Интервью Жанны Антоновны Зайончковской в электронном журнале
для менеджеров (www.e-xecutive.ru)

Важная для бизнеса тема квалификации профессиональных кадров часто и подробно обсуждается в наших публикациях и на форумах. Однако все чаще напоминает о себе проблема, которая способна в недалеком будущем ограничить возможности бизнеса - сокращение количества человеческих ресурсов в целом. Демографический провал, который по всем прогнозам ожидает нашу страну с 2008 г., резкое сокращение миграции в Россию в последние годы входят в круг тем, приобретающих в последнее время все большую значимость и одновременно с этим обрастающих мифами и предвзятыми, излишне эмоциональными суждениями.

Для того, чтобы наше мнение по данному вопросу было основано не на досужих слухах, а на взвешенных научных фактах, постараемся узнать, что может ожидать нас на демографическом и миграционном поле в перспективе, которая просматривается до середины века. Приводим фрагменты зафиксированного на февральском заседании корпоративного клуба "Ренова" выступления Жанны Зайончковской, руководителя лаборатории миграции Института народнохозяйственного прогнозирования Российской Академии Наук и директора Центра миграционных исследований.

Прогнозы

И Госкомстат России, как официальный орган, и отечественные и зарубежные демографы, а также демографы ООН - все единодушны во мнении, что население России будет очень быстро сокращаться вплоть до 2050 года. Даже те, кого можно назвать "оптимистами", "романтиками" или "мечтателями", кто полагает, что мы можем добиться перелома в тенденциях рождаемости, - даже они признают, что до 2050 года мы будем находиться в очень тяжелой ситуации. Большая часть демографов считают, что до 2050 года трудно надеяться на качественный перелом в рождаемости. Далее середины века трудно заглядывать, но до этого периода трудно ожидать каких-то резких изменений.

Какие прогнозы существуют на сегодняшний день? Самый пессимистический прогноз, который является по своей сути экстраполяционным1, показывает, что если тенденции рождаемости, смертности и миграции останутся неизменными, а наша миграционная политика будет носить тот же характер, что и сейчас, то население России к 2050 году сократится едва ли не вполовину. Оптимистических прогнозов нет вообще.

Обычно пользуются средним вариантом прогнозов. Согласно такому варианту прогноза ООН население России опустится до отметки 101 млн чел. к 2050 г. и до 125 млн чел. к 2025 г. против 143 млн сейчас. Прогноз Госкомстата выходит на 138 млн чел. к 2016 году. Это предполагает чистую иммиграцию около 400 тыс. чел. в год. Это примерно столько, сколько показала перепись. Расчеты нашего Центра показывают, что для того, чтобы предотвратить сокращение населения России, требуется около 1 млн иммигрантов в среднем за год. Это очень много.

Если относительно прогнозов общей численности населения возможен веер гипотез, то прогноз трудоспособного населения значительно более однозначен, особенно на 20-летие. Ведь дети, которые за этот период вступят в трудоспособный возраст, уже родились, их количество известно.

Начиная с 2007 года у нас начинается убыль трудоспособного контингента. В ближайшие годы начнут выходить на пенсию те люди, которые родились, когда рождаемость была высокой. Этих людей много, в то время как в трудоспособный возраст будет вступать малочисленная молодежь. Именно поэтому контингент работающих в целом сокращается.

Примерно до 2009 года, это сокращение будет малозаметным - около 100 тысяч человек в год. Но затем начнется обвал, темпы сокращения резко повысятся и достигнут миллиона и даже больше человек в год. Очень тяжелым будет пятилетие с 2015 по 2020 г.г.

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что самым дефицитным ресурсом страны в ближайшей перспективе будет труд. Не нефть, не газ, не деньги - именно труд, особенно квалифицированный. Это первый вывод.

Второй вывод, в утешение тем людям, которые имеют детей: последние будут иметь такую конъюнктуру трудоустройства, которая не снилась ни нам, ни нашим матерям - никому в обозримом прошлом. Именно дети сегодняшних россиян будут иметь фантастическую конъюнктуру трудоустройства, потому что труд будет требоваться везде.

Третий вывод заключается в том, что нам неизбежно потребуются иммигранты, чтобы обеспечить экономический рост. Ситуация такова, что Россия в этом веке может стать Америкой ХХ века по интенсивности привлечения иммигрантов. В правительственных структурах сегодня уже многие поняли, что Россия не обойдется в перспективе без иммигрантов. Но чтобы осознать это, потребовалось семь лет.

Как сегодня обстоит дело с пополнением рабочей силы за счет иммигрантов?

Мы все, по крайней мере, москвичи и жители больших городов, видим множество приезжих. Главным образом это временные, так называемые трудовые мигранты. Они приезжают в Россию на работу. Количество таких временно присутствующих на территории нашей страны мигрантов, которые не являются постоянными жителями России, оценивается разными исследователями в 3-4 миллиона человек. Вилка, как видим, небольшая.

Во временную миграцию частично трансформируется миграция тех людей, которые бы хотели быть постоянными жителями России и de facto являются ими, но не могут de jure это оформить из-за многоступенчатости и запутанности нашего законодательства. Чтобы стать полноправным жителем страны, нужно пройти регистрацию, получить вид на жительство, затем гражданство. Все эти ступени, во-первых, "обложены" огромным количеством справок, которые нужно представить для получения того или иного разрешения; во-вторых, каждая из ступеней очень сильно коррумпирована.

Наше миграционное законодательство - охранно-запретительное. Оно возвело очень трудно преодолеваемые барьеры на пути мигрантов, в том числе из стран СНГ. Вы знаете, что в закон о гражданстве внесены поправки; введеныопределенные преференции для тех, кто прибывает из СНГ, но соответствующие преференции не внесены в закон о пребывании иностранцев. Ими не охвачены трудовой найм мигрантов, оформление вида на жительство в России. Поэтому доступ к процедуре получения гражданства для этих людей практически закрыт, несмотря на то, что в законе вроде бы все хорошо. Очень немногим удается пробить эту стену.

Кто к нам приедет?

Представление, будто в какой-то стране есть толпы людей, которые спят и видят, как бы оказаться в России, здесь жить и работать, а то и захватить ее землю - абсолютно ложное, из области мифов. В тяжелой демографической ситуации, кроме России, оказываются практически все страны Западной Европы. Более того, по глубине демографического кризиса Россия находится только на 4-м месте в мире, впереди нее идут такие "завидные" и привлекательные для нас страны, как Германия, Япония, Италия. Но недалеко от нас ушли в этом отношении и другие западноевропейские страны. Таким образом, это общая проблема европейских стран и Японии, если иметь в виду и Азию. Более того, во второй половине настоящего века в похожей ситуации окажется Китай, как бы странно это сейчас ни звучало.

До середины века Европейское сообщество планирует привлекать примерно по миллиону иммигрантов в год, также по миллиону каждый год планируют привлекать Соединенные Штаты. Это означает, что рынок иммигрантского труда, особенно квалифицированного, образованного труда, будет чрезвычайно конкурентный. И Россия на этом рынке является аутсайдером, потому что конкурировать с развитыми странами на равных в части привлечения квалифицированных работников по понятным причинам мы не можем. Кстати, квалифицированные китайцы к нам тоже больше не стремятся. Россия уже не котируется даже у них, не говоря о других, более желательных для нас иммигрантах. Не исключено, что даже из СНГ поток квалифицированных работников будет сокращаться.

Несколько слов о китайцах. Есть миф о миллионах китайских иммигрантов на Дальнем Востоке. На самом деле единовременное присутствие китайцев в России оценивается максимум в 0,5 миллиона человек. На Дальнем Востоке их примерно столько же, сколько в Москве и Московской области. Если говорить о приграничных районах, то во всей приграничной полосе от Иркутска до Находки единовременное присутствие китайцев на основе исследований оценивается где-то в 200-250 тысяч человек. Есть оценки, согласно которым их всего 250 тысяч во всей России. Таким образом, это не 2 миллиона и тем более не 10 миллионов, как иногда сообщается. Более того, количество россиян, ежегодно пересекающих границу с Китаем, в 2 раза больше количества китайцев, пересекающих границу России. Поэтому если мы ограничиваем въезд китайцев, это тут же рикошетом отзывается на россиянах. потому что китайцы, в отличие от нас, реагируют очень быстро: если мы что-либо предпринимаем, например, депортируем кого-то с Дальнего Востока, то, будьте уверены, завтра поездом из Китая будет привезено в два раза больше наших граждан.

Многие уповают на 25 миллионов русских, живущих в странах СНГ. Но за прошедшее после распада СССР время эта цифра сократилась примерно на 6 миллионов человек: около 4 миллионов приехали в Россию официально (имеют здесь регистрацию), еще примерно миллион человек не могут по разным причинам зарегистрироваться и остаются неучтенными. Также около миллиона русских уехали из стран СНГ за границу с немцами, с евреями из Украины, Белоруссии, Грузии; с греками, немцами и поляками из Казахстана; многие выехали самостоятельно.

Из Украины за эти годы переселилось в Россию мало русских:из 11 миллионов только около 700 тысяч. К этому можно прибавить пр��мерно столько же временных мигрантов. Украинские русские не хотят уезжать оттуда. Более того, есть вероятность, что в скором времени Украина начнет переманивать кадры из России, потому что демографическая ситуация там не лучше, чем здесь, а экономика поднимается. Между прочим, Казахстан уже начинает переманивать российских специалистов, и русские туда едут, потому что там от них не требуют никаких формальностей: ни гражданства, ни регистрации - лишь бы работали. Местных специалистов не хватает: Казахстан потерял очень многих за эти годы.

Таким образом, миграционный потенциал русской диаспоры оценивается в пределах 2,5-4 миллиона человек. В основном это русские Казахстана, Узбекистана и Киргизии. Другие страны, например, страны Кавказа, уже практически потеряли свое русское население. Но не факт, что названные 2,5-4 миллиона захотят вернуться в Россию. Кроме того, с позиций вырисовывающейся потребности это небольшая величина, она может закрыть лишь 4-5 годичную потребность России в иммигрантах.

Бытует мнение, опять же неверное, что Кавказ - неисчерпаемый источник мигрантов в Россию. Это не так, потому что повсюду на Кавказе рождаемость в последнее время очень сильно снизилась. В Грузии и Армении - почти до уровня России, в Азербайджане - до уровня России 60-х годов. Кроме того, эти страны уже очень много потеряли за счет эмиграции в Россию и на Запад (примерно в равных пропорциях). Мы напрасно думаем, что азербайджанцы едут только к нам - они едут и в Турцию, и в Данию, и в Голландию.

Кого еще из титульных народов стран СНГ мы можем рассматривать в качестве потенциальных иммигрантов? Украинцы не поедут, белорусов поедет очень мало. Молдаван мы практически "прозевали", потому что когда мы начали принимать строгие меры в отношении вида на жительство и регистрации, то поток трудовых мигрантов из Молдавии, который раньше был на две трети направлен в Россию и на одну треть - в страны Средиземного моря, теперь обрел обратную пропорцию. В связи с образованием ЕС и упорядочиванием там миграционных дел, почти все молдаване, которые находятся в Португалии, Италии или Испании, легализованы. Они зарекомендовали себя как законопослушные граждане и как очень хорошие строители. Мы же пока никак не можем решиться даже на легализацию русских с советскими паспортами, не говоря уже о легализации других бывших соотечественников, приехавших к нам из стран СНГ. Но даже если мы быстро изменим нашу миграционную политику по отношению к мигрантам из СНГ на более доброжелательную, то сможем закрыть потребность нашего рынка труда за счет них лишь примерно до 2015 года. Главным образом, за счет таджиков, узбеков и киргизов. В долгосрочной же перспективе мы не обойдемся только странами СНГ. Нам не обойтись без других иммигрантов, более чуждых нам в культурном отношении, чем таджики и узбеки, с которыми нас, кроме прочего, объединяет советский менталитет. На кого мы можем рассчитывать?

Конечно, это прежде всего китайцы. У них нет серьезных конкурентов, потому что, во-первых, они наши соседи; во-вторых, потому что для них наш суровый климат привычен: климат северного Китая тоже очень суровый. Китайцы, как они уже показали на практике, прекрасно могут вести сельское хозяйство у нас в Сибири, на Волге, в Подмосковье - где угодно. Они дают урожаи в 10-20 раз более высокие, чем те, что получает наше население на тех же самых землях. Причем такого роста урожайности они достигают очень быстро, буквально в течение года. Китайцы очень адаптивны.

Какие контрмеры мы можем предпринять? Во-первых, мы можем проводить селекцию иммигрантов по этническому признаку. Не допускать, по возможности, резкого превалирования одной этнической группы и наряду с китайцами брать корейцев, вьетнамцев, филиппинцев, индонезийцев, индусов, пакистанцев.

Послужить источником иммиграции может и Африка. Я думаю, все согласятся, что африканские мигранты, конечно, еще менее приспособлены и менее цивилизованны, чем, скажем, азиатские.

Кроме того, поскольку стране нужна в первую очередь квалифицированная рабочая сила, а ее, как я уже говорила, неоткуда взять в нужном количестве, необходимо учить иммигрантов на месте. Необходимо возродить систему ПТУ на полном обеспечении: обеспечивать общежитием, кормить, одевать и бесплатно учить, в т.ч. русскому языку. В такие ПТУ можно привлечь выпускников школ из Средней Азии, из числа коренного населения. Вероятно, и многие русские согласились бы отправить детей в Россию на таких условиях. По мере возрастания потребностей круг вовлекаемых стран можно было бы расширить. Конечно, необходимо позаботиться о соответствующем законодательстве, чтобы после учебы выпускники отработали свое содержание, а не уехали бы сразу к себе домой или в другие страны: при нашей безалаберности это вполне может быть.

Ближайшие 50 лет не будут легкими для России, потому что массовые потоки иммигрантов всегда бо��езненны для общества, тем более это касается инокультурных иммигрантов. Не надо думать, что россияне как-то особенно враждебно относятся к приезжим. Большого притока "чужих" не любит ни одно общество. Если заглянуть в историю, мы увидим, что большие иммиграционные вливания всегда проходили болезненно. Поэтому нас в этом смысле ждет трудное время. И мы не должны считать, что есть некий "золотой ключик", с помощью которого можно будет разом избавиться от этих проблем.


1 - Метод экстраполяции в статистике заключается в распространении установленных в прошлом тенденций на будущий период (экстраполяция во времени применяется для перспективных расчетов населения).