Эволюция этномиграционных процессов на Северном Кавказе

Белозеров В.С
Ставрополь

1. Активное изменение этнического состава населения – одна из типологических черт Северного Кавказа, большинства его регионов. Во временных этнополитических условиях полиэтничность нередко используется, как дестабилизирующий фактор. Пестрая этническая мозаика в районе – это результат ряда знаковых событий исторического прошлого, а также современных этнополитических процессов, которые определили характер эволюции этномиграционных процессов в регионе. Главными событиями, вызвавшими на определенном этапе развития региона изменения в этнической структуре, географии и масштабах миграции являются – колонизация и Кавказская война, депортации довоенного и военного периода, усиление дифференциации региональных особенностей урбанизации и воспроизводства населения горных и равнинных территорий Северного Кавказа в 1960–1980-е годы, а также обострение межэтнических отношений в последние десятилетия.

2. В до- и пореформенный период преобладали миграции славянского, горского населения, дополняемые в конце 19 века иммиграционными потоками. При этом стихийные миграции славянского населения постепенно уступили место организованным миграциям. На государственную политику во вновь колонизуемом районе важное значение оказывали два фактора: нестабильность военно-политической ситуации в районе, что требовало переселение категорий населения, способных обеспечить свою безопасность, и близость Северного Кавказа к трудоизбыточной, аграрно-перенаселенной Центральной России. В период колонизация и Кавказской войны миграционные потоки у северокавказских и славянских народов, отличаясь по направлению и масштабам, форме, способствовали интенсивному изменению этнической структуры населения района в пореформенный период. Мощный миграционный поток славянского населения на первых этапах колонизации Северного Кавказа и замещение им частично эмигрировавших северокавказских народов, привели к изменению этнической структуры населения, главной особенностью которой явилась ее славянизация. Особенности этнической структуры миграционного потока дополнялись существенными различиями показателей воспроизводства населения славянских и северокавказских народов. Массовый отток горских народов в сочетании с низкими показателями воспроизводства населения у ряда народов этой части Северного Кавказа, определяли низкие темпы прироста, а в отдельные годы и естественную убыль населения в горных районах. В равнинных районах, населяемых преимущественно славянским населением, наоборот, происходил устойчивый прирост населения репродуктивного возраста, создавая условия для нарастания показателей воспроизводства населения.

3. В довоенный и военный период миграционные потоки формируются за счет переселения с гор на равнину, внутри российской миграции населения, представленной преимущественно славянскими народами и массовых депортаций народов, проводимых по социальному, этническому и другим признакам. В целом же в этнической структуре населения Северного Кавказа в 1920–1950-е годы просматривалось слабое этнодемографическое взаимодействие через миграционные процессы, в первую очередь доминирующего в степном Предкавказье русского этноса и титульных народов национальных образований. Русские в этот период сохраняли свою активность в заселении автономий, продолжая расселяться преимущественно в городах. Это был последний этап территориальной экспансии русских на всей территории автономий. Титульные же народы на этом этапе «осваивали» в основном русские районы, включенные в состав автономий в ходе земельной реформы 1920–1930-х годов, а также начали расселяться в своих столичных и вновь образуемых городах.

4. 1960–1980-е годы – период интенсивной смены географии миграций и расселения наиболее многочисленных этносов, в первую очередь русских, ряда северокавказских и некоренных народов (армян, немцев и других), которые проявляются в изменении направления и масштабов территориальной экспансии.
У русских эти изменения проявляются через смену направления миграционных потоков с центробежного на центростремительные и сокращения их ареала расселения. Отмеченные тенденции затормозили развитие почти двухсотлетнего процесса территориальной экспансии русского этноса, а затем как бы повернули его вспять. Северный Кавказ стал частью той территории, где четко и на ранних этапах проявились изменения в расселении русских. Русские, осваивая на протяжении длительного периода Кавказ, сначала постепенно, а затем катастрофически быстро стали его покидать, испытывая дискомфорт не только в зарубежной части Кавказа, но и в его российской части. При этом первая половина 1990-х годов и конец ��того десятилетия, начало XXI века заметно отличаются по этнической структуре миграционного потока, характеру расселения русских, других народов. В первой половине 1990-х годов в степном Предкавказье миграционный поток в этническом отношении устойчиво сохранял русские черты. Темпы прироста численности русских оставались высокими и даже росли. Применительно к этому периоду можно говорить о наступлении нового этапа в заселении русскими степного Предкавказья. Длительный период устойчивого сокращения их численности в сельской местности региона сменился активным ростом, что следует рассматривать как «эффект» кризиса в экономике и экстремальной ситуации в регионе и в стране. Города региона, переживая острый экономический кризис, не могли удовлетворить потребности устойчивого и массового миграционного прироста на рынке труда, в социальной сфере и т.д.

Районы, в которых отмечался относительно высокий прирост численности русских, образовали как бы «коридор», протянувшийся с юго-востока на северо-запад – от чечено-дагестанской границы Ставрополья до границ с Ростовской областью и Краснодарским краем. Он совпадает, по сути дела, с маршрутом следования потока вынужденных мигрантов – русских из Чечни и других республик Северного Кавказа и стран Южного Кавказа. «Коридор» повторного заселении русскими широкой полосой протянулся по территории Ставрополья и Краснодарского края – от предгорий Кавказа через Ростовскую область в Центральную Россию. Так в эволюции географии расселения русского этноса нашло отражение завершение и свертывание многовековой территориальной экспансии самого крупного этноса России, кризис национальных отношений и национальной политики в стране. За последние десятилетия русские утратили на Кавказе многое из того, что завоевывалось или создавалось на протяжении более чем ста лет.

Конец прошлого десятилетия и начало XXI века – период активной дерусификации миграционного потока в регионах степного Предкавказья, особенно неустойчивым оказался миграционный поток на Ставрополье. Характерными чертами этнической структуры миграционного прироста Ставрополья в последние десятилетия является интенсивный рост ее полиэтнизации, который сочетается с быстрым снижением в миграционном приросте доли русских и увеличением доли кавказских народов (армяне, чеченцы). В 1992 году на долю русских приходилось 72.5%, а в последующие годы их удельный вес колебался, но наблюдался не рост, а сокращение с70.2% в 1999 году до 38% в настоящее время.

Конец XX и начало XXI века является периодом быстрой смены этномиграционной ситуации в крае. Она усугубляется ходом демографического процесса. На Ставрополье происходит дерусификация миграционного прироста. Изменения в этнической структуре миграционного потока на Ставрополье происходят более интенсивно, чем в стране в целом и имеют кавказский характер, отражающий остроту этнополитических процессов в регионе. Кроме этнической структуры миграционного потока, очень резко снизилась доля Ставропольского края в общероссийском миграционном приросте русских, и край все больше оказывается в стороне от еще пока мощного миграционного потока русских в России. Вместе с тем, сохраняется высокая доля края в общероссийском миграционном приросте армян и растет его доля в общероссийском миграционном приросте чеченцев.

Отмечается снижение привлекательности как постоянного места жительства Ставрополья для русских. Кратковременный период активного расселения их на Ставрополье в первой половине 1990-х годов, особенно в сельской местности, сменился быстрым ростом территорий с миграционным оттоком русских. Особенностью этого периода является развитие этого процесса не только в сельских районах, но и в городах. В 2000 году по сравнению с 1995 годом в условиях сокращения сальдо миграции в крае у русских меняется характер расселения мигрантов. На Ставрополье появляются территории с высоким коэффициентом миграционного оттока русских, а также со средним и низким. Таким был каждый четвертый район Ставрополья. А в целом в 45% районов отмечалась миграционная убыль русских. Особую тревогу вызывает появление тенденции миграционного оттока русских в городах и не просто в городах, а в основных экономических и культурных центрах Ставрополья. Таким образом, в начале XXI века на территории края образовалась обширная зона миграционного оттока русских, включающая наряду с большим числом сельских районов и урбанизированные территории. В последующие годы отмеченная тенденция в миграционном поведении русских сохранилась, и даже усилились негативные черты.

Ограниченные возможности демографического потенциала миграционного прироста русских в крае существенно изменили географию их расселения. Кроме того, ориентация русских прибывающих в край преимущественно на малые года, исключая из мест расселения крупные экономические центры Ставрополья, заставляет задуматься о том, что одной из причин этого являются экономические сложности адаптации мигрантов в городах.

5. У ряда титульных народов национальных образований Кавказа, наоборот, по мере "свертывания" экспансии русских масштабы территориальной экспансии нарастали. Она распространялась на территории, несравненно меньше, чем у русских, уступала им и по людности, но вместе с тем охватывала не только соседние регионы, а значительно большие ареалы – уровня крупных экономических районов страны или их частей (Нижнее Поволжье – чеченцы, даргинцы, нефтедобывающие и золотодобывающие районы Сибири – чеченцы и т.д.) После распада СССР в условиях повышенной конфликтогенности территориальная экспансия некоторых народов, наоборот, усилилась и привела к массовому расселению в районе отдельных этносов – армян, азербайджанцев и др. У других народов, в частности северокавказских, достигнув значительных масштабов в прошлые десятилетия, под влиянием нестабильной этнополитической ситуации в национальных образованиях района, сначала стала сворачиваться и приобрела неустойчивый характер (чеченцы, даргинцы, карачаевцы), а в последующее время активизировалось или, наоборот, стартовала именно в последнее десятилетие, коснувшись отдельных категорий населения (черкесы – молодежь для учебы в учебных заведениях регионов степного Предкавказья).

В демографическом развитии и расселении русских и титульных народов Северного Кавказа со второй половины XIX века (точнее, 1880–1890-х годов) по 1980-е годы демографическая ситуация в равниной части Северного Кавказа и его горной территории поменялась на обратную. В равнинной части высокий уровень естественного прироста, в основном за счет русского населения, снизился до простого и в настоящее время суженного воспроизводства.

В горной части, наоборот, на смену суженному и простому воспроизводству в пореформенное время к 1960-м годам пришло расширенное воспроизводство, отмечался "демографический взрыв". В этих условиях интенсивно нарастающий демографический потенциал горных районов обострял проблему малоземелья, увеличивал армию безработных, требовал поиска выхода или через переселение на равнину, или в "свои" города, или через исход народов за пределы основного ареала их расселения. В равнинной части сокращение демографических ресурсов или низкие темпы его роста в сочетании с активной урбанизацией усиливали дефицит трудовых ресурсов, прежде всего в сельском хозяйстве. На этом этапе "инициатива" в демографическом отношении как бы перешла горным районам, теперь их население активно наступало на трудодефицитные равнинные территории. При этом экспансия русских в национальных образованиях была ориентирована во многом на города, индустриальную сферу экономики, экспансия же титульных народов республик распространялась преимущественно на сельскую местность и аграрную сферу. В условиях рыночной экономики "выдавливание" русских привело к отлучению этого, как и других нетитульных этносов, от участия в реальном секторе экономики.

6. Прогноз демографических и социально-экономических процессов свидетельствует об активизации в перспективе территориальной экспансии многих титульных народов республик Северного Кавказа в соседние регионы. Необходима разработка долговременной программы социально-экономического и этнокультурного развития регионов Северного Кавказа, учитывающей тенденции развития диаспор, чтобы не допустить обострения межэтнических отношений в районах активного вселения народов диаспор.