обширные связи в криминальной среде и правительственных кругах России и Азербайджана, контролирует Черемушкинский, Усачевский, Рогожский и Велозаводской рынки. Кроме того, владеет множеством коммерческих палаток, магазинов, кафе и ресторанов, расположенных на площадях Ильича, Таганской и у железнодорожной станции "Каланчевская", имеет также торговые места на вещевых рынках в Лужниках, около станции метро "Петровско-Разумовская" и на Черкизовском рынке. По имеющейся у автора настоящих строк информации на основании сведений азербайджанских мигрантов и представителей диаспоры, сегодня в Москве азербайджанцы полностью контролируют 23 рынка (еще на 5 рынках они также имеют серьезные позиции), 3 ресторана, 7 гостиниц, 12 кафе, 8 фирм, торговые точки практически на всех станциях метро. Представителям азербайджанского посольства, которые ничем реально помочь не могут, а часто и не хотят, мигранты не доверяют.

Наиболее характерную картину жизни нелегального трудового мигранта из Азербайджана в России дал в своем интервью 28-летний Самир:

"Родом я из Шекинского района. До недавних времен мы с трудом, но могли жить. Однако денег становилось все меньше и меньше, работы ведь нет. В семье у нас 7 человек. Из-за бедности все время оттягивали свадьбу, но ждать дальше было уже невозможно, и я женился. Вскоре родился сын, и по мере того как он подрастал, становилось ясно, что надо срочно найти работу. Как-то встретил знакомого, который сказал, что может помочь найти хорошую работу в Москве. Его шефу нужны свои, очень надежные ребята, и потому он опирается в первую очередь на земляков и проверенных соотечественников. На семейном совете решили, что я должен использовать этот шанс.

Продав единственную корову и взяв еще немного денег в долг у родственников, я отправился в Москву. Первые дни ушли на размещение и регистрацию. Каких-либо проблем не было. Все было сделано за меня, помогли через участкового милиционера получить без нервотрепки регистрацию, я поселился недалеко от Тушинской ярмарки в небольшой двухкомнатной квартире. Со мной проживала одинокая старая женщина, с которой я быстро нашел общий язык. Ей очень нравилось, что я не курю, почти не пью и не ругаюсь, веду себя тихо, слушаю ее рассказы. А вечерами, по возвращении, я всегда покупал ей бутылку вина, которую она распивала во время ужина. За это она готовила еду и убирала за мной.

На Тушинской ярмарке практически везде азербайджанцы. Только из одного села Орта (Средний) Зайзид Шекинского района здесь работают больше 60 человек. Первое время меня негласно проверяли на честность. Всякое бывало... Потом мне стали поручать более серьезную работу. За прилавками давно уже мы не стоим. Сложные времена наступили, и население не очень-то идет покупать у кавказцев, особенно у наших. Во многом сами виноваты. Ведем себя не так, особенно с девушками. Ведь большинство наших из сельских районов, а там отношения с девушками достаточно сложные. Попав же в Москву и имея неплохие деньги, многие ведут себя не очень хорошо. Считают, что русские девушки более доступные. Да и пропаганда каждый день сказывается. Вот почему мы стараемся поменьше на глаза попадаться. Из дома выходим на заре, а возвращаемся поздно ночью. За прилавками стоят в основном украинки, иногда русские девушки. Но предпочтение отдаем украинкам. Они проще, очень надежны и работящие. В сутки они зарабатывают 3-4 доллара. Поскольку у многих из наших месяцами, а у некоторых годами нет рядом жен, то многие фактически живут с украинками. Это полностью устраивает обе стороны. Мой друг, который в Москве уже 4-ый год, живет с Любой из села в Полтавском районе. Там у нее остались родители и сын. Так теперь не только она, но и мой друг оказывает помощь ее сыну и родителям. Вдобавок, никто не трогает и не пристает к ней на рынке, что очень немаловажно, ведь она видная девушка и молодая. Конечно же, друг не забывает и своих на родине, пока есть такая возможность. Только за последние три месяца он заработал 5 тыс. долларов. Между прочим, раньше в Баку он работал журналистом…

Сам я постепенно также стал хорошо зарабатывать и ныне в среднем в месяц посылаю семье 300 долларов. Жить с кем-то в Москве не хотел и вскоре ко мне приехала жена с сыном. Заранее недалеко от рынка нашел новую квартиру. Одно плохо: весь день жена и сын сидят дома, практически не выходят на улицу. Жена плохо говорит по-русски и чувствует пока себя не очень уверенно в Москве. Но еще хуже с сыном. Он подрос и очень хочет пойти в школу. В прошлом году я его обманул, пообещал все-таки устроить в школу, но из-за войны в Чечне не решился туда отдать. Очень боюсь, ведь у многих наших избивают или унижают детей и жен, а сколько угроз и оскорблений мы за последние месяцы услышали по телефону! Все время думаю, что делать с семьей? Скорее всего отправлю жену и сына обратно на родину. Так спокойнее.

Самые большие проблемы у нас в Москве с милицией. Московская милиция хуже азербайджанской. Через каждые 2-3 дня ОМОН налетает и все может просто так перевернуть. Про оскорбления и унижения не говорю, это - норма, для них это - как мат в разговоре. Совершенно спокойно могут тебе в карман положить открыто наркотик или еще что-нибудь и забрать в участок. А там тебя такое ждет, что лучше не говорить. На Кузьминском рынке моему земляку, смеясь, открыто положили в карман гранату, пото�� вытащили и потребовали в качестве откупного 3 тыс. долларов. И попробуй не дать, еще хуже будет. Особенно плохо бывает после всяких терактов и военных столкновений в Чечне. Через два дня после теракта на Пушкинской, 10 августа, ОМОН налетел на Тушинскую ярмарку. Как всегда, именно наших забрали в автобусы и увезли в участки. Там взяли с каждого по 100-150 рублей и отпустили. То же самое было и на других рынках. Кто имел очень хорошие контакты с милицией, были заранее предупреждены. Мой друг, который работал на рынке у стадиона "Динамо", потом сказал мне, что их заранее предупредили, чтобы на 3-4 дня убрали товары и попрятались. Многое зависит от того, кто контролирует "общак" и имеет контакты с милицией и властями. Сами мы за это регулярно платим в "общак", чтобы у нас не было серьезных проблем с властями и милицией, а также с местной братвой. Между прочим, в Москве многие милиционеры уже успели выучить все суммы на нашем языке - от ста рублей и выше.
Мы стараемся помогать друг другу. Когда получаем вести из Азербайджана, стараемся реагировать. Скажем, если у кого-то на родине умер родственник, мы узнаем об этом порой раньше, чем родственники покойного в Баку и в тот же день быстро собираем деньги и через кого-то из земляков посылаем. Однажды получили письмо от нашего учителя с просьбой отремонтировать школу. Быстро собрали деньги и поручили надежному человеку не только довезти, но и проконтролировать ремонт. Теперь крыша школы не протекает.

Конечно, думаем о возвращении на родину. Тяжело терпеть произвол здесь. Все, что происходит с нами и вокруг нас - не по закону. Но что нас ждет на родине? Раньше мы имели одну корову и радовались этому. Теперь на посланные деньги мы купили 2 коровы и бычка, отремонтировали дом и приобрели машину, пусть и не очень новую. Буду ли я иметь такую возможность, если вернусь на родину? Не уверен. Поэтому, также как и очень многие, буду терпеть издевательства и унижения, но уезжать не буду. Другого выхода пока просто нет".

Интервью с другими азербайджанскими трудовыми мигрантами принципиально не отличались от вышеприведенного. Разница лишь в деталях. Так, на родину своим семьям они направляют от 100 до 300 долларов. Но все в один голос говорили о произволе милиции и ОМОНа, всеобщей коррупции и необходимости иметь дело с криминальными структурами, чтобы не было проблем с бизнесом. Конечно, война в Чечне, теракты очень сильно ударили по положению азербайджанцев в России. В прошлом году, через месяц после начала чеченской кампании, только из Москвы за "нарушения паспортного режима" было депортировано до 12 тыс. азербайджанцев . Аналогичная ситуация и в других регионах России. Так, после теракта на Пушкинской площади в Москве, только в Рязани в период с 9 по 28 августа 2000 года опять-таки "за нарушение паспортного режима" было схвачено 388 азербайджанцев .

Разумеется, подобные акции чреваты возникновением волнений на этнической почве. В городах, особенно Москве и Санкт-Петербурге, азербайджанцы часто становятся жертвами погромов и националистических выступлений части россиян, постоянных нападений милиции и ОМОНа. 7 мая 1998 года в Москве азербайджанцы, возмущенные убийством своего соотечественника, провели первую и пока единственную (несанкционированную) демонстрацию протеста против преследований по национальному признаку. По этим причинам азербайджанские мигранты, еще совсем недавно стремившиеся в крупные города России, в настоящее время предпочитают селиться подальше от них, в малых городах, селах, где занимаются сельским хозяйством, организуют кооперативы, фермерские хозяйства. Основная масса трудовых мигрантов из Азербайджана - сельские жители, в городах они чувствуют себя не слишком уютно и привычно.

Завершая эту тему, следует отметить, что, в целом успешно интегрировав в российское общество, азербайджанцы направляют на родину значительные денежные суммы. Фактически немалая часть населения республики, особенно жители сельских районов, беженцы, живут за счет доходов от трудовой, зачастую нелегальной миграции в Россию. До кризиса 1998 года "российские деньги" составляли более 60% всех заработков работающих на родине азербайджанцев . Правда, в настоящее время по сравнению с докризисным периодом сумма поступлений резко сократилась (по официальным данным азербайджанских экспертов - до 780 млн. долларов), однако по-прежнему является высокой для населения республики.

По российским же данным, в 1996-1998 годах ежегодно из России в Азербайджан направлялось до 2,5 млрд. долларов, что в два с половиной раза превосходило иностранные капиталовложения в экономику Азербайджана . После августовского кризиса ситуация не сильно изменилась: по заявлению в конце 1999 года тогда еще премьер-министра В.В. Путина, в среднем в месяц азербайджанские мигранты посылали до 200 долларов на родину, что составило почти 1,5 млрд. долларов в год . Тогда же российское руководство впервые заявило о необходимости сократить отток из России таких объемов денежных средств. В связи с этим с 4 ноября 1999 года Россия в одностороннем порядке приостановила не только воздушное сообщение с Азербайджаном, но и отправку денежных почтовых переводов. Это, естественно, вызвало протест азербайджанской стороны, и вскоре руководство России по политическим соображениям восстановило транспортное движение и перевод денег.

Трудовые мигранты Азербайджана на мусульманском Востоке

Еще в последние годы существования СССР многие азербайджанцы обратили свои взоры на страны мусульманского Востока, в первую очередь, - Турцию и Иран. Причин тому - и объективных и субъективных - было много. На севере Ирана, у границы с Азербайджаном, проживали в основном азербайджанцы. Точная их численность по сей день неизвестна: по азербайджанским данным - до 30 млн. чел., по мнению западных аналитиков - до 23 млн. чел. . В любом случае, в Иране проживает в 3-4 раза больше азербайджанцев, чем в Азербайджане. В советское время какие-либо контакты с родственниками и соотечественниками в Иране были невозможны. Однако в последние годы существования СССР ситуация изменилась: 31 декабря 1989 года наиболее радикально настроенные лидеры национального движения в советском тогда еще Азербайджане разрушили участок советско-иранской границы и впервые смогли встретиться со своими соотечественниками и родственниками в Иране. С тех пор 31 декабря стало национальным праздником - Днем единения всех азербайджанцев мира.

Тогда же тысячи азербайджанцев хлынули в Иран. Однако постепенно отношения между Ираном и теперь уже независимым Азербайджаном становились все прохладнее, что отразилось и на миграционных процессах. Конечно, по-прежнему немало азербайджанцев в поисках работы направляется в Иран, однако условия жизни там их далеко не удовлетворяют. Азербайджанцы в Иране официально являются вторым по численности народом, поэтому опасения властей Ирана в отношении сепаратизма со стороны азербайджанцев вполне закономерны. В связи с этим иранские власти по мере возможности стараются не допустить увеличения контактов северных и южных азербайджанцев.

В то же время, в Иране достаточно терпимо относятся к проживанию и нелегальному трудоустройству здесь ираноязычных народов Азербайджана. Речь идет в первую очередь о талышах - жителях Ленкоранского, Астаринского и ряда других юго-восточных районов северного Азербайджана. Как следует из многочисленных бесед с жителями этих южных районов, талыши в основном едут к своим родственникам в Иране и с их помощью устраиваются работать, как правило, нигде не зарегистрировавшись. Как жители приграничных с Ираном районов, они не платят за визу, да и граница с Ираном не слишком надежно охраняется, так что многие талыши спокойно переходят ее по горным тропам.

В последние годы существования СССР азербайджанцы большие надежды связывали с Турцией, поскольку турки близки по языку и культуре к азербайджанцам. К тому же здесь с начала 20 века существовала крупная азербайджанская диаспора: по последним данным - до 3 млн. чел. . Поэтому, когда после распада СССР возникли экономические трудности, именно в Турцию потянулись трудовые мигранты из Азербайджана. Вначале, в 1992-1994 годах, туда, в основном уезжали деятели азербайджанской культуры и науки, однако немало было и представителей других слоев азербайджанского общества. При этом первые, как правило, направлялись в Турцию воздушным путем через аэропорт Баку. Вторые предпочитали в тот период сухопутную дорогу через Нахчеван. В Турции побывала значительная часть мужского населения Нахчеванской Автономной Республики в возрасте 20-40 лет. Представители азербайджанской интеллигенции работали в Турции вполне легально, на основе контрактов, в то время как большая часть выходцев из сельских регионов республики, как правило, нелегально. Жители Баку старались устроиться преимущественно в городах, в фирмах или ресторанах, поскольку хорошо владели русским языком, высоко котирующимся в Турции. Плохо знавшие русский язык азербайджанцы работали чернорабочими на стройках, чабанами за зарплату в 100-150 долларов в месяц, плюс жилье и обед.

Впоследствии в миграционном потоке азербайджанцев в мусульманские страны наступили серьезные изменения. Рынок труда в этих странах, особенно в Турции, в целом достаточно насыщен, и вскоре первоначальная эйфория в отношении "освободившихся от коммунистического гнета азербайджанцев" стала постепенно убывать. Полицейские становились более придирчивы и жестки, да и заработки мигрантов были не столь существенны, чтобы терпеть нелегальную жизнь. Из Турции начался отток мигрантов-мужчин, наряду с появлением спроса (разумеется, неофициального) на женщин-проституток. В Азербайджане же с каждым годом резко ухудшалась экономическая ситуация. Прежние нормы морали, ранее столь ценившиеся (особенно учитывая то, что Азербайджан - мусульманская страна), теперь оказал��сь в прошлом. Если до 1998 года в Баку население прекрасно знало о неофициальном существовании целых 4-х "рабских рынков" (по-азербайджански - "гул базары"), два из которых находились в центре города, то теперь к ним добавился пятый - "женский рабский рынок" (по-азербайджански - "гадын гул базары"). Расположенный около Насиминского базара, он сразу привлек внимание журналистов, которые посвятили немало очерков "женщинам-рабам" современного Азербайджана, ради денег готовых на любую работу и деятельность .

В результате молодые женщины из Азербайджана постепенно стали заменять в миграционных потоках мужчин. Начиная с 1997 года, в публикациях мусульманских стран по поводу деятельности там граждан Азербайджана в основном сообщалось об азербайджанских женщинах, которые нелегально занимались проституцией в Турции, ОАЭ, Сирии и Иране, изредка - Пакистане. В исследованиях, проведенных в 1999-2000 годах в Азербайджане Центром "Чистый мир", отмечалось, что уже в феврале 1999 года в Турции местные власти взяли на учет 6 тыс. азербайджанок, занимавшихся проституцией, а в Дубаи таковых оказалось 2 тыс. чел. . Среди проституток из Азербайджана доминируют молодые женщины в возрасте 22-30 лет, хотя встречаются и постарше (до 50 лет). Исследователями центра "Чистый мир" даже был введен специальный термин "выездная проституция". Следует отметить, что поскольку данные процессы не контролируются правоохранительными органами республики, численность азербайджанских проституток к настоящему времени увеличилась в 12 раз по сравнению с 1995 годом, в 2-3 раза возросло количество заболевших венерическими болезнями. Из зарегистрированных в 2000 году в Азербайджане 173 больных СПИДом 56 - женщины .

Механизмы проникновения женщин в страны мусульманского Востока по сообщениям прессы и на основании наших интервью известны. Существуют фирмы, предлагающие хорошо оплачиваемую работу для девушек и молодых женщин в отелях, ресторанах, казино и прочих увеселительных заведениях Турции и других стран Востока. "Клюнувших" на эту приманку женщин вывозят на вполне законных основаниях из Азербайджана, однако в стране прибытия у них отбирают паспорта и заставляют заниматься проституцией. Лишившиеся документов, панически боящиеся встречи с полицией, девушки вынуждены идти на это, рассчитывая каким-то образом заработать деньги и вырваться из неволи на родину.

Кроме того, есть и другой способ выезда женщин из страны на законных основаниях - заключение настоящих или фиктивных браков с мусульманскими мужчинами. Девушки выезжают из страны по туристической визе двумя путями: либо из бакинского аэропорта сразу за границу, либо через г.Нахчеван, и в течение нескольких дней с помощью местных людей, занимающихся этим бизнесом, их переправляют за рубеж. Дальше развивается обычный в таких случаях сюжет: у них отбирают паспорта и вынуждают заниматься проституцией. По некоторым данным, в 1998 году до 2 тыс. азербайджанских девушек и женщин вышли замуж за иностранцев и выехали за пределы страны. Действительно ли они вышли замуж и что с ними потом стало - не известно.

Однако помимо обманного вывоза из страны и принуждения девушек и женщин заниматься проституцией, многие из них добровольно уезжают в мусульманские страны на заработки (так называемые "челночные торговцы"), некоторые также занимаются проституцией.

В Турции больше всего азербайджанских женщин зафиксировано в Стамбуле, Анкаре, Измире, Анталье, Трабзоне, Самсуне, в ОАЭ - городах Дубаи и Шарджа, в Иране - городах Тебриз и Тегеран, в Сирии - городах Дамаск и Халеб. При этом азербайджанские мигрантки в Турции предпочитают заниматься проституцией в определенных кварталах. Так, в Стамбуле азербайджанские женщины работают только в достаточно прибыльной европейской части города - таких районах, как Лалели (в основном в отелях "Сахра" и "Сураййа"), Баязид и Аксарай в Старой части и Таксим и Бейоглу - в Новой. Средний заработок азербайджанских проституток колеблется в пределах 100-200 долларов в сутки, хотя иногда случаются и более высокие заработки.

Вот два типичных рассказа выездных нелегальных мигранток о своей работе в Турции и ОАЭ.

"Мне 33 года, зовут Илхама, я родом из Казахского района. У нас в семье в последние годы возникли финансовые трудности, и мы с мужем в 1995 году приехали в Баку в поисках работы. Однако в результате несчастного случая вскоре муж погиб. Осталась одна с малолетним ребенком. Родственники, у которых я остановилась, постепенно стали намекать, что не могут долго содержать меня и сына. И тогда, оставляя сына под присмотром родственников, а потом у приехавшей моей матери, я в поисках работы обошла многие фирмы и учреждения, но ничего не нашла. Вскоре случайно встретила женщину, которая сказала, что может найти мне хорошо оплачиваемую работу в Турции в одной туристической фирме. Меня вначале терзали сомнения, но она показала документы, свидетельствующие о существова��ии этой фирмы, к тому же сделала мне загранпаспорт и дала 100 долларов для ребенка и моей матери на первое время: потом, мол, сама буду посылать.

Так, в 1996 году я и еще три девушки оказались в Турции, в г.Трабзон. Там в первый же день меня избили и изнасиловали, отняли паспорт и сказали, что я буду обслуживать клиентов. Потом я поняла, что женщина, которой я поверила, была обычной сутенершей, поставляла девушек и получала за каждую по 2 тысячи долларов. Она заранее сообщала о своем прибытии с партией девушек и продавала их в бордель. Кстати, позже я узнала, что эта сутенерша сама в свое время приехала в Турцию продать себя ради куска хлеба. Ей повезло, она разбогатела и приобрела хорошие связи.

Не буду описывать то, что пережила. Порой в день приходилось обслуживать по 10-15 мужчин. Четыре месяца спустя мне удалось обманным путем достать свой паспорт и бежать. Правда, шофер, который меня подвез до Анкары, вынудил провести ночь с ним, поскольку у меня не было денег. Но он оказался добрым и при прощании дал мне немного денег на дорогу. Дома меня однако ждали нищета и унижения, так как многие знали, наверное от сутенерши, что я была в Турции и чем там занималась. Поэтому через 3 месяца решила вновь поехать в Турцию. Я знала уже кое-что о будущей работе и потому, оформив месячную визу, вылетела в Анкару. Там остановилась в отеле "Мурад" и, договорившись с сутенершей, начала работать. Дела в целом шли неплохо, за три месяца заработала 2.500 долларов. Потом написала заявление о потере паспорта, взяла справку и вернулась в Баку. На заработанные деньги сняла себе комнату и сделала за 600 долларов операцию матери. После этого стала регулярно ездить в Турцию, на этот раз в Стамбул. Там заработки выше. В основном работала в отеле "Сураййа", там большинство женщин были азербайджанки. Интересно, что почти все они были из сельских районов Азербайджана, за эти годы я встретила всего трех бакинок.

Конечно, у нас была своя сутенерша или "Мама Роза". Она имеет хорошие связи в полиции и при необходимости может нас прикрыть. За это, а также за обслуживание клиентов мы даем ей половину заработанной суммы. И это при том, что проезд, питание и проживание в отеле были за наш счет. Но без такой "Мамы Розы" очень опасно искать самой клиентов. Немало было случаев, когда девушки нарывались на садистов и даже погибали. Заработки были разные. В среднем в отеле - по 50 долларов с каждого клиента; в день за вычетом расходов нам оставалось 200-300 долларов. Можно было и побольше заработать, как это делают женщины из России и других стран СНГ, но многие виды секса азербайджанки избегают. Я по мере накопления опыта и связей стала получать больше. На вырученные деньги в прошлом году купила двухкомнатную квартиру, потом приобрела мебель. Теперь собираюсь сделать ремонт.

Конечно, время от времени мы попадаемся в руки полиции. Но обычно они просто ставят штамп в паспорте, отправляют домой, и вернуться в Турцию с таким паспортом уже никогда не удастся. Но для нас это не является проблемой. Лично я уже через сутки получала новый паспорт и возвращалась обратно в Турцию. Хуже попасться нашим в руки. В таможне уже многих знают в лицо и потому требуют больших денег при выезде и тем более при въезде. В противном случае могут запросто сдать нашим полицейским, а те без всяких разговоров отвезут в поселок Рамана в специальную лечебницу закрытого типа для женщин, а оттуда потом очень сложно без проблем выйти. Поэтому мы стремимся по-хорошему договориться с таможенниками, либо в последнее время предпочитаем чаще менять маршруты: используем автобусы туристических агентств и ездим через Грузию, либо летим в Москву, а оттуда в Турцию. Но теперь подумываю о завершении этих поездок, надо больше внимания уделять ребенку и больной маме. К тому же у меня есть связи в Турции и клиенты, буду сама "Мамой Розой" - поставлять девушек. Уже начала работу в этом направлении. Желающих достаточно".

А вот рассказ 27-летней Матанат из Агдамского района о своей деятельности в ОАЭ:

"Я беженка, с 1993 года живу в Баку. В 1996 году после смерти отца осталась с больной матерью и тремя неработающими сестрами и малолетним братом. Было очень тяжело найти средства для жизни. Какое-то время ходила на женский рынок в поисках работы. Но однажды, летом 1997 году одна из подруг сказала, что ей предлагают хорошую работу в Дубаи - за 500 долларов в месяц смотреть за детьми состоятельных арабов. Я заинтересовалась и вскоре встретилась с 47-летней, хорошо одетой азербайджанкой по имени Арзу. Деньги были очень нужны, и я согласилась. К тому же, мне было обещано впоследствии устройство на лучшую работу и даже получение со временем образования.

С помощью этой Арзу я получила загранпаспорт и даже 50 долларов на расходы в первое время, которые потом должна была вернуть. В аэропорту меня встретил некий Эмиль, представившийся родственником. Он отвез меня на свою квартиру, где насильно овладел мною. Утром, отняв все документы, он отвез меня в один ресторан, где я попала в руки какого-то араба по имени Вейсал. Меня практически продали и заставили заниматься проституцией. В сутки приходилось обслуживать порой по 10-12 клиентов, 7 раз за свой счет лечилась.
За два года пребывания я много чего узнала. Наших женщин там достаточно много: кого-то привозят обманным путем, но немало и таких, кто ездит туда сам. Чтобы не попасть в руки местной полиции, они вступают в контакт с местными сутенерами и приобретают поддельные документы о том, что они работают дома по уходу за детьми или в качестве обслуживающего персонала. Заработки не так уж и плохи были: если попадается хороший сутенер, порой в среднем 300-400 долларов в день можно было заработать. Но я все время помнила о своих близких, тех, кто остался в Азербайджане. И, наконец, мне удалось и деньги накопить для покупки билета, и паспорт вернуть. Недавно вернулась в Баку. Но не знаю, что делать. Работы по-прежнему нет, да и жить в республике, где достаточно легко могут узнать о моем прошлом, очень сложно. Хочу куда-нибудь уехать, где меня не знают. Проблема в том, что другой работы мне уже и самой не хочется".

Нельзя не сказать, что в мусульманских странах эта деятельность азербайджанских мигрантов не вызывает тревогу. Все чаще азербайджанская пресса сообщает о насильственно депортированных азербайджанских женщинах, выдворенных за "аморальное поведение". Практически каждый день из ОАЭ в Азербайджан прибывают такие женщины, 80% которых заражены венерическими болезнями . Не лучше ситуация и в Турции, где власти заявили, что более не намерены терпеть подобное. Недавний случай: в городах Трабзон и Самсун в конце августа в ходе рейдов турецкой полиции было арестовано 67 женщин-проституток, в основном из стран СНГ. Восемь из них были из Азербайджана . Однако маловероятно, что подобные меры дадут серьезные результаты. На место выдворенных женщин обязательно приедут новые, поскольку социально-экономическое положение Азербайджана становится все хуже и хуже.

Трудовая миграция в западные страны

После установления в 1920 году в Азербайджане советской власти многие представители местной интеллигенции и политической элиты эмигрировали в западные страны, широкие же массы населения обратили внимание на Запад лишь недавно. После подписания в сентябре 1994 года знаменитого нефтяного "контракта века", в Азербайджан хлынул поток западных граждан. В свою очередь многие азербайджанцы стали уезжать на Запад, вначале - по политическим мотивам, но очень скоро стал доминировать экономический фактор. Регулярно проводившиеся социологические опросы свидетельствовали о развивающейся тенденции к отъезду населения из Азербайджана в страны Запада. Так, в 1998 году один из опросов среди жителей столицы показал, что 45% бакинцев относятся к факту эмиграции положительно, отрицательно - только 31%; при этом о выезде думают преимущественно мужчины, тогда как большинство женщин (76%) относятся к эмиграции отрицательно. Уже тогда выявилось, что большинство респондентов, настроенных на выезд, предпочитают Западную Европу, причем половина из них - Германию. Почти столько же респондентов тогда высказались за эмиграцию в США. Таким образом, в 1998 году 34% бакинцев изъявили желание эмигрировать в страны Запада. Год назад в качестве страны для жилья 5% респондентов отметили Россию и 3% - Турцию .

В 2000 году по проекту Независимого исследовательского Совета по миграции стран СНГ и Балтии Институт Мира и Демократии провел в Баку подобный социологический опрос, отдельно среди коренных жителей и отдельно - среди беженцев. Оказалось, что августовский кризис в России и политические неурядицы в этой стране заметно повлияли на умонастроения бакинцев. Их симпатии к странам Запада еще более возросли. Теперь уже 42% горожан и 34% беженцев были настроены в пользу эмиграции в Западную Европу, в основном в Германию и Нидерланды. Еще 21% горожан и 9% беженцев изъявили желание эмигрировать в США. Если же объединить все ответы, то окажется, что сегодня 54% респондентов (горожане и беженцы) желали бы эмигрировать в страны Запада, из них 38% высказались в пользу стран Западной Европы, а 16% - США. О желании жить в России положительно высказались лишь 7% респондентов (у горожан этот показатель чуть выше, чем у беженцев), а в Турции - всего 3% респондентов. Немало респондентов (23%) не определились со своим ответом, особенно это касается беженцев, еще 13% назвали другие страны для эмиграции (Израиль, Австралию и др.). При этом, если год назад женщины проявляли патриотизм (или консерватизм?), в данном опросе 58% женщин (в том числе - беженки) были настроены выехать в страны Запада против 53% опрошенных мужчин.

Эти опросы только подтверждают сложившуюся миграционную тенденцию. Оказавшись в странах Восточной Европы (Польша, Венгрия, Словакия, Чехия) азербайджанские мигранты, как и в России, трудоустраивались в сфере торговли, при этом многие из них оказывались связанными с криминальными структурами.

Азербайджанцы стали появляться и по ту сторону океана, причем в США, например, в основном выезжает интеллигенция, в первую очередь техническая (программисты, физики и т.д.). Немало азербайджанцев ныне подрабатывают и в Канаде, где покупают за 500-1000 долларов старые машины и занимаются доставкой продуктов в магазины. Такая работа позволяет им заработать 3500-4000 долларов в месяц и, несмотря на высокую стоимость жизни в Канаде, азербайджанцы умудряются экономить до половины этой суммы, чтобы затем направить ее родным в Азербайджан .

Примерно с 1997 года азербайджанцев стали привлекать далекие Австралия и Новая Зеландия. Выезжая туда по туристической визе и пользуясь тем, что полиция не останавливает их на улицах, как в России, мигранты из Азербайджана остаются здесь на большие сроки. В Австралии, например, в сезон стрижки овец требуется рабочая сила на неплохой заработок.

Однако более всего из западных стран азербайджанцы предпочитают Германию и Нидерланды. Во многом это связано с тем, что здесь проживает много иммигрантов из Турции, да и южных азербайджанцев достаточно, поэтому не приходится преодолевать языковый барьер.

Как осуществляются отъезд в эти страны и трудоустройство азербайджанских мигрантов там? Вначале, в 1992-1995 годах многие прибывали в Германию и Нидерланды как беженцы или как представители национальных меньшинств. С этой целью азербайджанцы за определенную сумму приобретали на родине новые паспорта с новой национальностью, в основном становясь "армянами" или "евреями", что позволяло им получить статус беженца и автоматически попасть под защиту международных конвенций.

После прихода к власти в 1993 году Гейдара Алиева многие азербайджанцы стали выезжать в страны Западной Европы как инакомыслящие. Известно немало случаев, когда за определенную сумму (500-1500 долларов) покупались документы, свидетельствующие об "активном участии" в политической жизни страны и преследовании властями. Это также позволяло получить желанный статус, только на этот раз политического эмигранта. В 1999 году Иммиграционная служба Нидерландов зарегистрировала до 40 тысяч прошений о предоставлении убежища, из них 2449 чел. (чуть больше 6%) было из Азербайджана. Для сравнения: из Армении - 1249, из России - чуть более 1000 чел. . Такая же ситуация и в Германии: в 1997 году с просьбой о предоставлении политического убежища обратилось 1765 граждан Азербайджана, в 1998 году также - 1765 чел., а в 1999 году уже 2626 чел., хотя количество удовлетворенных просьб остается стабильным - на уровне 50 в год .

Однако основную массу выезжающих составляли те, кто направлялся на Запад в поисках работы без обмана. Механизм выезда таков: за определенную плату жившие в Германии и других западных странах азербайджанцы и турки присылали в Азербайджан приглашения, на основании которых будущий мигрант получал туристическую визу на легальное трехмесячное пребывание в странах Шенгенского соглашения. Разумеется, такая виза не давала мигранту права официально устраиваться на работу. Но проблема решалась просто: азербайджанцы нелегально нанимались на работу к туркам или соотечественникам, избегая внимания полиции, а также особо бдительных местных граждан.

Второй путь связан с брачными услугами: при посредничестве брачных бюро или знакомых, азербайджанцы заключали настоящие или фиктивные браки с иностранками и законно приезжали в страну. Предпочтение отдавалось невестам из Германии, Нидерландов, Дании, Англии, США и Италии. В Германии, например, молодожены получают от правительства пособие в размере 50 тыс. марок, при появлении первенца можно взять ссуду от 100 до 500 тысяч марок, а на детское пособие до 3 лет можно прожить, не работая, что многих устраивает .

Начиная с 1997 года, в "брачной миграции" из Азербайджана наметился женский интерес: азербайджанские девушки стали привлекать внимание брачных бюро, которые обманным путем, под предлогом замужества, вывозили их в страны Западной Европы, где отправляли в бордели, стриптиз бары, рестораны и другие увеселительные заведения. Далее азербайджанские девушки повторяли судьбу своих соотечественниц, оказавшихся в странах мусульманского Востока.

В последние годы власти некоторых западноевропейских стран, в частности наиболее притягательных для азербайджанцев Германии и Нидерландов, ужесточили визовой режим для мигрантов из бывшего СССР. В связи с этим мигранты сначала прибывают автотранспортом во Францию или Италию, а оттуда на основании Шенгенской визы поездом или на автотранспорте - в Германию или Нидерланды. Кроме того, существует и другой, незаконный способ проникновения сюда азербайджанцев: из Баку маклеры за 1000-1500 долларов вывозят мигрантов в Германию через страны Восточной Европы, в первую очередь через Польшу, оттуда за 200-300 долларов местные жители нелегально, по поддельным документам, минуя погранич��иков, переправляют мигрантов в Германию. В отличие от России и других стран СНГ, где азербайджанские мигранты создают организованные преступные группировки по этническому признаку, в западных странах они предпочитают не иметь дело с криминальными структурами, даже попав в страну незаконно и работая нелегально. В основном азербайджанцы работают в сфере торговли, ресторанах, в строительных фирмах у турок или заняты покупкой подержанных автомашин с последующей их перепродажей в странах СНГ.

На запад уезжают преимущественно холостые мужчины в возрасте 20-35 лет, семейные пары встречаются редко. Устроившись, некоторые азербайджанцы организовывают приглашения молодым азербайджанкам (в возрасте 20-30 лет), и те приезжают по туристической визе. Из интервью мигрантов известны случаи, когда потом эти девушки неофициально работали проститутками, правда, предпочитая лишь турок и азербайджанцев.

В то время как количество официально попросивших убежища азербайджанцев известно, численность нелегальных трудовых мигрантов установить очень сложно. Имеются лишь частные, весьма приблизительные данные самих нелегалов, согласно которым в Германии сегодня нелегально проживает и работает до 10 тысяч азербайджанцев, в Нидерландах - в два раза меньше. При этом в Германии основная их часть живет в г. Галле, а также в Лейпциге, Берлине и Кельне, в Нидерландах - в Гааге и Амстердаме.

Вот наиболее типичная судьба нелегального мигранта из Азербайджана в Германии ( из интервью с 22-летним Таиром Г.) :
"Родом я из Шемахинского района, но жил в Баку. В 1996 году мой дальний родственник женился на немке и смог уехать в Германию. Устроившись там, в 1998 году он послал мне приглашение, и на этом основании я получил туристическую визу на месяц. Приехав, сразу устроился работать под г. Магдебургом - продавал еду. Работал, конечно, нелегально и получал за это 1500 марок (около 900 долларов) в месяц, родственник предоставлял мне жилье и еду. На работу выезжали в 9 утра, а возвращались поздно ночью, чтобы не было нежелательных контактов с полицией.

Однако торговля шла плохо, пришлось вскоре бросить работу. Около полугода я искал среди азербайджанцев и турок другую работу, живя на заработанные деньги. Наконец, мне повезло, и в Берлине мы с родственником взяли за 8000 марок в месяц в аренду у одного турка ресторан. Работал по прежней ставке. Однако 4 месяца спустя я как-то попался на глаза представителям государственной службы по трудоустройству. Во время проверки мне удалось незаметно покинуть ресторан, и неделю я не выходил из дома. Потом стал искать новую работу, и однажды случайно на улице меня остановили сотрудники криминальной полиции. Поскольку у меня не было с собой документов, они отвезли меня в полицейский участок для установления личности. Там выяснилось, что раз я не состою на учете, то буду депортирован. Я знал, что нельзя сказать, что нелегально живу и работаю в стране уже больше двух лет, за это следует арест. Поэтому я им сказал, что бежал как инакомыслящий из Азербайджана и только-только приехал в Германию. В страну перебрался нелегально через Польшу, не имея документов.

Меня отправили в г. Ганновер, где тогда находился иммиграционный пункт для жителей Кавказа. Там я увидел до 200 азербайджанцев, также нелегально прибывших в Германию. Пока иммиграционные службы занимались проверкой моих сведений, я, как и остальные, жил в специальном доме для мигрантов, получая за это 446 марок. Я мог спокойно передвигаться по стране, но не имел права устроиться на работу. Год спустя из Азербайджана поступили мои документы и через месяц я оказался дома, в Баку".

Несмотря на то, что правительства западных стран с каждым годом ужесточают контроль за прибытием мигрантов, их поток из Азербайджана не только не сокращается, но имеет ярко выраженную тенденцию к увеличению. Азербайджанских мигрантов ныне можно встретить во многих странах, даже экзотических. Последняя подобная информация: полиция Южно-Африканской Республики (!) недавно арестовала сразу 6 азербайджанцев, которые через Россию как туристы прибыли в эту далекую африканскую страну. Здесь они умудрились в столице страны Йоханнесбурге несколько месяцев нелегально поработать в подпольных цехах, пока не были задержаны и затем депортированы на родину .

Реакция азербайджанского общества и правительства на трудовую миграцию

Изменения в миграционной ситуации в Азербайджане заметно влияют на умонастроения населения страны. Вначале миграции ассоциировались здесь преимущественно с политическими событиями и беженцами, преобладали патриотические настроения, и отъезд из своей страны в поисках работы не поощрялся. Однако по мере ухудшения социально-экономического положения общественное мнение стало меняться. Все чаще тему миграции стали освещать СМИ республики. Начиная с 1995 года, и, особенно с 1997 года, начали появляться публикации о нел��гальной миграции, проблемах, связанных с ней, причем большая часть этих материалов касалась жизни азербайджанских мигрантов в России. После начала второй чеченской войны азербайджанские газеты заполнили статьи с такими весьма выразительными названиями, как "Депортация азербайджанцев из Москвы", "Наших опять бьют в России", "Очередное убийство азербайджанцев русскими" и т.д.

В последние годы в тематике азербайджанских СМИ стали появляться публикации о нелегальных мигрантах в западных и мусульманских странах, об азербайджанских девушках и женщинах, работающих проститутками, их трагических судьбах. Об интересе общества к проблеме миграции населения свидетельствовали и появлявшиеся в прессе материалы о социологических опросах на эту тему. Дальше - больше. Интерес начинает приобретать прикладной характер: в прессе регулярно публикуются объявления разного рода иммиграционных служб, агентств и фирм, которые предлагают всевозможные формы трудоустройства за пределами Азербайджана. Подобные объявления появляются в наиболее популярных и, в основном, русскоязычных газетах, таких, как "Зеркало" (ежедневная и еженедельная, на русском языке), "Ежедневные новости" (еженедельник, на русском языке), "Супер-маркет" (еженедельная, на азербайджанском языке), "Маркет" (еженедельная, на русском языке), азербайджанские приложения к российским еженедельникам "Комсомольская правда" и "Аргументы и факты" и др., причем на начальном этапе азербайджанские СМИ явно копировали российские.

В соответствии с этими объявлениями гражданам Азербайджана в возрасте 25-45 лет предлагались заманчивые предложения поработать в западных странах, получая за это 500-600 долларов. Так, Ассоциация иммиграционных адвокатов Чехии, Канады, Австралии и Новой Зеландии, работающая в России с 1993 года, с 1999 года стала регулярно издавать объявления о возможности получить гражданство в одной из этих стран и устроиться на квалифицированную работу. В основном приглашались программисты, компьютерные специалисты, инженеры и техники, которым гарантировалась в среднем зарплата в 30-40 тысяч долларов в год, а также возможность со временем получить гражданство.

С конца 1996 года в Азербайджане стало быстро расти число туристических агентств и фирм, которые брали на себя организацию переезда в западные страны, и трудоустройства там. Зачастую собрав значительную сумму денег с доверчивых граждан, эти "организации" исчезали вместе с деньгами. Наиболее известный подобный случай касался так называемой Канадской иммиграционной службы. В 1998 году гражданин Канады Хевзи Кевин открыл офис в одном из фешенебельных торговых центров Баку "Хагани" и стал регулярно публиковать в прессе весьма заманчивые предложения о возможности уехать на ПМЖ в Канаду с трудоустройством там. За короткое время более 100 человек заплатили этой фирме в общей сложности 300 тысяч долларов в качестве задатка. Разумеется, никто из них так и не уехал в Канаду, зато летом нынешнего года Х. Кевин исчез из Азербайджана вместе с деньгами, и теперь его поиском заняты правоохранительные органы страны .

Наряду с этой информацией, в печати стали появляться материалы о трудовой миграции населения Азербайджана. Во многом это связано с активизацией деятельности местных НПО, занимающихся проблемами миграции. В настоящее время в республике их насчитывается около 30. Так, в 2000 году одна из этих организаций - Союз Молодых Юристов - в рамках проекта "Юридическое просвещение молодежи против незаконной миграции" издала две небольшие брошюры по правовым аспектам трудовой миграции .

В конце 90-х годов проблема трудовой миграции стала привлекать внимание правительственных органов. 21 апреля 1997 года указом Кабинета Министров была образована Комиссия по разработке Единой руководящей программы Азербайджана по миграции. В Комиссию вошли основные правительственные структуры, связанные с миграцией населения, в том числе трудовой. Созданная рабочая группа из представителей государственных и неправительственных организаций провела работу по формированию основных направлений миграционной политики. В 1999 году совместно с Международной организацией по миграции и независимыми экспертами была разработана структура специальной организации - Министерства миграции. Однако к 2000 году ни одно из разработанных предложений не реализовано. Парламент страны подошел к проблеме более продуктивно и в конце 1999 года принял закон "О трудовой миграции". Этот закон позволяет перевести в правовую плоскость многие аспекты данной проблемы.

ЮНУСОВ Ариф Сейфуллаевич,
кандидат исторических наук,
руководитель департамента конфликтологии и миграции
Института мира и демократии, Азербайджан