ТОЛЕРАНТНОСТЬ К МИГРАНТАМ В ТАТАРСТАНЕ: ДИСКУРС В СМИ И СТЕРЕОТИПЫ НАСЕЛЕНИЯ Г. КАЗАНИ

Габдрахманова Г., Мусина Р., Шумилова Е.
Институт истории Академии наук Республики Татарстан

 

Репутация относительной экономической и политической стабильности делает Республику Татарстан привлекательным регионом для переселенцев. Именно миграционным притоком объясняется рост ее населения на 3,8% между переписями 1989 и 2004 гг. В Республике Татарстан, как и в других субъектах РФ, в 1990-х гг. на фоне роста смертности наблюдалось сокращение рождаемости, и естественный прирост в Татарстане прекратился в 1999 году. Таким образом, миграция стала важнейшим источником увеличения численности населения республики. В межпереписной период совокупный приток переселенцев в Татарстан составил 166,4 тысячи человек.

В ходе анкетного опроса населения, проводившегося в мае 2004 года1, почти каждый второй респондент заявил, что имеет среди мигрантов родственников, друзей, знакомых, соучеников или коллег по работе.

В ситуации миграционного прироста особое значение приобретает проблема взаимоотношения местного населения и приезжих. Как воспринимает мигрантов население? Какие имеет представления об их социально-экономическом положении, национальном составе, о правах, которыми надлежит наделять мигрантов? Наконец, насколько общество толерантно к пришельцам и готово принять их в свои ряды?

Хотя миграция довольно давно является предметом внимания обществоведов, следует признать, что в Татарстане эта проблема изучена недостаточно полно. В советский период миграционные процессы в республике специально не исследовались, однако в рамках этносоциологического изучения межнациональных отношений рассматривались внутриреспубликанские перемещения из села в город, выступающие как фактор изменения социально-этнической структуры Татарстана2. Исследованиями рубежа 1960/70-х гг. была зафиксирована ускоренная урбанизация татарского населения [1].  

В дальнейшем данное направление было развито в крупномасштабном исследовании 1989-1990-х гг. «Этносоциальные, этнодемографические процессы в ТАССР» (рук. Л.М. Дробижева, Д.М. Исхаков, Р.Н. Мусина). Авторы проекта отметили, что основную роль в деформации пропорций основных этнических групп республики – русских и татар – сыграла миграция населения  из других регионов [2]. Кроме того, по этому периоду опубликован ряд работ, направленных на выявление объемов внешней миграции, ее взаимосвязи с балансом труда, уровнем жизни, экономическими и этнокультурными процессами [3, 4].

Дезинтеграция СССР, «взрыв» национализма, экономические трансформации изменили природу миграций. Движение населения все больше стало приобретать этнический характер. Произошедшие перемены повлияли и на тематику научных исследований. Наряду с общей характеристикой миграции [5, 6, 7, 8] и ее роли в воспроизводстве населения [9], предметом пристального внимания татарстанских социологов стали этномиграционные процессы [10, 11, 12]. Это, в свою очередь, способствовало осмыслению миграций в более широком социальном контексте.

Проблема толерантности постоянного населения к трудовым мигрантам, миграционные установки и причины планируемого переселения основных контактирующих групп республики затрагивались в научно-исследовательском проекте «Национальное самосознание, национализм и регулирование конфликтов в Российской Федерации. 1993-1995 гг.» (рук. Л.М. Дробижева, рук. исследования в РТ - Р.Н. Мусина). Дальнейшее изучение миграционных установок, а так же влияние фактора постоянного проживания на сохранение и использование человеком прав и возможностей в трудовой сфере изучалось творческой группой под руководством Л.М. Дробижевой в проекте 1999-2001гг. «Социальное неравенство этнических групп и проблемы интеграции в Российской Федерации».

Основным объектом миграционных исследований в 1990-е гг. стали потоки недобровольных мигрантов – репатриантов, беженцев и вынужденных переселенцев [13]. Для изучения этой новой группы мигрантов в Татарстане в 1998-2000гг. было проведено эмпирическое исследование «Проблемы диаспоры и миграционного обмена национальных республик России: реальность и перспективы» (рук. Я.З. Гарипов). Существенное преобладание татар среди беженцев и вынужденных переселенцев в республике в рамках данного проекта обусловило выбор исследовательского объекта. Наряду с представителями татарской диаспоры было опрошено 210 татар, получивших официальный статус беженца или вынужденного переселенца. Целью исследования стало определение особенностей процесса адаптации диаспорных групп культурной общности в ситуации вынужденной миграции на этнически родственную территорию и выявление адаптационных стратегий переселенцев. Результаты исследования легли в основу диссертационной работы, монографии и публикаций  Г.Ф. Габдрахмановой [14, 15, 16, 17, 18].

Проблема толерантности молодежи к беженцам и вынужденным переселенцам изучалась в рамках проекта «Этнические стереотипы и границы межкультурного понимания» (рук. А.М. Зинуров). Был проведен опрос в трех регионах Приволжского федерального округа – Удмуртии, Татарстане и Нижегородской области.

Отдельная группа работ татарстанских исследователей посвящена разработке математических способов прогнозирования миграционных процессов: изучению роли социально-экономического фактора в движении населения [19], построению моделей миграционного движения [20], определению миграционного потенциала стран нового зарубежья и выявлению реальных объемов миграционного обмена [21].

Проблемам ксенофобии и анализу особенностей миграционной ситуации в Татарстане в связи с новым миграционным законодательствам посвящен аналитический доклад об исследовании, проведенном Правозащитным центром г.Казани [22].

Для более полного понимания проблемы толерантности местного населения г. Казани к мигрантам представляется необходимым подробнее остановиться на дискурсе миграции в СМИ РТ, поскольку масс-медиа оказывают огромное влияние на формирование «образа» мигрантов и стереотипов населения в их отношении.

Выстраивая хронологию миграционной тематики в СМИ постсоветского Татарстана, можно выделить несколько этапов, характеризующихся разностью главных объектов публикаций, особенностями в освещении типов миграций и проблем переселенцев. Первый этап приходится на 1990-е гг., когда миграционная тематика в СМИ Республики Татарстан фокусировалась преимущественно на освещении проблем беженцев и вынужденных переселенцев. Одной из наиболее дискутируемых тем в этот период являлся вопрос о социально-экономическом значении вынужденной миграции для республики. В первой группе публикаций авторы оценивали вынужденную миграцию как одну из сложнейших проблем, требующую незамедлительного и твердого решения. На Они критиковали равнодушный подход чиновников к решению проблем приема и размещения беженцев. Вынужденные переселенцы рассматривались как важнейший потенциал для развития Татарстана3. Особенно активно в этот период по проблемам вынужденных мигрантов публиковались статьи Р. Миргазизова в газете «Республика Татарстан». Основываясь на жизненных историях вынужденных мигрантов, письмах, приходящих в редакцию, журналист рассказывал о правовых, социально-экономических проблемах переселенцев, призывал к оказанию реальной помощи и состраданию. Следует подчеркнуть, что речь шла в основном о русских и татарах. Вообще, этническому составу приезжих в публикациях уделялось особое внимание. Было опубликовано несколько небольших заметок информационного характера, касающихся чеченских переселенцев. Авторы других изданий довольно сдержанно отнеслись к миграционному потоку4.

C началом нового тысячелетия вынужденная миграция хотя и оставалась одной из наиболее дискутируемых в региональных СМИ проблем, связанных с миграцией, однако, первенство взяли публикации, посвященные новому миграционному законодательству. Этот этап приходится на 2001-2002 гг. Его выделение в качестве отдельного этапа связано с принятием и вступлением в силу важнейших законов РФ в сфере регулирования миграционных потоков - Закона “О гражданстве РФ” (31 мая 2002 года) и Закона “О правовом положении иностранных граждан в РФ” (25 июля 2002 года). Публикуются тексты законодательных актов, комментарии к ним, разъяснения действующих процедур. Довольно много публикаций было посвящено паспортной реформе, в связи с которой подчеркивались трудности с оформлением документов для лиц без гражданства (вынужденных переселенцев и беженцев, не успевших оформить гражданство по прежнему месту жительства)5. Кроме того, этот период приходится на проведение важнейшей государственной процедуры – переписи населения, результаты которой связываются с осознанием необходимости разработки миграционной политики РФ.

Третий этап в освещении миграционной темы в республиканских СМИ начинается с 2003г., когда наиболее дискутируемой становится трудовая миграция. Обсуждается социально-экономическое значение для бюджета республики трудовых мигрантов, криминогенные последствия их притока6, предоставляется информация о порядке решения в законодательном порядке трудовых проблем переселенцев7.

Анализ газетных публикаций позволил выявить следующие основные темы и тенденции в освещении проблемы миграции печатными СМИ в этот период.

Одна из наиболее обсуждаемых тем – это попытки разобраться, нужны ли мигранты России. Здесь представлены разнообразные мнения: от утверждения о том, что получение миграционной карты не связано с особыми трудностями, и непонятно, почему многие приезжие торговцы миграционных карт не имеют8, до попыток более глубоко понять проблему мигрантов9. Так, утверждая необходимость мигрантов для преодоления сложной демографической ситуации в России, некоторые журналисты приводят статистку и раскрывают состав вынужденных переселенцев в Татарстан по национальности и странам, из которых они прибыли.

При рассмотрении этой темы журналисты часто указывают на те сложности, с которыми сталкиваются переселенцы по прибытии в РТ, а вынужденных переселенцев называют категорией людей, особо нуждающейся в социальной защите. В связи с этой проблемой звучит критика механизмов реализации миграционного законодательства: принятое законодательство либо не выполняется, либо выполняется с нарушениями со стороны работников паспортно-визовых и миграционных служб. Рассматриваются трудности, с которыми приходится сталкиваться как переселенцам, так и «гастарбайтерам». Так, упоминаются сложности в связи с получением статуса вынужденного переселенца и утверждается, что тем людям, которые не могут претендовать на статус вынужденного переселенца, приходится особенно тяжело: закон превращается в издевательство над людьми, а труднейшая жизненная ситуация становится просто невыносимой. Кроме того, высказывается мнение, что процедура оформления трудовых мигрантов становится все более длительной, громоздкой и трудновыполнимой, и что подобные препоны приводят к усилению нелегальной иммиграции. Помимо этого, обсуждается неотработанность механизма реализации закона, нехватка и некомпетентность кадров.

Размышления о том, нужны ли мигранты России, обычно завершаются выводом о необходимости избирательного подхода. Указывая на опасность замещения населения выходцами из Средней Азии и Закавказья или Дальнего Востока, журналисты подчеркивают необходимость максимального упрощения процедуры получения гражданства РФ русскими и татарами, или, иногда, русскоязычными и представителями других славянских народов. В связи с темой «избирательности» можно также заметить, что материалы, опирающиеся исключительно на негативные стереотипы о мигрантах, редки. В их числе следует упомянуть две заметки Д. Вишневского, который полагает, что «бизнес с характерным восточным окрасом и полукриминальным оттенком становится все более заметным на деловой палитре республики»10. и что мигранты несут с собой «несвойственный нам образ жизни восточных кишлаков», который раздражает казанцев. Ссылаясь на опыт западных стран, он призывает ввести четкие этнические квоты и закрыть «шлагбаум» перед нежелательными гостями11.

В 2003-2004гг частым информационным поводом для упоминания миграции как фактора демографической ситуации в РФ стали итоги переписи. Так, было замечено, что Российская Федерация в скором времени во всей остроте ощутит демографическую проблему, поскольку с 1992 года миграция стала единственным источником восполнения потерь в численности населения12. В то же время в другой публикации говорится, что Российская Федерация из-за стабилизировавшейся экономической ситуации привлекательна для мигрантов и по уровню иммиграции вышла на третье место в мире. За счет миграции естественная убыль населения была восполнена на три четверти. Кроме того, миграционное законодательство РФ слегка упрекается за чрезмерную либеральность13.

Что касается итогов переписи по Татарстану, то среди прочего упоминается, что рост населения в республике со времени переписи 1989 г., также был достигнут за счет миграции. Утверждается, что соотношение мигрантов на душу населения в республике в три раза выше, чем в целом по стране, поскольку Татарстан, начиная с 90-х годов, был особенно привлекателен для переселенцев татарской национальности14.

Еще одна, довольно распространенная тема публикаций – это письма и истории жизни беженцев и вынужденных переселенцев (особенно часто заметки такого рода публикуются в газетах «Республика Татарстан» и «Вечерняя Казань»)15. Эти публикации формируют образ «своих» мигрантов – татар и русских из стран СНГ. В них рассказывается о жизни мигрантов: как и где они жили, почему были вынуждены переехать в Татарстан, о материальных и правовых трудностях, с которыми им приходится сталкиваться по приезде, о путях преодоления этих проблем. В таких статьях мигранты представляются как простые честные и трудолюбивые люди, оказавшиеся в сложной жизненной ситуации, а потому заслуживающие помощь и сострадание.

Также довольно часто печатаются информационные сообщения о мерах, принимаемых на общероссийском и региональном уровнях в связи с мигрантами: открылся первый в России центр временного содержания лиц, депортируемых на родину; в отделах виз и регистрации (ОВИР) прекратится выдача миграционных карт иностранным гражданам, временно находящимся на территории России; Региональный общественный фонд беженцев и вынужденных переселенцев РТ приступил к распределению и доставке гуманитарной помощи вынужденным переселенцами т.д.16.

Отдельного внимания заслуживают сообщения, напрямую не связанные с миграцией, но этнически маркирующие мошенников и правонарушителей. Так например, авторы посчитали нужным отметить национальность или страну происхождения наркоторговцев, торговцев поддельным товаром, афериста и убийцы из Азербайджана. Таджики фигурировали как налетчики, угонщики машин и перекупщики картошки на рынке, виновники массового отравления жителей Казани. В 2001 только в газете «Вечерняя Казань» за год было опубликовано не меньше десятка заметок, в которых сообщалось о выявлении и привлечении к ответственности таджиков-наркоторговцев. После того, как миграционные вопросы были переданы в ведение МВД, тема этнического криминала дополнилась информационными сообщениями об операциях МВД по выявлению, привлечению к ответственности и депортации за пределы государства незаконных мигрантов17.

Миграция также представляется как источник других социальных проблем. В заметках, посвященных Всемирному дню борьбы с туберкулезом, некоторые издания упомянули мигрантов в одном ряду с больными алкогольной зависимостью, безработными, бывшими заключенными, бездомными и бедными, как группу, наиболее подверженную туберкулезу18. В публикациях о случаях обрушения ветхого жилья, отмечается, что подобные трагедии происходят из-за привлечения к разбору домов мигрантов и бомжей, чей труд обходится недобросовестным работодателям значительно дешевле привлечения профессиональных специалистов19.

Материалы, непосредственно посвященные правам мигрантов, публикуются в общественно политическом издании «Республика Татарстан» (учредитель Государственный совет, Кабинет Министров Республики Татарстан): дается информация о круглых столах и конференциях, организована «прямая связь» с руководителем Управления по делам миграции МВД РТ Н. Владимировым20.

В независимых газетах «Вечерняя Казань» и «Новая Вечерка» тема мигрантов (точнее взяток, которыми незаконные иммигранты откупаются от сотрудников паспортно-визовой службы) упоминалась в связи с презентацией сотрудниками Правозащитного центра Казани брошюры-исследования «Коррупция в милиции. Причины. Масштаб. Схемы»21..

Таким образом, можно заметить некоторые особенности дискурса миграции в СМИ Татарстана. В масс-медийном дискурсе Татарстана, в отличие от некоторых других регионов России (Москва, Краснодарский и Ставропольский края, Ростовская область и Кабардино-Балкария.)22, внутренняя миграция не конструируется в качестве социальной проблемы. Российское гражданство является четким критерием для отделения «мигрантов» от «россиян», и граждане России не рассматриваются в числе мигрантов.

Можно также сделать вывод об этнизации дискурса миграции в СМИ Татарстана Мигранты представляются как две различные группы, к каждой из которых требуется свой подход. Одна группа – это переселенцы, татары и русские из стран СНГ, представляемые в дискурсе как «свои». В силу сложившихся обстоятельств они испытывают всевозможные трудности, поэтому в их отношении необходимо упрощение процедуры оформления гражданства и принятие мер по улучшению условий их жизни. Такие переселенцы нужны для исправления демографической ситуации в республике. Другая группа – это остальные мигранты, представление о которых как о социальной проблеме складывается из отдельных сообщений, не формирующих, на первый взгляд, целенаправленно четкого образа. В качестве «проблемных» представляются, в основном, выходцы «инокультурных» народов Средней Азии и Дальнего Востока. Среди них много гастарбайтеров, приехавших в республику подзаработать, а то и нажиться. Многие из них проживают незаконно, некачественно работают за низкую плату, отбирая места у специалистов, занимаются криминалом. Среди мигрантов также повышена доля людей, которые наряду с бомжами и алкоголиками, представляют опасность здоровью общества. Наконец, «пришельцы» представляют собой потенциальную угрозу, так как в перспективе могут вытеснить местное население. «Нежелательных гостей» вылавливают и депортируют за пределы страны органы МВД, и в отношении таких мигрантов требуется ужесточение законодательства.

Заметим, что материалы опросов показывают критическое отношение к публикациям, содержащим негативную информацию о пр��езжих и подчеркивающим их национальную принадлежность. Так, около 40% респондентов (38,3% среди всего населения и 39% студенческой молодежи) считают, что такая информация разжигает национальную вражду. Около четверти опрошенных (23%) относятся к таким сообщениям безразлично, а 16-17% всегда верят такой информации, считая, что так и есть на самом деле.

Теперь рассмотрим, как дискурс миграции преломляется в представлениях населения г. Казани о мигрантах, приезжающих в город, насколько местные жители толерантны к приезжим, какие права, по их мнению, могут иметь мигранты23.

Оценивая толерантность постоянного населения Татарстана к переселенцам, следует отметить, что каждый четвертый среди местного населения и 21% опрошенных студентов относятся отрицательно к мигрантам.  Почти две трети респондентов (65,4% взрослого населения и 63,0% студентов) не видят ничего положительного в приезде мигрантов. Необходимо учитывать, и тех, кто входит в группу колеблющихся: 28% опрошенных среди местного населения и 36,0% студенчества не задумывались о своем отношении к переселенцам (а в отношении «плюсов» от приезда новых людей в родной город каждый пятый среди студентов и 15% местного населения затруднились определить свою позицию). Есть основания полагать, что при определенных условиях воздействия социальных институтов этот значительный слой общества может пополнить группу непримиримых. Лишь 11,2% среди взрослого населения и 7,0% студентов готовы помочь приезжающим. Поэтому можно сделать вывод, что население республики характеризуется достаточно высоким уровнем интолерантности по отношению к мигрантам.  

Противники миграции считают, что переселенцы являются источником преступности (30,8% среди местного населения и 44,0% среди студентов), заболеваний (34,6% и 39,0%, соответственно), появления некачественных товаров и продуктов (37,4% и 53,0%). Достаточно распространено среди местного населения ощущение обострения конкуренции на рынке труда в связи с приездом мигрантов: 35,5% постоянных жителей и 41,0% студентов считают, что переселенцы занимают рабочие места, снижают уровень зарплаты (29,9% и 32,0%). Каждый пятый «заботится» о сохранности городского бюджета.

Главные преимущества миграции, по мнению участников опроса, связаны с экономическими соображениями: переселенцы работают тем, где не хотят работать местное население (31,8% постоянных жителей и 37,0% студентов), мигранты доставляют дешевые товары и продукты (23,4% и 25,0%, соответственно), дешево и качественно строят и ремонтируют дома и квартиры (10,3% и 14,0%). Немногие респонденты видят социальные преимущества миграции: не более 10% «набрали» такие варианты ответов как «улучшение демографической ситуации», «расширение этнического и культурного разнообразия города».  

С чем связано негативное отношение постоянного населения республики к мигрантам? Одна из главных причин, на наш взгляд, связана с широко распространенными среди населения искаженными представлениями о масштабах и характере современных миграционных процессов.

По оценкам участников опроса объемы миграции в Казани достаточно большие: каждый пятый из опрошенных считает, что мигрантов в городе очень много, еще 66,0% студентов и 59,8% местного населения оценивает как «достаточно много». Для сравнения приведем данные официальной статистики. В 2000г.  в республику прибыло 28415 человек, что составляет всего 0,75% наличного населения Татарстана24. В Казань за аналогичный период прибыло 14968 чел. - 1,4% населения города. В 2003г. в республике было зарегистрировано более 54 тыс. иностранных граждан, что составляет менее 1,5% наличного населения Татарстана25. За 8 месяцев текущего года по вопросу регистрации обратились более 40 тысяч иностранных граждан.

Завышенные оценки масштабов миграции среди местного населения, на наш взгляд, связаны и с тем, что отдельная группа переселенцев занимает публичные сферы как легальной, так и теневой экономики города – торговля, строительство, попрошайничество и т.д., что в представлениях местного населения создает мнение о массовости миграции. Абсолютное большинство опрошенных уверенно, что мигранты в основном торгуют на рынках (94,0% студентов и 87,9% местного населения), побираются, нищенствуют (43,0% и 47,0%, соответственно), частным образом ремонтируют квартиры, строят дома, дачи (30,8% и 43,0%). Большую конструктивистскую роль играют СМИ, распространяя мнение о криминальным сопровождении миграционных потоков: три человека из десяти уверены (32,7% взрослого населения и 29,0% студентов), что переселенцы занимаются криминальным бизнесом .

Немногие участники опроса отвели роль в движении населения учебной миграции. Очевидно, что личные контакты студенчества с данной группой мигрантов определили несколько большие оценки объемов учебного движения (6,0% против 1,9% местного населения).

Внутрироссийской миграции в представлениях населения отведена незначительная роль: лишь 1,9% местного населения и 1% студентов считают, что мигранты прибывают из других регионов России. Это подтверждает сделанный на основе анализа сообщений средств массовой информации вывод о том, что в Республике Татарстан приезжие из других регионов России в общественном дискурсе не воспринимаются как мигранты. Основными регионами исхода мигрантов, по мнению опрошенных, являются Средняя Азия (так считают 29,0% среди взрослого населения и 20,0% студентов), включая Узбекистан (14,0% и 12,0% соответственно), Таджикистан (10,3% и 13%) и Кавказ (23,4% и 27%) – Азербайджан (12,1% и 26,0%), Армения (3,7% и 6,0%), Грузия (6,0% студентов). К этому можно добавить и тех, кто данные регионы объединили в категорию «страны СНГ» (12,1% местного населения и 18,0% студентов). В этой связи любопытно провести сравнения с данными официальной статистики.

Анализируя интенсивность миграционного обмена Татарстана с регионами, следует отметить, что в прибытиях и выбытиях наиболее высокий уровень обмена наблюдается с регионами России. Однако результативность этого обмена не столь высока -  34,1% миграционного прироста в 2000г. Основной вклад в миграционный прирост вносят постсоветские государства, прежде всего, Узбекистан, Казахстан, Таджикистан. Отрицательный миграционный прирост наблюдается с Белоруссией и дальним зарубежьем. Что касается российских территорий, то основную долю миграционного прироста составляют переселенцы из Приволжского ФО (прежде всего Республика Башкортостан и Удмуртия), Уральского ФО (Тюменская область) и Центрального ФО (Москва).

Что касается прибытий, то наиболее мощный поток мигрантов в Татарстан идет из РФ – 74, 6% от всех прибытий в 2000г. Каждый четвертый из мигрантов – выходец государств ближнего зарубежья. Из Узбекистана и Казахстана прибывает, соответственно, 9,4% и 6,1% от всех прибывших. Причем в численном выражении это всего 2675 и 1738 человек. Из Азербайджана в Татарстан в 2000г. прибыло всего 320 чел. (1,1%), Таджикистана-743 чел. (2,6%), Армении –121 (0,4%), Грузии – 176 (0,6%)26. В Казань в 2000г. 74,5% прибыло из РФ, 24,8% (1752 чел.) - из государств ближнего зарубежья, остальные из дальнего зарубежья.

По данным МВД РТ за 2004г. наибольшее количество иностранных граждан прибывает из Узбекистана (38%), Таджикистана (17 %), Азербайджана (14 %), Украины (6%), Казахстана (5%)27. Как видно из приведенных данных, приблизительно четверть опрошенных имеет искаженные представления о «кавказском» происхождении большинства мигрантов.

Представления о странах происхождения мигрантов дополняются стереотипами об их национальном составе. Половина (!) опрошенных (51,4%) полагают, что в город приезжают в основном представители национальностей народов Кавказа. Почти каждый шестой, так и указал в своем ответе: «кавказцы» или «лица кавказской национальности». Причем, почти каждый третий респондент уверен, что среди приезжающих в город преобладают азербайджанцы. Треть опрошенных взрослых указали, что мигранты в основном представляют народы Средней Азии. Одна пятая респондентов выразила предположение, что среди мигрантов преобладают таджики, столько же респондентов назвали узбеков. 13,1% опрошенных считают, что среди мигрантов особенно распространены азиаты, и каждый десятый представляет, что это вьетнамцы. Лишь 7,5% респондентов назвали, что преобладают мигранты – представители народов России (за исключением Кавказа): русские, татары, чуваши, марийцы и башкиры.

Рассматривая национальный состав мигрантов по данным официальной статистики, следует отметить сохраняющуюся тенденцию этнического магнетизма татар. Удельный вес данной этнической группы в прибытиях среди внешних мигрантов составил в 2000г. 42,4%, в выбытиях – 29%. Русское население напротив более активно эмигрирует за пределы республики (48,2%) и, соответственно, слабее представлено в прибытиях – 37,6 %. Таким образом, на долю «других» этнических групп (не русских и не татар) в прибытиях приходится всего 20%. Причем удельный вес среди мигрантов - представителей народов Кавказа и Средней Азии в прибытиях не превышает по каждой национальности 1,5%. А среди мигрантов из дальнего зарубежья на долю вьетнамцев приходится всего 3,7% (3 чел.).

Как относятся жители г. Казани к мигрантам различных национальностей? В ходе опроса задавались вопросы, имеющие целью выяснить, к мигрантам каких национальностей респонденты испытывают сочувствие, желание помочь, а какие мигранты вызывают опасение и тревогу.

Чуть менее половины 47,7% всех опрошенных не испытывает сочувствия к лицам ни одной из национальностей, несколько более одной пятой затруднились ответить (22,4%), 8,4% сочувствуют всем, столько же указали, что их желание помочь мигрантам не зависит от их национальности, и они сочувствуют беженцам, женщинам и детям. Сочувствие вызывают люди, вынужденные бежать с прежнего мест�� жительства из-за природных катаклизмов и военных конфликтов. Среди мигрантов, достойных сострадания, назывались татары и русские, поскольку они представители местных народов и их легче понять.  

Именно кавказцы, о распространенности которых среди населения бытуют необоснованные представления, вызывают беспокойство, тревогу у определенной части респондентов (17,8%). В качестве причин для неприязни назывались: криминальная деятельность и нечестные способы заработка денег, агрессивность и причастность к терактам, непривычная культура и менталитет.

Отношение к мигрантам той или иной национальности подчас связывается с наличием различных экстремистских, националистических организаций, отношение к которым со стороны респондентов резко отрицательное. 78,5% респондентов жителей Казани и 69% опрошенных студентов, считают, что деятельность таких организаций должна преследоваться в уголовном порядке. И лишь небольшая часть (8,4% и 14%) полагают, что в демократическом обществе каждый волен исповедовать любые взгляды.

Говоря о социальных характеристиках мигрантов в представлениях респондентов, следует отметить, что переселенцы, по мнению респондентов - это в основном безработные люди (55,1% местного населения и 62,0% студентов). Примерно каждый пятый считает, что мигранты – это криминальные лица, бомжи (28,0% и 18,0%). Многие считают, среди мигрантов много рабочих, крестьян (45,8% и 60,0%), служащих, врачей, учителей, бывших военных (28% и 29%).

По мнению участников опроса, мигранты приезжают в основном в их город на заработки (54,2% местного населения и 65% студентов) либо в поисках лучшей жизни для своей семьи и своих детей (53,3% и 49%). Многие считают, что переселенцам в местах прежнего места жительства существовала угроза жизни (37,4% и 32%). Каждый пятый уверен, что мигранты приехали в наш город, чтобы делать деньги криминальным способом (24,3% и 18%). Студенчество вновь отличают оценки учебной миграции: 44% считают, что переселенцы приехали на учебу (15% среди местного населения).

Каковы же в действительности причины приезда мигрантов в республику? До недавнего времени абсолютное большинство мигрантов в республике Татарстан составляли беженцы и вынужденные переселенцы, покинувшие прежнее место жительства из-за языковых, национальных или религиозных притеснений. Наблюдается снижение объемов вынужденной миграции. Например, в 2002 г. по сравнению с 1997 г. численность вынужденных переселенцев сократилась почти в 6 раз (с 2617 человек до 459). Среди вынужденных переселенцев татары составляют 75%, русские - 14%, люди других национальностей - 11%. Из них - трудоспособного возраста - 57%, пенсионного - 11%, дети до 16 лет - 32%. В вынужденной миграции имеет место тенденция к снижению доли молодежи и увеличению доли лиц в возрасте старше трудоспособного. 30% переселенцев имеют среднее специальное и высшее, а 38% - среднее образование. 60% переселенцев проживает в городах, 40% - в сельской местности.

В настоящее время основной поток миграции носит трудовой характер. Особенно это заметно для столицы республики. Глобальная реконструкция в г. Казани в связи с надвигающимся празднованием тысячелетия города в 2005 требует большого притока рабочей силы. К 1000-летнему юбилею города должны завершиться ряд крупных строительных программ: Программа ликвидации ветхого жилья, Программа реконструкции Казанского Кремля, Программа сохранения и развития исторического центра г.Казани, строительство первой линии метрополитена, реорганизация жилищно-коммунального хозяйства города. Так в 2003 году почти три четверти (72,3%) в структуре инвестиций, привлеченных администрацией города на развитие социальной и производственной сфер города, приходились на капитальное строительство - 13,3 млрд. руб, из них 5,0 млрд. рублей - на жилищное строительство. Следует заметить, что развитие города поддерживается федеральным и республиканским бюджетами: 13,6% всех инвестиций привлечены из бюджета Российской Федерации, 26,6% - из бюджета Республики Татарстан. В то же время профессионально-квалификационная структура рабочей силы не всегда отвечает потребностям рынка труда. Безработица существует при наличии незаполненных свободных рабочих мест. На 01.01.2004 в органы занятости города были представлены сведения о наличии 8590 вакансий, в то же время в качестве безработных было зарегистрировано 5468 человек. В структуре спроса на рабочую силу преобладают традиционно “мужские” рабочие места (80%), в то время как основная часть безработных – женщины28.

Таким образом, сложившаяся структура рынка труда благоприятна для притока рабочей силы извне. В то же время, хотя за 8 месяцев 2004 года было зарегистрировано 41432 иностранца, по данным МВД разрешение на работу имели всего чуть более 5 тысяч.29 Подавляющее большинство иностранцев, имеющих разрешение на работу – это турецкие строители. Кроме того, по оценкам экспертов объем нелег��льной миграции составляет от четверти до половины от регистрируемого притока иностранных граждан.

По представлениям о том, как следует поступать с мигрантами, можно выделить две группы респондентов – тех, кто имеет среди мигрантов знакомых (а также родственников, друзей и соучеников) и тех, кто лично с мигрантами не знаком. Обе группы приблизительно равны по численности и составляют 50 и 57 человек соответственно. Между этими двумя группами можно четко проследить отличия в суждениях о правах и свободах, которыми можно или нельзя наделять мигрантов. Респонденты, не имеющие среди мигрантов знакомых, менее толерантны к этой категории населения, в то время как респонденты, лично общавшиеся с мигрантами, более лояльны к ним и чаще склонны видеть в приезжих людей, имеющих определенные права и нуждающихся в помощи.

Так, при ответе на вопрос: «Какие действия администрации Вашей республики в отношении мигрантов получили бы ваше одобрение?» большинство респондентов высказались за то, чтобы «не привлекать мигрантов специально, но и не отказывать тем, кто уже приехал» (45,8%). Причем, если в группе респондентов, имеющих знакомых среди мигрантов, этот вариант ответа предпочли больше половины (56,1%), а доля тех, кто хотел бы «вообще не принимать мигрантов», оказалась в восемь раз меньше ‑ только 7%, то в группе респондентов, лично не знакомых с мигрантами, ответы распределились иным образом. Несколько больше трети из них так же высказались за то, чтобы не привлекать мигрантов специально, но и не отказывать уже приехавшим (34,0%) и почти столько же предпочли бы вообще не принимать мигрантов (32,0%). Среди лично знакомых с мигрантами респондентов доля тех, кто предпочел бы со стороны администрации республики меры по улучшению жизни мигрантов, в четыре раза больше, чем тех, кто хотел бы выселить мигрантов (14,0% против 3,5%). В другой группе доля желающих помощи мигрантам со стороны администрации лишь чуть меньше чем доля, поддерживающих идею выселения уже приехавших мигрантов (8% против 10%).

Если среди тех респондентов, которые знакомы с мигрантами, большинство считает, что мигрантам можно разрешить оставаться в России на постоянное жительство и покупать жилье (по 57,9%), то среди тех, кто не имеет опыта близкого общения с мигрантами, большинство с этими положениями не согласны: половина этой группы респондентов в вопросе постоянного жительства и несколько больше (54,0%) в вопросе приобретения жилья. Что касается приобретения в собственность земли, две трети всех респондентов считают, что мигрантам следует в этом отказать (причем среди незнакомых лично с мигрантами подобным образом полагают более трех четвертей). Однако большинство опрошенных согласилось с тем, что приезжим можно давать землю в пользование на условиях аренды (почти половина не знакомых с мигрантами – 48,0% и более трех четвертей респондентов, имеющих мигрантов в числе знакомых или родных, – 76,8%).

В более лояльной, знакомой с мигрантами группе респондентов почти три четверти (73,7%) считают возможным разрешить мигрантам иметь постоянную работу, и несколько меньше доля высказавшихся за то, чтобы разрешить мигрантам иметь свой бизнес (69,6%). В другой, менее лояльной группе, доли считающих, что мигрантам можно разрешить иметь постоянную работу, и не согласных с этим мнением равны (по 42,0%). Что касается ведения собственного бизнеса, то почти половина респондентов, не имеющих в числе знакомых мигрантов (48,0%) считают, что мигрантам этого разрешать не следует, треть (34,0%) придерживаются противоположной точки зрения, и практически каждый пятый затруднился с ответом.

Между выделенными группами респондентов существуют также различия в представлениях о том, где должны селиться мигранты. Так, согласились с утверждением, предоставляющим приезжим право самостоятельно определять место своего жительства, чуть менее половины (45,3%) респондентов, имеющих среди мигрантов знакомых , что в полтора раза больше, чем доля респондентов, лично не знакомых с мигрантами, указавших этот же вариант ответа (30,0%). В то же время среди опрошенных людей, не общающихся с мигрантами, доля поддержавших предположение о том, что мигранты должны селиться в сельской местности, т.е. за пределами родного города, почти в полтора раза выше, чем среди респондентов, имеющих мигрантов в числе знакомых или родственников (42,0% по сравнению с 29,8%).

Кроме того, не имеющие знакомых мигрантов респонденты в три раза чаще поддерживали утверждение, что никому из мигрантов не следует разрешать регистрацию (прописку) в городе (42,0% по сравнению с 14,0% среди тех, кто с мигрантами лично знаком). Наоборот, мнение, что регистрацию можно предоставлять всем желающим, находит больше поддержки у тех, кто имеет знакомых-мигрантов (19,3% против 8,0% среди респондентов, указавших, что они никого из мигрантов лично не знают). Около 30% респондентов (как знакомых, так и не знакомых с мигрантами лично) полагают, что в вопросе регист��ации необходим дифференцированный подход: одним людям регистрацию разрешать можно (в основном, желающим работать и в особенности специалистам, т.е. людям благонадежным и приносящим пользу), а другим нельзя (прежде всего лицам, связанным с криминалом).

Что касается отношения к не имеющим регистрации, т.е. нелегальным, мигрантам, то треть всех опрошенных считает, что им следует дать право временного проживания в России (среди знакомых с мигрантами доля сторонников этой меры несколько больше, чем среди не знакомых – 36,8% и 28,0%), а четверть полагает, что нелегалов следует депортировать в страны, из которых они прибыли (22,8% среди лично знакомых и 28,0% среди незнакомых с мигрантами). Каждый пятый опрошенный, как среди знакомых с мигрантами лично, так и среди не знакомых с ними, считает, что мигрантов, проживающих в России незаконно, следует «по возможности легализовать». Здесь следует заметить возможность неоднозначного понимания респондентами термина формулировки этого варианта ответа. Согласно словарю С.И. Ожегова легализовать означает «Перевести (-водить) на легальное, законно оформленное положение»30. В БЭС зафиксирована разрешительная трактовка термина легализация: «Разрешение деятельности какой-либо организации, ее узаконение, придание силы какому-либо акту, действию»31. Однако понятие легализовать не всегда связывается с разрешением. Перевод на легальное положение может быть осуществлен вынужденно, с помощью мер по выявлению субъектов, находящихся на нелегальном положении или действующих незаконно. Аргументом в пользу возможности именно такого понимания респондентами термина «легализация» могут служить достаточно частые публикации о результатах деятельности МВД по выявлению незаконной миграции. Переход на легальное положение может быть также осуществлен в «добровольно принудительном» порядке, что в случае мигрантов подразумевает прохождение процедуры регистрации в соответствующих органах.

Опрос выявил также некоторые различия в понимании прав мигрантов между представителями различных этнических групп. Татары в некоторых вопросах были лояльнее по отношению к мигрантам по сравнению с русскими. Так согласны с утверждением «Мигранты – такие же люди как все, их нельзя ущемлять в правах» более половины опрошенных татар (56,0%) и только треть русских (34,0%). В то же время, среди русских респондентов на треть больше несогласных с этим утверждением по сравнению с опрошенными татарами (21,3% среди русских по сравнению с 14,0% среди татар). Кроме того, 18,0% татар одобрили бы меры по улучшению жизни мигрантов со стороны администрации Республики, среди русских доля придерживающихся такого же мнения почти в 3 раза меньше (6,4%). В то же время среди опрошенных русских больше доля полагающих, что нужно выселить уже приехавших мигрантов (12,8% по сравнению с 2,0% среди татар). Это обстоятельство можно было бы объяснить тем, что подавляющее большинство мигрантов в Татарстане составляют татары и поэтому татарское население республики более готово принять своих собратьев по этносу. Однако опрос не выявил различий в представлениях о национальности приезжих между русскими и татарскими респондентами: и те и другие в большинстве случаев считают, что в республику в основном приезжают представители национальностей, традиционно проживающих на Кавказе и в Средней Азии. Возможно, на распределение ответов также в какой-то мере влияет то обстоятельство, что три четверти опрошенных русских проживают в г.Казани с рождения, а почти половина опрошенных татар (46,0%) приехали в этот город в более старшем возрасте, однако четыре пятых из них сделали это еще до начала 1980-х. Эта особенность татарской группы хорошо объясняется уже упомянутым выше процессом миграции татарского населения из села в город в советские годы. Кроме того, по сравнению с русскими респондентами почти в два раза больше опрошенных татар охарактеризовали свое материальное положение как хорошее (18% по сравнению с 10,6% у русских). Это различие, в принципе, объясняется уже описанным в научной литературе феноменом, заключающемся в том, что татары в целом более довольны жизнью и при равных объективных условиях оценивают собственное материальное положение более оптимистично, чем русские. Других серьезных отличий по полу, возрастному составу, уровню образования, а также уровню социального самочувствия между этими двумя группами опрос не выявил. Более лояльное отношение татар к мигрантам, возможно, объясняется тем, что татары, по данным других исследований, лучше, чем русские, относятся к восточным, мусульманским и тюркским народам32.

Интересно подчеркнуть также некоторые различия в ответах на вопросы анкеты между взрослым населением и студенческой молодежью.

Большинство респондентов заявили, что они сталкивались хотя бы иногда с неприятностями со стороны мигрантов. При этом, если среди студентов лишь 2,0% опрошенных сказали, что они постоянно испытывают такие неудобства, то среди взрослого населения постоянно сталкиваются с подобными неприятностями 10,3%, а среди взрослых, не знакомых с мигрантами лично, такой вариант ответа выбрали уже 18,0%. В то же время нельзя не отметить, что чуть менее половины взрослых (44,9%) признали, что у них никогда не было неприятностей из-за мигрантов, а среди студентов такой вариант ответа указал лишь каждый четвертый.

Как студенты, так и взрослое население имеют сходные представления о проблемах, с которыми приходится сталкиваться мигрантам. Это трудности с регистрацией (их указали 71,0% взрослых респондентов и 80,0% опрошенной студенческой молодежи), сложности во взаимоотношениях с милицией (40,2% и 47,0% соответственно), социальная незащищенность (36,4% и 46% соответственно). Тем не менее, студенты в два раза чаще, чем взрослые, называли две другие проблемы: подверженность нападению и физическому насилию (указали 33% студентов и лишь 15,0% взрослых) и дискриминация по национальному признаку (41,0% студентов и 17,8% взрослых).

Среди студентов больше доля затруднившихся в вопросе о том, можно или нельзя разрешать регистрацию в городе всем желающим мигрантам (41,0% по сравнению с 26,2% среди взрослых).

В вопросе необходимых мерах по отношению к мигрантам со стороны администрации республики студенческая молодежь проявила себя по сравнению с взрослым населением более либерально, но одновременно с меньшим сочувствием. Так, среди студентов как больше доля тех, кто полагает, что не следует привлекать мигрантов специально, но и не следует отказывать тем, кто уже приехал (55,0% по сравнению с 45,8% у взрослых), так и меньше доля тех, кто одобрил бы меры помощи мигрантам (6,0% по сравнению с 11,2% у взрослых).

Кроме того, среди студентов больше доля людей, более категоричных в своем мнении. Так, среди студенческой молодежи почти в два раза больше, чем среди взрослых, доля тех, кто считает, что мигранты должны селиться в других регионах России, т.е. за пределами Татарстана (19,8% по сравнению с 11,2%). В полтора раза также больше среди опрошенных студентов по сравнению со взрослыми доля согласившихся с утверждением: «Россия должна принимать преимущественно русских из бывших республик» (42,0% и 26,2% соответственно). Больше также процент респондентов, полагающих нужным депортировать в свои страны мигрантов, проживающих в России незаконно (37,0% по сравнению с 25,2% у опрошенных взрослых).

В целом в отношении российской иммиграционной политики материалы опроса показали превалирование точки зрения о необходимости ограничения притока мигрантов в Россию. Именно так можно интерпретировать ответ: «Чем меньше в России мигрантов, тем лучше» (37,4%). Несколько меньше сторонников преимущественного приема русских из бывших республик, кроме студентов (см. выше). Приблизительно поровну (16% и 18%) разделились представления наших респондентов о необходимости приема мигрантов в России: либо только беженцев, либо всех переселенцев, желающих здесь жить и работать, независимо от национальности. Совсем немного сторонников точки зрения (6% и 5%), что Россия может принимать мигрантов, как из ближнего, так и дальнего зарубежья. Сторонников ограничения по социальным или национальным мотивам составляют около5 % (причем отметим, что национальные ограничения и конкретно в отношении народов Кавказа, в большей степени характерны  для позиции студентов).

Резюмируя вышеизложенное, можно сделать следующие выводы.

1. В масс-медийном дискурсе Татарстана, в отличие от некоторых \других регионов России (Москва, Краснодарский и Ставропольский края и др.), внутренняя миграция не конструируется в качестве социальной проблемы. Российское гражданство является четким критерием для отделения «мигрантов» от «россиян», и граждане России не рассматриваются в числе мигрантов.

2. Можно сделать вывод об этнизации дискурса миграции в СМИ Татарстана Мигранты представляются как две различные группы, к каждой из которых требуется свой подход. Одна группа – это переселенцы, татары и русские из стран СНГ, представляемые в дискурсе как «свои». Другая группа – это остальные мигранты, представление о которых как о социальной проблеме складывается из отдельных сообщений, не формирующих, на первый взгляд, целенаправленно четкого образа. В качестве «проблемных» представляются, в основном, выходцы «инокультурных» для Татарстана народов Средней Азии и Дальнего Востока.

3. Местное население республики характеризуется высоким уровнем интолерантного отношения к мигрантам. Достаточно широко распространено представление о криминальном сопровождении миграционных процессов: многие уверены, что переселенцы либо до переезда уже являлись участниками криминальных групп, членами асоциальных слоев населения, либо ими двигали незаконные мотивы. Одной из главных причин низкого уровня толерантно��ти местного населения являются искаженные представления о масштабах и характере миграции в республике. Не соответствуют действительности и представления постоянного населения о причинах миграции. Группа респондентов, лично знакомых с мигрантами, в целом более толерантна, чем группа респондентов, знающих о мигрантах только понаслышке.

4. Студенчество значительно выше, чем местное население оценивает роль учебной миграции как в объемах, так и среди побудительных мотивов переселенцев. Однако в целом, как показало исследование, студенчество характеризуется большей, по сравнению с постоянным населением, группой молодых людей с несформировавшимися представлениями о мигрантах. Это требует особого внимания и работы с молодежью, в целях предотвращения роста интолерантных установок и возможных социальных конфликтов.  

Литература

  1. Социальное и национальное. Опыт этносоциологического исследования по материалам Татарской АССР. Отв. ред. Ю.В.Арутюнян. – М., Наука, 1972.

  2. Исхаков Д.М. Этнодемографическая ситуация в Татарской ССР // Современные межнациональные процессы в ТССР. Программа исследования и инструментарий / Ред.Д.М.Исхаков, Р.Н.Мусина. – Казань, 1991. – С.7-11.

  3. Мустафин М.Р. Новые тенденции в расселении населения Татарии. – Казань, 1990.

  4. Мусина Р.Н. Этносоциальное развитие и идентичность современных татар // Татары. –М., 2001.

  5. Мустафин М.Р., Хузеев Р.Г. Все о Татарстане. Экономико-географический справочник. – Казань, 1994. – С.13-25.

  6. Абдрахманов Р., Маврина Э. Республика Татарстан. Модель этнологического мониторинга. - М., 1999

  7. Гильманов А.З., Авзалова Д.А. Миграционные процессы в Республике Татарстан // Институт социально-экономических и правовых наук РТ. Научные труды. Т.VII. – С. 78-83.

  8. Мустафин М. Внешняя миграция Татарстана: новые проблемы и тенденции // Миграционные процессы после распада СССР / Ин-т народнохоз. прогнозирования РАН; РЭНД (США). – М., 1994. – С. 114-120.

  9. Мустафин М.Р., Архипов Ю.Р. Влияние миграций на воспроизводство населения (по материалам Татарстана) // Институт социально-экономических и правовых наук РТ. Научные труды. Т.VII. – С. 146-158.

  10. Гарипов Я.З. Этнические аспекты миграции в национальных республиках России (на примере Татарстана) // Институт социально-экономических и правовых наук РТ. Научные труды. Т.V. – С. 92-106.

  11. Гильманов А.З., Гарипов Я.З., Шихалев А.М. К проблеме этнической миграции в Республике Татарстан // Институт социально-экономических и правовых наук РТ. Научные труды. Т.V. – С. 210-219.

  12. Габдрахманова Г.Ф. Влияние миграции на этническую структуру Татарстана // Социологические исследования. - 2004. - №6. - С.62-68.

  13. Гильманов А.З., Гарипов Я.З., Шихалев А.М. Беженцы и вынужденные переселенцы в Республике Татарстан // Институт социально-экономических и правовых наук РТ. Научные труды. Т.V. – С. 220 – 229.

  14. Габдрахманова Г.Ф. Социокультурная адаптация беженцев и вынужденных переселенцев в Республике Татарстан. - Дисс. канд. социол. наук. – Казань, 2001.

  15. Габдрахманова Г.Ф. Социокультурная адаптация беженцев и вынужденных переселенцев в Республике Татарстан. Монография. – Казань, 2003.

  16. Габдрахманова Г.Ф. Этапы процесса социокультурной адаптации татар-мигрантов из государств ближнего зарубежья в Республике Татарстан // Сборник материалов итоговых конференций молодых ученых и аспирантов за 1999-2000 гг. / Ред. Хакимов Р.С., Хайрутдинов Р.Р., Султанов Ф.М. – Казань, 2001. – С. 36-42.

  17. Габдрахманова Г.Ф. Чужие среди своих или свои среди чужих // Татарский мир. – май, 2003. - №8 (18). – С.6.

  18. Габдрахманова Г.Ф. Об этническом самосознании беженцев и вынужденных переселенцев // Научный Татарстан. (принята в печать).

  19. Шихалев А.М. Социально-экономические проблемы прогнозирования миграционных процессов в регионах (на материалах Республики Татарстан). - Автореф. дисс. канд. экон. наук. - М., 1999.  - 26с.

  20. Шихалев А.М. Ранговые модели миграционных процессов и способы их анализа // Институт социально-экономических и правовых наук РТ. Научные труды. Т.VII. – С. 158-163.

  21. Гильманов А.З., Гарипов Я.З., Шихалев А.М. Некоторые вопросы методики и методологии прогнозирования миграционных процессов (на примере Республики Татарстан) // Институт социально-экономических и правовых наук РТ. Научные труды. Т.VII. – С. 99-118.

  22. Давлетшина Г.Н. Республика Татарстан // Мониторинг дискриминации и национал-экстремизма в России. Сборник докладов / под ред. Ю. Башиновой и Н.Таубиной - Москва, 2004 – С. 72-83. www.fcs.hrworld.ru

  23. Габдрахманова Г.Ф. Население г. Альметьевска: социально-демографическая история и современность // Альметьевск, 2003. –С. 414-435.

  24. Миграция и национальное государство / под ред. Т. Бараулиной и О. Карпенко. СПб.: Центр независимых социологических исследований. 2004. – С. 15-45.

  25. Каариайнен К., Фурман Д.Е. Татары и русские - верующие и неверующие, старые и молодые. // Вопросы философии. - 1999. - №11. - С. 68-80. 


1 Опрос проводился в г. Казани среди взрослого населения (107 анкет) и студенческой молодежи (100 анкет) в рамках исследования «Новая миграционная политика России и права мигрантов» проводимого Центром миграционных исследований, рук. Ж.А. Зайончковская.

2 Это исследование 1967г., проведенное сектором конкретно-социологических исследований Института этнографии АН СССР. Руководитель Ю.В.Арутюнян.

3 Миргазизов Р. Бежать дальше некуда – здесь родина // Республика Татарстан. - 1999. - 29 февраля; Загидуллина С. Тепло земли татарской // Семья. - 2000. - 17 февраля. Фəйзрахманов Ə. Качакларга кая качарга? // Татарстан. – 1998. - №8-9 – С.20-21

4 Авзалова Д. Халык hаман күченə // Ватаным Татарстан. – 1997. – 16 декабря.

5 Принцип целесообразности становится главным в миграционной политике государства. Интервью с заместителем руководителя территориального органа в Приволжском Федеральном округе Министерства по делам национальной и миграционной политике РФ С. Терентьевым //Республика Татарстан. 2001. 5 мая; Такой балласт нужен республике? Интервью с руководителем Миграционной службы РТ Р.Р. Хайрутдиновым // Восточный экспресс. 2001. 16-12 апреля. №13 (020); Миргазизов Р. В новом веке граждан СНГ в России не ждут //Республика Татарстан. 2001. 27 февраля.

6 Под чужим солнцем // Аргументы и факты. Регион.  - 2004. - №14.

7 Миграция в вопросах и ответах. Интервью с руководителем Миграционной службы РТ Н. Владимировым // Республика Татарстан. - 2003. - 12 июня; Поток трудовых мигрантов ширится, а вынужденных переселенцев иссякает // Республика Татарстан. – 2004. - 5 августа.

8 Победоносцева Е., Мазитова Н.  Иностранцам – карты в руки. // Время и Деньги - № 37-38 (1493-1494). - 28 февраля 2003 г.

9 например, Мачнева О. Пора разобраться, кто нам свой, а кто чужой //Вечерняя Казань. - № 38 (2353). -  01.03.2002; Латыпов Т. Кто поможет иммигрантам? //Время и Деньги  - 108-109 (1564-1565). - 10 июня 2003 г.; Латыпов Т. Получить гражданство РФ – все равно что слетать на Луну //Время и Деньги  - 124 (1580). - 02 июля 2003 г.; Латыпов Т. Россию будут спасать африканцы, китайцы и индусы. //Время и Деньги  - 108-109 (1564-1565). - 10 июня 2003 г.

10 Вишневский Д. Бизнес в национальном окрасе. // Известия Татарстана

11 Вишневский Д. Как я был иммигрантом. //Казанские Ведомости № 72. - 03 апреля 2003г.

12 Население России будет сокращаться еще 15 лет. // Вечерняя Казань - №147 (2669). - 12 сентября 2003г.; Так и живем. По-прежнему на 10 девчонок - 9 ребят. // Вечерняя Казань - №176 (2698). - 01 ноября 2003г.; Откуда берутся люди без национальности? Перепись населения-2002 продолжает отвечать на острые вопросы современности // Республика Татарстан - № 33 (25109). - 17 февраля 2004г.; Портрет России языком цифр. Правительству представлены окончательные итоги переписи - 2002 // Республика Татарстан - № 47 (25123). - 5 марта 2004г.

13 Страна и народ. Ждут во всех уголках России. // Республика Татарстан - № 249 (25065). -  12 декабря 2003г.

14 Нас стало больше за счет мигрантов. Подведены предварительные итоги переписи. // Республика Татарстан - № 92-93 (24908-24909). - 8 мая 2003г.

15 см.: Гадельшина Г. Ее зовут Нежная // Республика Татарстан - № 132-133 (24948-24949). - 3 июля 2003г.; Кокорин Г. Полвека работал, чтобы стать... бомжем // Республика Татарстан - № 167-168 (24983-24984). - 21 августа 2003г.; Мачнева О. Без паспорта. Таких, как Шарапов, много! //Вечерняя Казань - №90 (2612). - 31 мая 2003г.; Мачнева О. Лицо без гражданства. Живет такой парень //Вечерняя Казань - №50 (2572). - 26 марта 2003г.; Миргазизов Р. Одиссея Агзама Идиатуллина // Республика Татарстан - № 58 (24874). - 25 марта 2003; Мусина А. Группа риска. А за статус спроси с пограничника //Вечерняя Казань - №21 (2544). - 05 февраля 2003г.; Мустафин И. Главы бодаются, у переселенцев чубы трещат // Республика Татарстан - № 99-100 (24915-24916). - 17 мая 2003г.; Пахомова В. Ситуация. А не депортировать ли беженцев на Луну? //Вечерняя Казань - №173 (2488). - 22 октября 2002г.; Тришева А. Для себя ничего не жду, но как и где жить дочери и сыну? // Республика Татарстан - № 42 (24858). - 1 марта 2003г.; Хабибуллин А. Пусть дом станет пристанищем от невзгод // Республика Татарстан - № 194 (25010). - 27 сентября 2003г. и т.д.

16 Белоброва А.  Возьму твою боль себе… // Восточный экспресс.  - 2001. - 6-12 апреля. - №13 (020); Будет где переждать - Время и деньги - 226 (1682). - 25 Ноябрь 2003 г.; Выдача миграционных карт прекращается - Время и деньги. - № 188 (1644). - 01 октября 2003 г. ; Комментарии к вступившим в силу нормативным актам РФ // Время и деньги - № 13 (1469). - 23 января 2003 г.; Комментарии к вступившим в силу нормативным актам РФ // Время и деньги - № 27 (1483). - 13 февраля 2003 г.; Мартинкова В. Зал ожидания. Из Татарстана с любовью // Вечерняя Казань - №188 (2710). - 25.11.2003; Помощь переселенцами // Время и деньги - № 165 (1621). - 28 августа 2003 г; Самарцева А. Верить - не верить. Ждет ли нелегалов депортация? Карты правду говорят. // Вечерняя Казань. - №43 (2565). - 15.03.2003; Центробанк отменяет справки об обмене валюты // Время и деньги - № 130 (1586). - 10 июля 2003 г.

17 см.: Андреева Ю. Нелегалам приходится несладко. - №9 (2532) от17.01.2003; Белов И. Летели-летели и "сели". //Вечерняя Казань - №206 (2728) от 26.12.2003; В Татарстане завершилась оперативно-профилактическая операция "Незаконный эмигрант" // Республика Татарстан - 22 января 2003; В Татарстане обнаружены китайцы // Время и деньги – № 92 (1548) от 20 мая 2003 г.; Из республики выдворено 18 иностранцев // Время и деньги – № 200-201 (1656-1657) от 17 октября 2003; Казанцев А. Незаконных мигрантов выдворяют из Татарстана // Республика Татарстан - № 210 (24026) от 21 октября 2003; Казанцев А. Операция "Подросток" // Республика Татарстан - № 145 (24961) 19 июля 2003; Мельник Е. Фейс- контроль. Милиция "фильтрует базар" в поисках нелегалов //Вечерняя Казань - №155 (2677) от 26.09.2003; Милицейская операция. Не ходите дети на улицу гулять… //Вечерняя Казань - №116 (2638) от 19.07.2003; Оболенский Р. Паниковский с кавказским акцентом //Вечерняя Казань - №21 (2544) от 05.02.2003; Обратный билет за счет работодателя //Вечерняя Казань - №168 (2690) от 18.10.2003; Серова И. Скромно о главном. Отдельно взятый регион, где мафии поставлен заслон //Вечерняя Казань -  №13 (2536) от 24.01.2003 и т.д.

18 Алтынова А. Богатые тоже плачут. Туберкулез в нагрузку к "чупа-чупсам" // Вечерняя Казань - №59 (2581). –09 апреля 2003г.; Болезнь позиций не сдает. 24 марта - Всемирный день борьбы с туберкулезом. // Республика Татарстан - № 57 (24873). - 22 марта 2003г.; Гордеева С. Туберкулез не выбирает.// Казанские Ведомости. – 25 марта 2003г.

19 Лебедев А. Ветхое жилье: снос или вторая жизнь? // Республика Татарстан - № 135 (24951). - 5 июля 2003г.; Тысячи домов под снос. // Время и деньги - № 121-122 (1577-1578). - 27 июня 2003 г.

20 Туганова З. А гражданином быть обязан // Республика Татарстан - № 69-70 (24885-24886) 5 апреля 2003; Славич А. В Казань приедут омбудсмены со всего мира // Республика Татарстан - № 259 (25076) 27 декабря 2003; Гавриленко А. Прямая связь. Миграция в вопросах и ответах. // Республика Татарстан -  - № 118-119 (24934-24935) 12 июня 2003

21 Бытовая коррупция в милиции // Новая вечерка - от 9 июля 2003 №244; Мусина А. Старые песни о главном. Не коррупция, а лишь отдельные факты? // Вечерняя Казань - №110 (2632) от 09.07.2003

22 см. Осипов А. Что в России означает понятие «регулирование миграции»? // Миграция и национальное государство / под ред. Т. Бараулиной и О. Карпенко. СПб.: Центр независимых социологических исследований. 2004. – С. 15-45.

23 Малые размеры выборки позволяют делать выводы лишь с очень большой долей осторожности.

24 Численность, состав и движение населения в Республике Татарстан в 2000году. Казань, 2001. С.6, 106.

25 Отчет МВД РТ за 2003г. Опубликован на http://www.mvdrt.ru/index.asp?id=251

26 Численность, состав и движение… - С.106-107.

27 Пресс-релиз МВД РТ от 29.07.2004, опубликован на www.mvdrt.ru

28 Из Отчета Администрации г.Казани за 2003г. см. http://kazan.org.ru/kazanstat/obzor/2.chtm?page=1

29 Пресс-релиз МВД от 05.10.2004, опубликован на www.mvdrt.ru

30 Ожегов С.И. Словарь русского языка/ Под ред. Н.Ю. Шведовой. – 18-е изд. стереотипное – М.: Рус. яз., 1986 – С. 274

31 Большой энциклопедический словарь. – 2-е изд. перераб. и доп. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. –С.631

32 Каариайнен К., Фурман Д.Е. Татары и русские - верующие и неверующие, старые и молодые. // Вопросы философии. - 1999. - №11. - С. 68-80.