Миграция и наука 

 

СОЦИАЛЬНОЕ САМОЧУВСТВИЕ МИГРАНТОВ, ПРОЖИВАЮЩИХ В ЦЕНТРАЛЬНОМ
И СЕВЕРО-ЗАПАДНОМ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ОКРУГАХ

Юдина Т.Н.
Российский государственный социальный университет

Центральный и Северо-Западный федеральные округа - типичные регионы-реципиенты, где миграция выступает как фактор роста численности трудоспособного населения и в значительной степени как фактор сдерживания темпов депопуляции. В 2002 г. по сравнению с 1989 г.  численность населения Центрального федерального округа (ЦФО) почти не выросла (рост 100,2%), а Северо-Западного (С-ЗФО) сократилась на 8,2%. В 2002 г. в ЦФО проживало 37 млн. 991 тыс. человек. Из них в городской местности - 30 млн. 359 тыс. (79,9%), а в сельской - 7 млн. 632 тыс. человек. В С-ЗФО проживало 13 млн. 986 тыс. человек. Из них в городской местности - 11 млн. 514 тыс. (82,3%), а в сельской - 2 млн. 472 тыс. человек.

«Центральный округ на миграционной карте страны занимает первую по привлекательности позицию. ЦФО - единственный, где приток населения с 1996 г. сокращался в 2 раза медленнее, чем по стране в целом. В результате в 1991-1995 гг. округ впитал 36% положительной нетто-миграции в стране, а в следующем пятилетии - половину. В 2001 и 2002 гг. округ получил практически все население, перераспределенное миграциями между округами внутри страны, и впитал более половины миграционного прироста России за счет  внешней миграции. Москва и Московская область в 2001 и 2002 гг. аккумулировала более 80% чистой миграции ЦФО»1.

Северо-Западный округ не столь привлекателен для мигрантов. В 1991 - 1995 гг. миграционный прирост в округе был отрицательным, но с 1996 г. он постоянно был положительным, но незначительным по величине, составляя в среднем за год 11,25 тыс. человек (табл. 1).

Таблица 1

Миграционный прирост населения по Центральному и Северо-Западному федеральным округам, по данным текущего учета 1991-2002 гг. (тысяч человек)

Федеральный округ 1991-1995 гг. 1996-2000 гг. 2001-2002 гг.
Центральный 929,3 839,9 234,7
Северо-Западный -35,2 57, 0 22, 2

По данным последней переписи населения за период с 1989 по 2002 гг. в Центральный округ прибыло 2357,0 тыс. человек, в Северо-Западный - 1104 тыс. человек.

В 2002 г. миграционный прирост населения ЦФО составил 123,5 тыс. человек, из них на регионы России пришлось 81,3 тыс., а на страны СНГ - 45,6 тыс. человек. В С-ЗФО в 2002 г. миграционный прирост составил 11,1 тыс. человек, из них 4,0 тыс. - за счет других регионов России и 10,9 тыс. человек за счет стран СНГ. В обмене с другими странами оба округа понесли небольшие потери.

Данные переписи населения 2002 г. в большой степени коррелируют с результатами исследования «Мониторинг социальной сферы», проведенного в 2003 г. Московским государственным социальным университетом2. Согласно данным мониторинга в ЦФО 56,5% респондентов  живут с момента рождения, 36,5% приехали из другого района или области России (т.е. являются внутренними мигрантами), 7% - приехали из одной из стран СНГ или дальнего зарубежья (т.е. являются внешними мигрантами); в С-ЗФО  62,4%  респондентов живут с момента рождения, 32,1% - внутренние мигранты, 5,4% - внешние мигранты. Таким образом, по данным обследования 43,5% респондентов ЦФО и 37,5% респондентов С-ЗФО – мигранты. ЦФО более привлекателен для внутренних мигрантов по сравнению с С-ЗФО (разница в 4,4 пункта), чем для внешних (разница в 1,6 пункта). Это нормальные значения для регионов, для которых были характерны высокие темпы урбанизации, которые обусловливали большую миграцию, прежде всего, из сел в города.

 Основной причиной переезда в оба округа респонденты назвали необходимость  перемены места работы: в  ЦФО на эту причину указали  32,7% респондентов,  в С-ЗФО -  42,0%. Семейные обстоятельства - вторая по значимости причина переезда, которую назвал  каждый третий респондент и в том, и в другом округе. На третьем месте в ЦФО – переезд на учебу (на эту причину указал каждый четвертый опрошенный), а в С-ЗФО - отсутствие перспектив нормальной жизни на прежнем месте проживания (на эту причину указал также каждый четвертый). Заметим, что последняя причина была названа также каждым пятым мигрантом, переехавшим  жить на территорию ЦФО (табл. 2).

Таблица 2

Причины переезда в данный населенный пункт ( в % от числа ответивших)

Причина переезда Центральный округ место Северо-Западный округ место
В связи с учебой 25,1 3 21,7 5
Перемена места работы 32,7 1 42,0 1
Проблемы с работой 15,5 6 15,9 6
Плохие экологические условия 13,2 7 13,0 8
Криминальная обстановка 10,5 10 7,2 10
Нежелание жить в селе (городе) 17,1 5 23,2 4
Семейные обстоятельства 30,2 2 30,4 2
Необходимость выбора гражданства 3,7 12 1,4 12
Проблема с жильем (нет перспектив получения жилья) 10,6 9 10,0 9
Отсутствие перспектив нормальной жизни для себя и детей 21,3 4 24,6 3
Национальная и религиозная неприязнь со стороны окружающих 4,8 11 4,3 11
Иная причина 12,5 8 14,5 7

Зеркалом успешности адаптации мигрантов или социальной интегрированности является их социальное самочувствие. Социальное содержание проблемы адаптации мигрантов состоит в расхождении их ожиданий в отношении принимающей среды с  реальными условиями. Результатом этого несоответствия является появление сложных, нередко конфликтных взаимоотношений мигрантов с местным населением. Источник данной проблемы следует искать на только в сфере экономической конкуренции между мигрантами и местным населением на рынке труда. Проблема имеет и социально-культурное измерение, не менее важное3.

Одной из задач проекта «Мониторинг социальной сферы России» было исследование социального самочувствия внутренних мигрантов, прибывших на постоянное место жительства на территорию Центрального и Северо-Западного федеральных округов за последние 10 лет.

Для оценки социального самочувствия мигрантов в этом исследовании были использованы следующие показатели: положение на рынке труда, уровень потребления и благополучие семьи; жилищные условия, социальная защищенность, возможности получения образования и медицинского обслуживания. Анализ этих показателей проводился с учетом продолжительности проживания мигрантов в данном населенном пункте: менее одного года, от 1 до 3 лет, от 3 до 5, от 5 до 7, от 7 до 10 лет и более 10 лет.

Оценка самочувствия мигрантов определялась по  следующей шкале:  если доля удовлетворенных тем или иным показателем находилась  в интервале от 100% до 80% - то самочувствие считалось  отличным; от 80% до 60% - хорошим; от 60% до 40% - удовлетворительным; от 40% до 20% - плохим; ниже 20% - неудовлетворительным. Совокупная оценка  рассчитывалась как среднее арифметическое по отдельным показателям.

Перейдем к рассмотрению отдельных позиций.

Положение на рынке труда. Оценка уровня удовлетворенности мигрантов своим положением на рынке труда зависит от наличия у них работы, от характера трудовой деятельности и соответствия его имеющейся специальности, квалификации, от уровня оплаты труда. Результаты обследования показали, что для мигрантов, переехавших жить на территорию ЦФО как недавно, так и более 10 лет назад основной сферой деятельности является промышленность, строительство и транспорт, хотя в первый год приезда многие пробовали заниматься торговлей, а некоторые - (18,2%) сельским хозяйством (18,2%). Заметим, что в обоих округах мигранты после первого года проживания (уже несколько адаптировавшись к новым условиям) пытаются найти работу на государственной и муниципальной службе. Однако после трех лет проживания такие попытки делают уже очень немногие. (Рис. 1)

В целом структура занятости по отраслям у мигрантов, проживающих 10 и более лет на территории обоих округов, практически такая же, как структура занятости всего населения этих регионов.


Рис. 1. Сфера занятости мигрантов в зависимости от времени  переезда, %

Важно отметить тот факт, что в зависимости от продолжительности проживания и в ЦФО, и в С-ЗФО меняются предпочтения мигрантов в отношении занятости на предприятиях различных видов собственности. Если в течение первого года они преимущественно работают на частных, семейных предприятиях или занимаются индивидуальной трудовой деятельностью, то уже со второго года большинство мигрантов переходят на предприятия  государственной или муниципальной формы собственности. К 10-ому году проживания занятость мигрантов на предприятиях этих видов собственности становится  преобладающей.

Характерно, что приехавшие после 2000 г. в обоих округах имели   больше возможностей трудоустроится в соответствии со своей специальностью. Лишь каждый пятый из этой категории опрошенных заявил, что его работа на новом месте жительства не соответствует его специальности, в то время как о полном или частичном несоответствии занятости имеющейся специальности заявил каждый второй респондент,  приехавший раньше по обоим округам.

Можно сказать, что для мигрантов, приехавших после 2002 г., характерна определенная эйфория в отношении самооценки своего уровня квалификации. Уровень своей квалификации ими оценивается высоко: никто из опрошенных не ответил, что его уровень квалификации не соответствует требованиям на новом месте работы. Однако несоответствие начинает проявляться после перехода на работу в государственные и муниципальные предприятия (а это происходит, как мы уже отмечали, на втором-третьем  году проживания на новом месте). Более того, как правило, каждый четвертый - пятый мигрант к 10-ому году проживания утверждал, что его работа полностью не соответствует его уровню квалификации (и столько же ответили, что их работа скорее не соответствует их уровню квалификации).

Вместе с изменением мнения респондентов о соответствии характера труда имеющейся у них специальности и уровню квалификации меняются оценки  справедливости оплаты их труда. Из данных исследования можно сделать вывод, что несмотря на высокую оценку соответствия работы  специальности и уровню квалификации, работа на частных и семейных предприятиях (требующая больших сил и напряжения) не обеспечивает мигрантам той оплаты, которую они считают справедливой. Переход на предприятия других форм собственности (или в другие отрасли) на какой-то период снижает степень неудовлетворенности размерами оплаты труда. Однако по истечении определенного периода адаптации к достигнутому уровню оплаты снова возникает чувство неудовлетворенности. К 10-ому году проживания  мигрантов происходит выравнивание показателей между ними  и средними показателями по округу. Так, в ЦФО каждый пятый мигрант считает, что его труд оплачивается справедливо, а в С-ЗФО так считает каждый третий мигрант, аналогично средним показателям по округам.

Оценка справедливости оплаты труда на основном месте работы определяется прежде всего тем,  достаточен  ли данный доход для жизни или же нет, и есть ли необходимость в дополнительных приработках. Для мигрантов, переехавших в округа недавно, доход от трудовой деятельности на основном месте работы не являлся главным. Так,  все респонденты, проживавшие на территории Северо-Западного округа менее года, не называли этот доход единственным или основным. То же характерно и для Центрального округа, хотя и не так ярко выражено.

По мере адаптации мигрантов значимость доходов от основной трудовой деятельности повышается. При этом для мигрантов, проживающих в Северо-Западном округе более 10 лет, она выше, чем для этой же категории мигрантов в Центральном округе (90,5% против 77%). Эта разница, на наш взгляд, объясняется разными климатическими условиями в этих регионах. Для каждого четвертого мигранта, переехавшего жить в ЦФО (где климат более благоприятный для сельскохозяйственных работ) основным (а во многих случаях и единственным) источником  дохода является личное подсобное хозяйство. При этом значимость личного подсобного хозяйства является константой для всех  мигрантов, проживших 10 и более лет в регионе.

Интегральным показателем положения мигрантов на рынке труда как замера социального самочувствия, является распределение ответов на вопрос «Позволяет ли работа обеспечить достаток семьи?».

Результаты обследования показали, что 36-38% мигрантов, переехавших в ЦФО после 2000 г., не испытывают затруднений в обеспечении достатка семьи, а каждому четвертому опрошенному работа позволяет обеспечить семью на среднем уровне. Вместе с тем, необходимо  отметить, что после второго года проживания появляется стабильная группа мигрантов ( 13-15%), у которых заработок не позволяет удовлетворять потребности семьи даже на среднем уровне.

Уровень потребления. От достатка семьи зависит возможность обеспечить необходимый уровень потребления продуктов питания, товаров повседневного и длительного пользования, бытовых услуг.

Оценки уровня потребления аналогичны оценкам обеспеченности достатка семьи. Оптимистичные оценки в этом плане  высказывались приехавшими после 2002 г., то есть прожившими на новом месте менее года.  Каждый третий из них считает, что имеет средний уровень потребления, остальные - выше среднего или достаточный. Оценок ниже среднего уровня практически никто не выставлял.

Наблюдается большая дифференциация в оценке собственного уровня потребления приехавшими  7 и более лет назад и прожившими на новом месте менее года. Оценки уровня потребления мигрантами первой группы приближаются к средним по округам. Среди мигрантов можно выделить самую многочисленную группу, считающую, что они имеют средний уровень потребления (их примерно 50%), и две другие группы, практически равновеликие  (приблизительно 25%), которые оценивают свой  уровень потребления выше среднего или как достаточный.

Аналогичная картина, хотя и в несколько в других пропорциях, по оценке мигрантами своего  уровня потребления  товаров длительного пользования, а также бытовых услуг.

Что касается оценок уровня потребления его самого важного компонента - продуктов питания, они тоже примерно одинаковы в обоих регионах. Этот уровень как средний оценили 32% респондентов в ЦФО и 37,5% в С-ЗФО из числа приехавших туда недавно (менее года), а из проживших там уже 10 и более лет соответственно 48% и 42%. Из приехавших менее года назад ни в ЦФО, ни в С-ЗФО никто не считает, что у них уровень потребления продуктов питания ниже среднего. Но из проживших 10 и более лет в обоих округах так считают 28%, т.е. фактически каждый третий.

В первый год после переезда в обоих округах половина мигрантов оценивали свой уровень потребления продуктов питания выше среднего. Однако, если в ЦФО высокую оценку сохранили 36% мигрантов, проживших в округе от года до пяти лет, то в С-ЗФО вообще уже никто так не считал. Также отличаются по округам и самооценке уровня потребления продуктов питания после 10 лет проживания: в ЦФО считают его выше среднего 14%, а в С-ЗФО - 24% мигрантов.

Следует обратить внимание на хаотические вариации в зависимости от длительности проживания доли тех мигрантов, кто оценил свой уровень потребления продуктов питания как полностью достаточный. Так его оценили в ЦФО 12% проживших здесь менее года, 19,2% - от 1 до 3 лет, 11,6% - от 3 до 5 лет, 5,7% - от 5 до 7 лет, 13% - от 7 до 10 лет и 8,7% более 10 лет. В С-ЗФО такую оценку дали только 12,5% из приехавших менее года назад  и 6,6% проживших 10 и более лет, а среди всех остальных групп мигрантов никто так не считает.

В обследовании был поставлен вопрос: к какой категории обеспеченности переехавшие на новое место жительства относят свою семью?

И в данном случае наблюдается уже отмеченная тенденция: мигранты первого года проживания на новом месте не считают свою семью нуждающейся или малообеспеченной, практически все респонденты отнесли свои семьи к средне или высокообеспеченным. Лишь небольшая часть мигрантов (от 1,5% до 3%) говорили о своей семье, как нуждающейся или малообеспеченной. Затем доля нуждающихся и малообеспеченных повышается. В Центральном округе до 20% в группе проживших от 1 до 3-х лет, вновь несколько поднимаясь при переходе к стажу проживания от 3 до 5 лет, удерживается на постоянном уровне в двух  следующих группах, а у старожилов, проживших 10 лет и более, достигает 38%, сильно вытесняя среднеобеспеченную группу (Рис. 2).


Рис. 2.Самооценки обеспеченности семьи в зависимости от времени переезда, %

В Северо-Западном округе тенденция роста малообеспеченности мигрантов по мере увеличения периода их проживания в округе не наблюдается. Показатели округа довольно хаотичны: в группе вновь прибывших вообще нет ни нуждающихся, ни малообеспеченных, но уже среди тех, кто проживает от 1 до 3-х лет, эта доля поднимается едва ли не до 60%, а в следующей группе еще выше, затем резко опускаясь до уровня ЦФО.

Жилищные условия. В целом жилищные условия (измеряемые нами количеством кв.м. в расчете на члена семьи) у тех, кто переехал в населенные пункты более 10 лет назад близки к средним оценкам по обоим округам. Практически каждый третий мигрант, проживший более 10 лет в ЦФО, имеет 13-20 кв.м. на человека. В Северо-Западном округе ситуация лучше: 13-20 кв. м. на человека имеет половина данной категории мигрантов. Доля тех, кто имеет только 6-12 кв. м. на человека ниже, составляет  28,9% в С-ЗФО и 38% в ЦФО (Рис. 3).


Рис. 3. Жилищные условия мигрантов в зависимости от времени переезда, %

Аналогичны оценки мигрантами качества своего жилья. В обоих округах среди вновь прибывших доля тех, кто оценивает качество жилья как низкое или ниже среднего, невелика. Однако уже со второго года проживания доля тех, кто не удовлетворен качеством своего жилья возрастает в 2,5-3 раза. В ЦФО каждый четвертый, а в С-ЗФО – 16% респондентов, переехавших в округа более 10 лет назад, оценивают качество своего жилья ниже среднего. Доля респондентов, оценивающих свое жилье как среднее по качеству, остается практически постоянной величиной, не зависимой от времени проживания.

Что касается перспектив улучшения жилищных условий, то в обоих округах наблюдается общая тенденция: оптимизм сменяется пессимизмом. Среди тех, кто приехал в последние 3 года, не верят в возможность улучшения своих жилищных условий в Центральном округе лишь 8,0%, а в Северо-Западном - 14,3%. Однако среди переехавших в эти округа более 10 лет назад не верят в такую возможность уже соответственно 26% и 20% .

Результаты опроса показали, что в первые 3-5 лет мигранты надеются купить жилье сами или с помощью родственников: так считали, например, больше половины приехавших в Центральный округ. После пяти лет проживания в округе такие надежды сохранил лишь каждый третий, хотя при этом у мигрантов повышается надежда получить жилье в наследство.

Уровень социальной защищенности. Уровень социальной защищенности в нашем исследовании определялся самооценкой ощущения личной защищенности респондентов, их оценкой эффективности социальной политики и уровня социальной защиты.

Как известно, любой переезд связан с административными процедурами оформления документов по новому месту жительства и работы. Несмотря на то (как мы отмечали выше), что оценки только что переехавших мигрантов имеют оптимистическую окраску, все же никто даже сразу после переезда не сказал, что защищен от произвола чиновников. При этом каждый третий респондент в Центральном и каждый второй в Северо-Западном округах подчеркнул, что он «совсем не защищен».

Как положительный момент, на наш взгляд, нужно отметить, что после 3-х лет проживания в округе появляется (хотя и не большая) доля мигрантов, чувствующая себя полностью защищенной (Рис. 4). Можно предположить, что это те люди, кто решил свои проблемы с трудоустройством и жильем.


Рис. 4. Самооценки уровня личной защищенности от произвола чиновников в зависимости от времени переезда, %

Распределение ответов на вопрос о личной защищенности от произвола представителей силовых ведомств, в первую очередь милиции, аналогично вопросу о чувстве защищенности от произвола чиновников.

В большей мере, чем произвол чиновников и представителей силовых ведомств, беспокоит мигрантов их незащищенность от преступности в местах, где они планируют жить дальше. Этой проблемой серьезно обеспокоены 3 из 4 респондентов в обоих округах, причем озабоченность своей безопасностью практически не зависит от времени проживания в данной местности. Чувство тревоги остается постоянно высоким у всех.

Во многом успешность адаптации мигрантов к условиям жизни на новом месте зависит от поддержки администрации района, области, в конечном счете, от всей системы социальной защиты федеральной власти.

Результаты обследования показали, что в ЦФО 26,1% мигрантов в первый год жизни в округе не ощущают никакой защиты и поддержки от администрации города, а 56,5% оценивают ее как очень незначительную. Однако, по мере их обустройства на новом месте и более тесных контактов с администрацией населенных пунктов, ощущение меняется. У большого числа опрошенных появляется мнение, что защита и поддержка со стороны местной администрации есть, хотя она явно недостаточна. Более того, появляется даже группа мигрантов, которую вполне удовлетворяет имеющийся уровень социальной поддержки со стороны местной администрации.

Мигрантам, переехавшим на место жительства в С-ЗФО, значительно дольше приходится ждать внимания со стороны местных властей: только прожив в регионе 5-7 лет люди начинают давать относительно высокую оценку уровню защиты и поддержки со стороны местной администрации (Рис. 5).


Рис. 5. Оценка мигрантами уровня эффективности социальной защиты и поддержки со стороны местной администрации в зависимости от времени переезда, %

Распределение самооценок уровня социальной защиты коррелирует со структурой оценок эффективности социальной политики на уровне местного социума.

Доступность образования. Доступность бесплатного образования для переехавших давно выше, чем у переехавших недавно. Этот факт, вероятнее всего, можно объяснить большими возможностями бесплатного обучения в высших учебных заведениях в период 1993-1995 гг. Расширение возможностей платного образования после 1995 г. в сочетании с более высоким достатком мигрантов последних трех лет дает им (или их детям) возможность обучатся платно.

Доступность медицинского обслуживания. Как показали результаты обследования, доступность бесплатного медицинского обслуживания в Северо-Западном округе выше, чем в Центральном. Однако для мигрантов ЦФО возможность получать бесплатное медицинское обслуживание увеличивается по мере длительности проживания здесь (от 50% в первый год приезда до 67% при проживании более 10 лет), в то время как в С-ЗФО наблюдается противоположная тенденция (соответственно 85,7% и 74,7%).

Что касается доступности платного медицинского обслуживания, то в обоих регионах схожая тенденция: с длительностью проживания возможностей у людей становится все меньше. Это связано с более низким уровнем обеспеченности мигрантов, приехавших в эти регионы 7-10 лет назад, о чем говорилось выше.

Совокупная оценка социального самочувствия. Ее мы предлагаем рассчитать как среднее арифметическое интегральных показателей (Табл. 3).  

Таблица 3

Интегральный уровень социально-экономического самочувствия мигрантов, переехавших на постоянное место жительства в Центральный и Северо-Западный федеральные округа (в %)

Длительность проживания в округе Центральный округ Северо-Западный округ
Менее 1 года 47,2 50,8
От 1 до 3 лет 47,8 40,2
От 3 до 5 лет 46,7 45,8
От 5 до 7 лет 43,7 48,9
От 7 до 10 лет 47,7 51,5
Более 10 лет 43,1 51,0

Как видно из табл. 3, усредненная оценка близка к 50% и практически не зависит от времени переезда. Это дает возможность утверждать, что совокупную оценку социального самочувствия мигрантов независимо от времени переезда можно определить как удовлетворительную. При расчете усредненного показателя происходит определенная компенсация низких показателей высокими.

Вместе с тем, учитывая высокую дифференциацию самооценки по различным показателям в зависимости от сроков переезда, всех мигрантов по уровню социального самочувствия можно условно разделить на пять слоев. Наиболее многочисленный слой (45-50%) - мигранты, которые чувствуют  себя удовлетворительно; второй по численности слой (20-25%) - те, кто чувствуют себя плохо; третий слой (10-15%) - чувствуют себя хорошо; четвертый (3-5%) - чувствуют себя неудовлетворительно и столько же (4-5%) - чувствуют себя отлично. Эти группы мигрантов, разумеется, имеют разные направление и темпы мобильности, пропорции, очевидно, не стоят на месте. Условия, уровень, образ и качество жизни в каждом из этих слоев имеют свою специфику, которая и определяет особенности поведения мигрантов во всех сферах жизнедеятельности.

Представленная нами стратификация мигрантов Центрального и Северо-Западного федеральных округов построена лишь в одном ракурсе - применительно к собственному восприятию (самооценке) степени адаптации к новому месту жительства. Разумеется, это лишь одно из оснований идентификации. Однако полученная в ходе обследования информация о состоянии социального самочувствия мигрантов в зависимости от продолжительности проживания может быть использована как для разработки социально-экономической политики, так и практических шагов по обеспечению приживаемости мигрантов.

В октябре 2004 года был проведен второй этап мониторинга социальной сферы России. В настоящее время идет обработка его результатов. Это даст нам возможность проверить правомерность сделанных выше выводов.


1 Население России 2002. Десятый ежегодный демографический доклад/ Ред. А.Г. Вишневский. - М., 2004 г. с.156-157.

2 Мониторинг был проведен в октябре 2003 года временным творческим коллективом МГСУ в составе: Жукова В.И., Осадчей Г.И. (руководители), Сазонова А.А., Морозовой Т.С., Юдиной Т.Н. и др. Было  опрошено 4 тыс. человек по общероссийской репрезентативной выборке. Цель обследования – создание многофункциональной аналитической базы данных социальной сферы России.

3 Более подробно см.: Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. М., 1969; Ковалев А.Д. Интеграция социальная/ Современная западная социология. Словарь. М., 1990; Пригожин А.И. Перестройка: Переходные процессы и механизмы. М., 1990; Юдина Т.Н. Социология миграции. М., 2003. Landecker W.S. Types of integration and their measurement/ The language of social research/ Ed/ By P/ Lazarsfeld. M. Rosenberg. N.Y., 1963; Parsons T. The system of modern societies. Englewood Cliffs, 1971

 

НОВОСТИ
Представляем краткий аналитический отчёт на тему: "Взаимосвязь трудовой миграции в Россию с ранними браками и разводами в странах Центральной Азии"

Экспертный круглый стол "СОЗДАНИЕ МУЗЕЯ МИГРАЦИИ В МОСКВЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ"

Круглый стол: "Какой музей миграции нужен в Москве ?"

Пресс релиз круглого стола "Продвижение международных стандартов и норм для защиты прав домашних работников в РФ"

Не стало Елены Владимировны Тюрюкановой

Видеопрограмма Me-gration и круглый стол "Как работать с мигрантами? Этика и политика изображения"

Cоболезнования Татьяне Дмитриевне Ивановой

Международная конференция "Трудовая миграция в России: медико-социальные и гендерные аспекты"

ЦМИ в
Ж
ивом Журнале

http://migrocenter.livejournal.com/

ЦМИ в


Женская Одежда Магазин, стеганая куртка ветровка. Женская Одежда Магазин, легкая куртка ветровка. . Картинки тату иероглиф на сайте. . теплица теплица sdfg

 


© Центр миграционных исследований 2004 - 2012
При полном или частичном использовании материалов ссылка обязательна
Вопросы, предложения:
fmcentre @ ecfor.ru

Rambler's Top100 http://migrocenter.livejournal.com/ Яндекс цитирования