Трудовая эмиграция российских ученых

Жанна Зайончковская

В статье приводится анализ новой информации Госкомстата России о зарубежных трудовых поездках российских исследователей. Рассматриваются интенсивность трудовых контактов, продолжительность работы за рубежом, география поездок ученых разного профиля, в том числе докторов и кандидатов наук. Показано также участие в трудовой миграции исследователей из разных регионов страны.

Трудовая миграция исследователей - это надежный способ установления прочных международных контактов, включения ученых в глобальный рынок интеллектуального труда, универсализации науки и знаний и в конечном итоге - важнейшее условие развития науки. В то же время наряду с учебой за границей это наиболее распространенная стратегия выезда ученых в эмиграцию на постоянное жительство с сохранением возможностей продолжить профессиональную деятельность.

Так, в 80-е годы около половины ученых, приехавших в США на работу по контрактам, и более половины окончивших университеты студентов из других стран остались в них на постоянное жительство [1, с. 45]. Согласно последним исследованиям, намерены вернуться домой не более четверти российских студентов, обучающихся за рубежом; 45% определенно намерены там остаться, хотя и не исключают возможности поработать в России [2, с. 100-101].

К тому, чтобы осесть за границей, ученых и студентов подталкивают обстоятельства, действующие как в России, так и в принимающих странах. Из России их "выталкивают" низкие заработки, малая востребованность, неясные перспективы1. На Западе привлекает не только более высокий уровень жизни, но и уважение к специалистам. Как показал опрос ученых, выехавших из СССР в западные страны в начале 90-х годов, большинство из них (70%) довольно легко адаптировались в них, несмотря на языковые проблемы и трудности общения на работе [4].

По оценкам профессора С. Егерева, общее число работающих за границей российских ученых на конец 1998 г. составляло примерно 30 тыс. чел., из них 14-18 тыс. чел. - в фундаментальных науках [5]. Трудно их разделить на тех, кто стал настоящим эмигрантом (получил разрешение на постоянное жительство), и тех, кто де юре считается трудовым мигрантом, но де факто живет за границей постоянно.

Во всяком случае трудовая эмиграция ученых заслуживает пристального внимания и как один из каналов утечки умов, и как средство развития международного сотрудничества в области исследований.

Новая разработка Госкомстата России. Госкомстат России впервые осуществил разработку данных о численности российских исследователей, выезжавших на работу за рубеж по официальным каналам [6]. Разработка охватывает предприятия и организации, на которых ведутся исследования. Тех из них, что входят в Единый государственный регистр предприятий и организаций (ЕГРПО), в 2001 г. насчитывалось 4037, и на них было занято 885,6 тыс. чел., в том числе 422,2 тыс. чел. исследовательского персонала [7, с. 511, 513]. Малые предприятия в разработку не включены, так как они не входят в систему ЕГРПО и не представляют соответствующей отчетности.

Насколько велики потери информации из-за этого, иллюстрируют следующие данные. В начале 2002 г. 28,5 тыс. малых предприятий в стране относились к сфере науки и научного обслуживания. На них было занято 107,8 тыс. чел. [7, с. 318], т.е. восьмая часть персонала предприятий ЕГРПО. Почти две трети малых предприятий (65,2%) имели общий штат 5 чел. и менее, каждое пятое (20,7%) - 6-10 чел., 5,6% - 11-15 чел., остальные больше. Если принять во внимание, что часто именно небольшие центры, получающие спонсорскую помощь, поддерживает более интенсивные международные связи, то недоучет информации оказывается довольно значительным, хотя существенно повлиять на общие тенденции не может.

Статистическая разработка включает Российскую Академию Наук (РАН), отраслевые академии и ведомственные исследовательские учреждения и группы, университеты, научные центры независимо от формы собственности. В нее вошли трудовые поездки по приглашению принимающей стороны, по направлению своей организации, контрактам и обмену - в целях работы и стажировки. Чтобы отделить собственно трудовую миграцию от краткосрочных поездок на конференции и стажировки, в качестве минимального критерия выбран 3-месячный срок пребывания за границей. Предполагается, что такой критерий имеет свои преимущества: период более 3 мес. охватывает довольно устойчивые контакты - едва ли будут приглашать на такой срок незнакомого человека. Кроме того, длительные поездки об��чно совершаются с разрешения дирекции по основному месту работы и соответствующим образом оформляются, в то время как о краткосрочных выездах, особенно если их финансирует принимающая сторона, при существующем уровне кадровой дисциплины руководство организации не всегда ставится в известность. Значит, не оформляются командировки, и такие поездки не имеют шансов попасть в банк данных. Таким образом, отсчет от 3-х мес. обеспечивает б?льшую полноту информации.

Данные рубрицированы по районам исхода (по субъектам Российской Федерации (РФ), экономическим районам, федеральным округам), странам приема, целям выезда, типам посылающих организаций и отраслям экономики, областям научной деятельности и др.

Практически исчерпывающая (иногда даже избыточная) разработка первичных данных представляет собой первый систематизированный массив информации для анализа международных научных контактов и утечки умов из России.

Итак, анализ указанной статистики позволяет выявить численность исследователей, выехавших в другие страны официально с целью профессиональной деятельности на довольно продолжительный срок, с разрешения (или согласия) руководства своей профильной организации, оставаясь в штате ее сотрудников.

Лица, которые при выезде за границу (или уже находясь там) уволились со своего места работы, в разработку не вошли. Однако в последнее время возможности подобного выезда резко уменьшились вследствие ужесточения иммиграционных режимов в США и в Западной Европе. Так, в странах ЕС более строгий контроль привел к более чем двукратному сокращению иммиграции в течение 90-х годов: с 1,5 млн. чел./год до 680 тыс. чел./год [8]. Энергичные меры по сокращению нелегальной иммиграции предпринимаются и в США в связи с угрозой терроризма. Поэтому официальная статистика выезда за рубеж в течение 2002 г., по которой осуществлена рассматриваемая разработка данных, несомненно, более полна, чем была бы, к примеру, 2-3 года назад.

Интенсивность контактов. В 2002 г. по официальным каналам выезжали на работу за рубеж 2922 российских исследователя из 324 организаций, что составило всего 0,7% общей численности исследователей и 0,8% организаций соответствующего профиля. Такие контакты при всей условности не назовешь интенсивными, что заставляет усомниться, так ли уж велика утечка умов из российской науки, как о ней говорят. Ведь именно продолжительные поездки чаще всего являются прологом к эмиграции, а их, как видим, совсем немного.

Если отнести число выехавших к общей численности исследователей, занятых только в тех организациях, из которых были выезды на работу за границей, их доля заметно повысится - до 5%. Это уже немало, учитывая длительность отсутствия выехавших на основной работе. Кроме того, вероятно, что более интенсивным долгосрочным контактам сопутствуют и частые кратковременные выезды.

Сопоставив интенсивность контактов в активных организациях (5%) со средней (0,7%), можно сделать вывод, что исследовательские организации России резко делятся на две неравнозначные группы - очень небольшую группу, поддерживающую довольно интенсивные контакты с заграницей, и подавляющее большинство организаций, вовсе не имеющих постоянных контактов.

Больший по сравнению с другими шанс выехать на работу за рубеж имеют доктора и кандидаты наук, соответственно 18% (527 чел.) и 55,8% (1631 чел.) общего числа выехавших. Вместе они составляют почти три четверти всех выехавших. Однако по отношению к общей численности ученых со степенью в стране это все же единичные выезды (2,5% докторов и 2% кандидатов).

Зарубежные контакты российских ученых трудно назвать партнерскими. Сведения о финансировании поездок в рассматриваемых справочниках отсутствуют. Можно предположить (не рискуя сильно ошибиться, что выезды), совершаемые по приглашению иностранной стороны, - а это едва ли не половина выездов (45,9%) - ею же и оплачиваются. Если к ним прибавить 15,7% поездок "по контракту, заключенному самостоятельно", то выезды, оплаченные принимающей стороной, составят более 60%.

Российская сторона, вероятно, финансировала (полностью или частично) одну из трех поездок. Такое предположение возможно относительно поездок в командировку по направлению своих организаций (26% выездов) и выездов по официальным российским контрактам (5,8%).

Мизерным является число выехавших "по обмену" - 75 чел. (2,6%), что заставляет задуматься о причинах, сдерживающих этот вид сотрудничества: нежелание со стороны тех, с кем бы российские ученые хотели сотрудничать, неготовность последних к такому партнерству; пассивность и недооценка своих возможностей.

Почти две трети выехавших ученых (1903 чел.) работали в государственных организациях. Остальные распределились поровну между предпринимательским сектором и сектором высшего образования. В перечень попала лишь одна частная некомм��рческая организация - закономерное следствие того, что в статистику не включены малые предприятия. В государственном секторе ведущая роль принадлежит РАН (1768 чел., или 93%).

Более всех востребованы за границей физики, затем биологи: каждый третий выехавший - физик, почти каждый четвертый - биолог, каждый десятый - математик. У ученых этого профиля контакты с заграницей гораздо интенсивнее, чем у других исследователей. Приводятся сведения, что в Институте теоретической физики РАН постоянно присутствует лишь треть сотрудников, а все ведущие специалисты большую часть времени работают за рубежом; половина (из 300) ведущих математиков Москвы - за границей [5]. Всего на естественные науки пришлось 77% выехавших. Ученым другого профиля получить выездную работу намного труднее, особенно специалистам в области медицины и сельского хозяйства, не легче и гуманитариям (рис. 1)2.

Рис. 1. Распределение исследователей, работавших за рубежом, по областям науки, %

Подавляющее большинство ученых естественных наук работало в РАН: 63% - физики, 81% - биологи. Специалисты в области технических наук в основном заняты в предпринимательском секторе, а в РАН работал только один из четырех. Крайне ограниченно сотрудничество РАН и в сфере общественных и гуманитарных наук. На всю эту ветвь знаний пришлось только 52 сотрудника РАН, выехавших на работу за рубеж, или 2,9% общего числа выехавших из РАН. Большинство выезжавших гуманитариев (70%) работало в университетах.

Из России на исследовательскую работу за рубеж выезжают преимущественно мужчины, женщин среди выехавших лишь четверть. В молодых возрастах (до 40 лет) женщин больше, но в целом мало - 29,5% (табл. 1). Чем старше выехавшие, тем меньше в их числе женщин. Особенно мало женщин (15%) среди выехавших из предпринимательского сектора.

Таблица 1

Исследователи, выехавшие за рубеж, по возрасту и полу, %

Возраст, лет Всего Мужчины Женщины Доля женщин среди выехавших в данном возрасте
до 29 13,1 12,3 15,7 29,4
30-39 27,3 25,5 32,7 29,5
40-49 31,6 31,3 32,3 25,2
50-59 20,7 22,2 16,1 19,2
60-69 6,4 7,6 2,9 11,2
70 и старше 0,9 1,1 0,3 7,7
Итого 100,0 100,0 100,0 24,6

Самая большая группа ученых была направлена с целью совместных исследований - 40,1%. Лишь немного уступает им в численности группа тех, кто устроился на работу в зарубежной организации и, можно полагать, ведет исследования по ее плану - это каждый третий (32,3%). Для чтения лекций и проведения консультаций выехали только 6,4% ученых. Как видим, это очень редкий для российских ученых вид деятельности за рубежом, и именно это является ярким свидетельством слабой включенности российской науки в международный рынок научного труда. Работу по контракту в качестве цели поездок указали 11,9%, а на учебу и стажировку исследователи выезжают нечасто (6,4%).

Продолжительность работы за рубежом. Преобладают сравнительно непродолжительные поездки - на срок от 3-х мес. до года - их больше половины. Довольно много поездок на 1-2 года, на 2-3 года они довольно редки, зато каждая пятая поездка рассчитана более чем на 3 года (рис. 2).

Рис. 2. Продолжительность работы исследователей за рубежом, %

Достоверные оценки о том, сколько выехавших вернется в Россию, сколько останется на Западе, отсутствуют. Имеются лишь отрывочные, довольно давние сведения по отдельным институтам РАН3. В начале 90-х годов была выведена пропорция, согласно которой выезд по контрактам на стажировку и учебу в 3-5 раз превышает выезд на постоянное место жительства [10, с. 1]. Это соотношение, касающееся физиков и математиков, не может быть отнесено ко всем выезжающим ученым. Собственные наблюдения говорят о том, что те, кто уехал за границу более чем на 2 года, - а это почти каждый третий, - редко возвращаются, поскольку за это время успевают найти новые контракты.

Наличие ученой степени является одним из главных факторов, способствующих трудоустройству за границей на продолжительный срок. Среди тех, кто не имел ученой степени, устроились более чем на 3 года 14% выехавших, тогда как со степенью - 23%. Распределение докторов наук по срокам пребывания за рубежом тяготеет к краткосрочным поездкам, но при сохранении весомой доли более продолжительных. Распределение кандидатов наук более равномерно (табл. 2).

Таблица 2

Продолжительность работы за рубежом ученых в зависимости от научной степени, %

Продолжительность работы Доктора наук Кандидаты наук Без ученой степени
От 3-х мес. до года 60,1 47,4 65,8
От 1 года до 2-х лет 10,4 19,4 14,6
От 2-х лет до 3-х лет 6,5 10,0 5,6
3 года и более 23,0 23,2 14,0
Всего 100,0 100,0 100,0

Прослеживается зависимость продолжительности работы за рубежом и от способа выезда (табл. 3). Выехавшие по приглашению иностранной стороны и по командировке своей организации распределяются по срокам работы почти аналогично и близко к средней. Работающие по контрактам российских организаций в подавляющем большинстве (81%) выезжают на короткое время и очень редко на больший срок. Выезды по обмену вообще ограничены двумя годами. Наибольшие возможности продолжительной работы за границей связаны с самостоятельными контрактами. Почти каждый второй из выехавших таким способом предполагает работать более трех лет, тогда как менее года - лишь один из четырех.

Таблица 3

Продолжительность работы исследователей за рубежом в зависимости от способа выезда, %

Способ выезда Продолжительность работы Всего
от 3-х мес. до года от 1 года до 2-х лет от 2 лет до 3 лет 3 года и более
Приглашение принимающей стороны 57,5 17,2 8,1 17,2 100,0
Командировка своей организацией 60,8 12,9 8,9 17,4 100,0
По контракту российской организации 81,3 8,8 4,1 5,8 100,0
Самостоятельный контракт 23,7 22,6 8,7 45,0 100,0
По обмену 85,3 14,7 - - 100,0
Всего 54,4 16,6 8,2 20,8 100,0

География поездок. Основные регионы мира, куда устремляются на работу российские ученые, - Западная Европа (42,4%) и Северная Америка (30,4%). Заметны потоки в азиатские и скандинавские страны. А вот с бывшими сателлитами - странами Восточной Европы и постсоветскими странами - научные связи у России почти прервались, их придется восстанавливать заново. В Восточную Европу выехало столько же ученых, сколько в Африку, а число выехавших в постсоветские страны лишь немногим больше, чем в Южную и Центральную Америку (табл. 4).

Таблица 4

Распределение исследователей, работавших за рубежом, по регионам мира

Регион Численность исследователей
чел. %
Постсоветские страны 66,0 2,3
Западная Европа 1238,0 42,4
Скандинавские страны 151,0 5,2
Восточная Европа 33,0 1,1
Северная Америка 888,0 30,4
Южная и Центральная Америка 56,0 1,9
Азия 429,0 14,7
Африка 36,0 1,2
Австралия, Новая Зеландия, Антарктида 25,0 0,8
Всего 2922,0 100,0

Среди принимающих стран лидируют США, в них выехало 28,7% (840 чел.) исследователей из России, и Германия - 19% (556 чел.). Заметна роль Франции (6,5%,
191 чел.), Великобритании (4,6%, 135 чел.), Японии (4,3%, 125 чел.), Швеции (3,2%,

95 чел.), Индии (2,4%, 69 чел.), Италии, Нидерландов, Китая (по 58-60 чел., или по 2% из каждой страны). Научный поток в перечисленные 10 стран составил три четверти уехавших из России. Активный поиск своей ниши востребованности в глобальной системе труда вынуждает российских исследователей обращаться к странам третьего мира. Общее число стран, где в 2002 г. работали российские ученые, равно 73, включая такие экзотические, как Антигуа и Барбуда, Бенин, Кот-д'Ивуар и др.

География поездок ученых разного профиля сильно различается. Более половины физиков находят работу в Западной Европе (57%, из них каждый второй в Германии), четверть - в США. Математики в основном тяготеют также к Западной Европе, с той лишь разницей, что по странам этого региона они распределяются более равномерно, чем физики.

В географии выездов биологов резко доминируют США (46,5%), а страны Западной Европы отодвигаются на второй план (32,3%), причем притягательность Германии выражена слабо (12%). Довольно значителен поток биологов в Финляндию и Швецию (вместе - 9%). Сходная с ними география поездок характерна и для химиков и исследователей в области медицины. Это позволяет предположить, что выезжают именно те химики и медики, которые связаны с биологией.
Совершенно иначе распределяются по странам специалисты в области технических наук. Их поездки отражают географию научно-технического сотрудничества России: 17,7% - в Индию, 23% - в Алжир, Иран, Китай, Казахстан (примерно поровну). Но все-таки четверть выезжали в Западную Европу, а вот в США работу нашли лишь 9%.

Гуманитарии, наряду с Германией и США, активно выезжают в Китай. На эти три страны приходится 60% их выездов, причем потоки в каждую из стран примерно равновелики (табл. 5).

Таблица 5

Распределение исследователей, работавших за рубежом, по странам и областям науки, %

Страна Физика Биология Математика Технические науки Медицина Гуманитарные науки
Германия 29,2 12 14 9,9 15 19,7
Великобритания 5,2 5,9 7,7 2,7 3,8 3,9
Франция 5,7 6,9 12,9 2,4 2,9 6,3
Другие страны Западной Европы 17,2 7,5 13,6 0,5 10,6 6,3
Скандинавские страны 4 8,9 3,3 3 5,8 3,1
США 24,4 46,5 27,6 8,9 50 22,8
Япония 5,5 2,3 2,2 4,6 2,9 7,1
Алжир 0,7 0,9 0,4 4,6 - -
Индия 17,7 - -
Иран 6,7 - -
Казахстан 5,9 - -
Китай 5,9 2,9 17,3
Прочие 8,1 9,1 18,3 17,2 6,1 13,5
Итого 100 100 100 100 100 100

География выезда из академических организаций и из предпринимательского сектора различна. Первые тяготеют к США, в то время как вторые, не имея выраженных предпочтений, выбирают одинаково часто США, Германию и азиатские страны. Ученые, работающие в сфере высшего образования, предпочитают поездки в Западную Европу в 2 раза чаще, чем в США. В число их приоритетных стран входит и Китай (табл. 6). В целом же научные связи с Китаем - крупнейшим соседом и перспективным демографическим донором, с которым у России самая протяженная граница, чрезвычайно слабы. Если так будет продолжаться, то скоро знания о Китае придется черпать в основном у "челноков".

Германия и США лидируют во всех видах выездной деятельности российских ученых: совместной работе, работе в зарубежной организации, учебе (табл. 7).

Наиболее диверсифицированы по странам чтение лекций и консультирование. В этих видах деятельности на США и Германию приходится только третья часть выехавших, тогда как в других - около половины, а иногда и больше. Это, однако, не повод для обольщения, если вспомнить, что с чтением лекций выехали всего 188 чел. В то же время этот вид деятельности находит спрос не только в западных странах, но и в странах третьего мира, куда выехал каждый третий лектор. Хотя попытки освоить третий мир пока робки, они указывают на потенциальные возможности, равно как и на необходимость форсирования контактов.

Таблица 6

Приоритетные страны выезда в зависимости от сферы занятости

Страна Доля выехавших из организаций, %
академических предпринимательского сектора сферы высшего образования
США 32,2 20,6 21,4
Германия 17,5 16,9 27,2
Франция 6,8 - 8,4
Великобритания 5,7 - 4,1
Швейцария - 5,7 -
Япония 5,3 - -
Индия - 13,1 -
Китай - - 5,3
Иран - 5 -
Итого 67,5 61,3 66,4

Таблица 7

Распределение исследователей, работавших за рубежом, по странам и целям выезда, %

Страна Цель выезда
лекции, консультации совместное исследование работа в зарубежной организации по контракту учеба, стажировка
Германия 12,2 21,6 18,1 15,5 25,4
США 19,1 25,6 36,7 29,2 24,9
Китай 9,6 - - - -
Франция 8,0 6,8 7,0 4,3 7,6
Великобритания 5,3 3,7 5,8 - 5,9
Бразилия 5,3 - - - -
Швейцария - 6,0 - - -
Япония - - 5,4 5,7 7,6
Индия - - - 10,3 -
Итого 59,5 63,7 73,0 65,0 71,4

Региональный разрез. Международные научные связи России фокусируются в трех регионах, точнее, в трех городах - Москве, Санкт-Петербурге и Новосибирске. Каждый четвертый исследователь, нашедший работу за границей, - москвич, каждый пятый - петербуржец, каждый седьмой - новосибирец. Если к этому прибавить столичные области - Московскую и Ленинградскую, то численность выезжающих составит три четверти общего заграничного потока ученых. На остальном обширном пространстве России активными связями выделяются пять регионов - Нижегородская и Свердловская области, Татарстан, Иркутская и Томская области (табл. 8). Из семи регионов выезжали от 21 до 40 чел. (Башкирия, Калужская область, Красноярский, Приморский, Хабаровский края, Ростовская и Мурманская области).

Учитывая, что международные контакты для большинства ученых стали доступными сравнительно недавно, а также принимая во внимание не слишком высокий уровень развития региональной науки, за начало отсчета устойчивых связей, вероятно, можно принять 10 выездов более чем на 3-месячный срок. Тогда в "активисты" попадает еще пять областей, откуда выезжали от 10 до 20 чел. (Белгородская, Воронежская, Волгоградская, Пермская, Ярославская). Всего набирается 22 субъекта РФ, откуда выехали 10 чел. и 6 субъектов - по 6-9 чел. Более чем из половины субъектов (46) вообще никто не выезжал за рубеж на продолжительный срок, хотя в каждом регионе есть, по меньшей мере, университеты. В 13 субъектах выезды носили эпизодический характер - их было не более пяти.

Таблица 8

Распределение исследователей, работавших за рубежом, по экономическим районам

Экономический район Численность исследователей
чел. %
Северный 28 1,0
Северо-Западный 701 24,0
   в том числе:
Санкт-Петербург 576 19,7
Ленинградская область 125 4,3
Центральный 1100 37,6
   в том числе:
Москва 707 24,2
Московская область 338 11,6
Волго-Вятский 90 3,1
   в том числе:
Нижегородская область 87 3,0
Центрально-Черноземный 31 1,1
Поволжский 112 3,8
   в том числе:
Татарстан 81 2,8
Северо-Кавказский 38 1,3
Уральский 168 5,7
   в том числе:
Свердловская область 109 3,7
Западно-Сибирский 495 16,9
   в том числе:
Новосибирская область 421 14,4
Томская область 58 2,0
Восточно-Сибирский 98 3,4
   в том числе:
Иркутская область 68 2,3
Дальневосточный 61 2,1
Всего 2922 100

Иными словами, подавляющая часть региональных научных центров и региональных университетов не имеет прочных научных связей с зарубежными странами.

В этом отношении нет различий между западной и восточной частями страны. Так, все связи Северо-Западного района сконцентрированы в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Центральным областям, расположенным вокруг Москвы, достаются буквально крохи. Аналогична ситуация и в других районах.

Не проявляет себя в качестве генераторов международных научных связей и большинство городов-миллионеров или близких им по величине4. Это отчетливо выявляет коэффициент интенсивности связей: отношение удельного веса региона в зарубежных выездах, т.е. отношение доли выезжавших к общей численности занятых в исследовательских организациях. По интенсивности связей резко выделяется Новосибирск: коэффициент - 5; 2,9% занятых в науке, 14,4% зарубежных выездов. За Новосибирском со значительным отставанием следует Санкт-Петербург: коэффициент - 1,8, соответствующая пропорция 10,9:19,7. Повышенной интенсивностью выделяется Татарстан: коэффициент - 1,6; соотношение 1,8:2,8. Примерно соответственно своему весу в науке используют возможности Екатеринбург (коэффициент - 1,2), Уфа (1,2), Красноярск (1,0). Потенциал же остальных крупнейших городов страны во многом недоиспользуется. Коэффициент интенсивности для Нижнего Новгорода - всего 0,55, Воронежа, Ростова, Перми - 0,3-0,4, Саратова, Самары, Омска, Волгограда - еще ниже, а из Челябинска вообще никто не выезжал.

Не выглядят интенсивными и рассматриваемые международные контакты Москвы и Московской области (коэффициент 0,84; пропорция 42,5:33,8). Возможно, это связано с большей эмиграцией ученых из столицы, а может быть, с б?льшей долей "аппаратных" работников в московской науке.

Весьма слабую роль в международных научных связях регионов играет фактор соседства. Среди стран, принимающих из всех районов России, лидируют Германия и США. Ориентированы на соседей лишь Хабаровский край (из 29 выехавших 18 направились в Китай, Корею и Японию), Мурманская (из 21 чел. 11 выехали в Скандинавские страны). Очень медленно развиваются связи Сибири и Дальнего Востока в целом со странами тихоокеанского региона: в Китай, обе Кореи и Японию выехали: из Восточной Сибири - 31 чел., из Дальнего Востока - 26 чел. (большинство из Хабаровского края). Между тем Амурская область, расположенная рядом, не отправила на временную работу в Китай ни одного научного работника.

Оказался незначимым и этнический фактор. Так, лишь 1 чел. из Татарстана выезжал в Турцию, а из Карелии, Марийской и Мордовской республик, Ханты-Мансийского округа в Финляндию не выезжал никто.

Резюме. Несомненно, что международные контакты российских ученых в последнее десятилетие значительно расширились. И все-таки включенность России в мировое научное сообщество еще очень слаба. Пока "двери" в другие страны открываются по их собственному желанию: кто оплатит поездку, к тому и поедут, кто нужен, того и возьмут. Усилий приумножать контакты со стороны России не прослеживается.

Спрос на ученых на Западе избирателен. Тревога по поводу утечки умов, прежде всего, должна относиться к физикам, математикам и биологам. Что касается других наук, то о серьезном сотрудничестве, тем более об утечке умов, говорить не приходится. Особенно это касается гуманитариев, в том числе социологов.

Если физики и математики уже ощущают помощь зарубежной научной диаспоры в налаживании взаимодействия с западной наукой и односторонний выезд постепенно переходит в партнерство (хотя и патронажного свойства) [11], то общественные науки крайне нуждаются в целенаправленном стимулировании контактов, иначе разрыв в уровне развития естественных и общественных наук в России будет усиливаться.

Вызывает тревогу и выпадение из международного научного сообщества огромного числа российских регионов. Скорее всего, дело в слабой информированности о способах контактов, поскольку большинство контактов завязывается на основе личной инициативы и существует скрытая конкуренция за зарубежные места. Стена умолчания в этом случае должна быть разрушена, а роль информатора могло бы выполнять министерство образования.

Литература

  1. Иконников О.А. Эмиграция научных кадров из России. М.: Компас, 1993.
  2. Леденева Л.И., Тюрюканова Е.В. Российские студенты за рубежом. М.: ИНП РАН, Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН, 2002.
  3. Ушкалов И. Интеллектуальная эмиграция и безопасность / Миграция и безопасность в России. Гл. 3 / Под ред. Г. Витковской, С. Панарина. М.: Московский Центр Карнеги, 2000.
  4. Валюков В. Утечка умов из России. В сб.: Миграция специалистов из России: причины, последствия, оценки / Под ред. Ж.А. Зайончковской, Дж. Азраэла. М.: ИНП РАН, RAND США, 1994.
  5. Мозги утекающие // Московские новости. 1998. № 46.
  6. О численности сотрудников, работавших за рубежом в 2002 году. В 10 томах. Индекс 3803, код работы 15152003. М.: Госкомстат России, 2003.
  7. Российский статистический ежегодник. М.: Госкомстат России, 2002.
  8. Социологические исследования. 2003. № 4.
  9. Гохберг Л., Миндели Л., Некипелова Е. Эмиграция ученых: проблемы и реальные оценки. В сб.: Миграция специалистов из России: причины, последствия, оценки / Под ред. Ж.А. Зайончковской, Дж. Азраэла. М.: ИНП РАН, RAND США, 1994.
  10. Оценка социально-экономических последствий интеллектуальной миграции в России и странах СНГ / Науч. докл.: Методология подсчета ущерба от эмиграции высококвалифицированных кадров. М., 1993.
  11. Дежина И. Российская наука как фактор мировой политики // Космополис. 2003. № 2.

1 - Подробнее о факторах и причинах эмиграции ученых см. Ушкалов И. Интеллектуальная эмиграция и безопасность / Миграция и безопасность в России. Гл. 3 / Под ред. Г. Витковской, С. Панарина. М.: Московский Центр Карнеги, 2000.
2 - В другие естественные науки включена также химия (6,1%) и науки о Земле (5,2%); в прочие - медицинские (3,6%) и сельскохозяйственные (0,6%) науки.
3 - Например, из Института химической физики им. Н.Н. Семенова в 1993 г. по контрактам выехали 172 научных работника, а на постоянное жительство - ни одного; из Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе - соответственно 83 и 15 чел. [9, с. 14].
4 - Рассматриваемая статистика сгруппирована по субъектам Федерации, города отдельно не выделены. Но поскольку речь идет о науке, ясно, что она концентрируется в региональных центрах. Потому можно говорить и о городах, не рискуя сильно ошибиться.