Незаконная миграция в Ставропольском крае (по материалам социологического обследования)

Витковская Г.С.
Москва

С июня 2001 г. по декабрь 2002 г. Московская исследовательская программа Международной Организации по Миграции (МОМ) реализовала большой исследовательский проект, посвященный незаконной миграции в России. Изучались количественные тренды незаконной миграции; демографический и социальный состав мигрантов (этнический, возрастной, семейный, образовательный, профессиональный); причины и цели миграции; страны выхода, маршруты и способы миграции; положение мигрантов (жилье, трудоустройство, заработки, отношения с местными властями и населением, проблемы адаптации); последствия незаконной миграции для государства и населения; правовые и институциональные аспекты решения проблемы незаконной миграции.

Основными источниками информации служили данные социологических обследований более 3 тысяч незаконных мигрантов и около 240 экспертов. Выборка была случайной вследствие отсутствия информации о генеральной совокупности. Поиск респондентов осуществлялся на основе экспертной информации о местах их работы и проживания, методом «снежного кома», а также с помощью лидеров этнических и земляческих общин.

Незаконные мигранты опрашивались в местах их задержания подразделениями МВД и ФПС (в пунктах пересечения границы), в местах их проживания (общежитиях, гостиницах и т.д.), на рабочих местах (рынках; транспортных, строительных, лесозаготовительных и сельскохозяйственных предприятиях; в сфере услуг, развлечений и т.д.), а также в поездах.

В качестве экспертов выступали представители местных государственных структур (властей, миграционных служб, служб занятости, правоохранительных органов, пограничных и таможенных постов), социальные работники, работодатели, ученые, адвокаты, журналисты, руководители общественных организаций.

Обследование проводилось под руководством автора данной статьи в 12 регионах России, в том числе, на территории российского Предкавказья – в Ростовской области, где оно выполнялось Евгением Красинцом , и в Ставропольском крае, где его проводил Дмитрий Полетаев .

Исследование выявило специфику миграционных процессов, в том числе, феномена незаконной миграции в Ставропольском крае по сравнению с другими регионами России и даже с соседней Ростовской областью. Это прежде всего определяется географическим положением края, который «заперт» в Северо-Кавказском регионе. Ростовская же область имеет общую границу с субъектами Приволжского и Центрального федеральных округов (Волгоградская и Воронежская области) и с соседним государством – Украиной, являясь таким образом своеобразным «коридором» для миграции в европейские страны, а также из неспокойного Кавказского региона в остальную Россию.

Именно географический фактор в значительной мере предопределяет различия в масштабах незаконной миграции, ее этническом составе, составе по странам происхождения и целям миграции и т.д. между Ростовской областью и двумя другими субъектами российского Предкавказья, в частности, Ставропольским краем.

Эксперты оценили численность незаконных мигрантов в Ставрополье намного меньше 500 тысяч, о которых говорят некоторые краевые чиновники, нагнетая проблему, и заметно меньше, чем в Ростовской области. Если по оценкам ростовских экспертов незаконная миграция в области достигает 30 тысяч человек, то общая численность мигрантов в Ставропольском крае, по оценкам местных экспертов, достигает 40-50 тысяч, а в краевом центре Ставрополе – от 5 до 10 тысяч человек, из которых незаконные мигранты составляют от 10 до 25%.

По мнению экспертов, миграционный приток в Ставрополье не уменьшается, но вряд ли можно говорить о его резком увеличении за последнее время. Это связано, в том числе, с усилением миграционного контроля в аэропортах Ставрополя и Минеральных Вод, на железнодорожных вокзалах. Хотя, как считают эксперты, серьезных мер по противодействию незаконной миграции местные власти не принимают до сих пор.

Говоря о путях проникновения незаконных мигрантов на Ставрополье, эксперты отмечали, что чаще всего легально приезжая на небольшой срок к родственникам, мигранты остаются на более длительное время, не имея уже правового статуса. Другие способы их появления в крае – нелегальное пересечение границы, использование фальшивых документов, а также подкуп чиновников. Многие незаконные мигранты приезжают и устраиваются, опираясь на поддержку своих земляческих и этнических общин.

Большинство опрошенных незаконных мигрантов – 55% приехали в Ставропольский край поездом (28%) либо автобусом (27%), и 44% – добирались самолет��м. Это подтверждает факт преобладания в крае мигрантов из ближайших стран.

Состав незаконных мигрантов по этническому и страновому происхождению в Ставропольском крае оказался существенно менее вариабелен, чем в Ростовской области, где трудно выделить какую-то сильно доминирующую группу. В Ставрополье такой группой являются выходцы из южно-кавказских стран, особенно из Грузии и Армении – 41% по сравнению с 17% в Ростовской области. В силу, видимо, тех же географических обстоятельств в Ставропольском крае среди незаконных мигрантов значительно меньше, чем в Ростовской области представлены граждане Украины, а также Китая и Вьетнама.

Эксперты отметили, что состав незаконных мигрантов на Ставрополье по страновой принадлежности изменился во второй половине 1990-х по мере постепенного изменения структуры этого миграционного потока по причинам и целям миграции. Если раньше доминировали беженцы и вынужденные переселенцы из Азербайджана и стран Центральной Азии, не получившие соответствующего статуса, то сейчас это в основном трудовые мигранты, не имеющие регистрации или разрешения на работу.

Представители автохтонных народов южнокавказских стран составили среди опрошенных незаконных мигрантов в Ставропольском крае более 45% (армяне – 22%, грузины – 21%, азербайджанцы – около 3%). Их доля больше, чем граждан соответствующих стран, то есть они приезжают не только из государств Южного Кавказа. Ситуация с центральноазиатскими государствами обратная, доля представителей коренных народов этих стран составляет 4.5%, что более чем в 2 раза ниже, чем доля граждан из этих стран. Из Центральной Азии до Ставрополья чаще доезжает нетитульное население. Русские составляют около 23% незаконных мигрантов, но граждан России среди них нет.

По информации, полученной от экспертов, в некоторых частях Ставрополья сосредоточены определенные этнические группы незаконных мигрантов. Так, в районе Минеральных Вод большое количество греков (из Грузии) и армян, в Невинномысске – вьетнамцев и корейцев.

Как показало исследование, социально-демографические характеристики незаконных мигрантов мало отличаются от легальных гастарбайтеров, отраженных в официальной государственной статистике.

Среди опрошенных незаконных мигрантов в Ставропольском крае оказалось большинство мужчин – 64%. Примерно такой же половой состав зафиксирован в других 11 регионах, охваченных исследованием, в том числе, в Ростовской области, где доля мужчин-«нелегалов» составила около 70%.

Невелики региональные вариации и в возрастном составе опрошенных незаконных мигрантов, среди которых везде доминируют активные трудоспособные возраста, что позитивно влияет на возрастную структуру наличного населения в местах сосредоточения этих мигрантов. В Ставрополье 34% составили лица в возрасте от 30 до 40 лет, 27% – от 20 до 30 лет, 24% – от 40 до 50 лет и наименьшая доля пришлась на лиц 50 лет и старше – 13%. В Ростовской области эти возрастные группы распределились в том же порядке – 35, 28, 23 и 9%, соответственно. Очень немного оказалось молодежи до 20 лет.

Доля опрошенных незаконных мигрантов, состоящих в браке, составила в Ставрополье 42%, неженатых/незамужних – 38%, вдовых и разведенных – 20%. То есть большинство составляют одинокие, представляющие более мобильную группу. Наибольшая доля семейных отмечается среди выходцев из стран Южного Кавказа. В Ставропольский край 49% опрошенных незаконных мигрантов привезли с собой свою семью либо других родственников, 35% приехали одни и 16% – с друзьями или знакомыми. Приезд с семьей может служить индикатором более долгосрочных целей миграции почти половины мигрантов. Почти все семейные – 41% респондентов имеют детей до 16 лет. Подавляющее большинство из них – 80% имеют 1-2 детей, 18% – трех детей и 2% – четырех. То есть многодетные семьи почти не представлены.

Уровень образования опрошенных в Ставрополье незаконных мигрантов оказался довольно высоким и выше, чем в Ростовской области: 27% с высшим образованием, 7% с незаконченным высшим, 28% со средним специальным, 23% с полным средним, 10% с неполным средним, 2% с начальным и 1 % без образования. В Ростовской области эти группы распределились несколько иначе: 9, 2, 12, 27, 24, 19 и 6%, соответственно. Наиболее высокая доля лиц с высшим образованием отмечается среди русских. Большинство опрошенных (73%) владеют русским языком свободно либо хорошо, однако доля тех, кто плохо говорит и понимает, может только читать и с трудом объясняться либо вообще не знает (27%) представляется довольно значительной.

В профессиональном составе опрошенных наибольшие доли составили специальности, связанные со здравоохранением (21%), строительством (20%), образованием (17%) и промышленностью (16%). Другие профессии представлены в несколько раз меньше.

Уровень урбанизированности опрошенных в Ставрополье мигрантов оказался ниже, чем в потоках первой половины 1990-х, где доминировали вынужденные переселенцы. Из крупных городов приехали 29% респондентов, из небольших – 40%, и из сельских поселений – 30%.

По информации экспертов, большинство незаконных мигрантов расселяются в сельских районах края, в самом Ставрополе их довольно мало. В городах среди «нелегалов» больше представлены выходцы из Армении и Грузии, в сельских районах – из Казахстана и Чечни.

До поездки в Россию занятость респондентов в странах выхода оставляла желать лучшего: только 28% опрошенных имели постоянную работу, 16% – временную, 20% – разовую, 6% вели свой бизнес/фермерское хозяйство, 9% были безработными, 8% – студентами, 5% – пенсионерами и 5% вели домашнее хозяйство. Это отражает не только общую экономическую ситуацию в странах выхода, но и особенно высокий уровень безработицы в малых городах и сельских поселениях, откуда приехали 70% опрошенных.

По профессиональной занятости 18% работавших в своих странах респондентов были заняты в промышленности и строительстве, 17% – в здравоохранении, 14% – в сельском хозяйстве, 11% – в сфере услуг, 9% – в торговле, 8% – в транспорте, 4% в сфере финансов и 1% в науке и образовании.

Наиболее часто опрошенные незаконные мигранты указывали в качестве цели приезда в Ставрополье заработки – 44%, 18% приехали, чтобы остаться на постоянное жительство, 15% – учиться, 10% – к семье и 13% – с другими целями.

Устроиться на работу в России удалось 70% опрошенных. Из них 5% учатся наряду с работой, 20% не работают, 9% учатся или стажируются. Наиболее распространенные сферы занятости – торговля (28% работающих респондентов), строительство (22%), бизнес и сфера услуг (по 17%). По 4% респондентов трудятся в промышленности, сельском хозяйстве, науке и образовании, 3% – на транспорте и 1% в здравоохранении. На постоянной основе по найму работают 23% респондентов, на временной – 35% и 12% – от случая к случаю; 31% имеют собственный бизнес/индивидуальную деятельность. Только 29% работающих незаконных мигрантов имеют работу по специальности, 14% – примерно по специальности и 57% – совсем не по специальности.

Подавляющее большинство незаконных мигрантов совершенно бесправны в отношениях с работодателем. Трудовые договора с работодателем были заключены в письменной форме только у 19% работающих респондентов, с 73% все детали работы оговаривались устно. При устройстве незаконных мигрантов на работу основным пунктом переговоров с работодателями является размер оплаты труда, который оговаривался с 96% работающих респондентов. В какой бы то ни было форме оговаривались продолжительность рабочего дня и рабочей недели и наличие выходных – с 71% респондентов, сроки контракта с 63%, процедура увольнения – с 52%, предоставление отпуска – с 23%, оплата дней отсутствия по болезни – с 17%.

В результате, условия труда работающих в Ставропольском крае незаконных мигрантов весьма тяжелые: 32% из них трудятся 10-14 часов в день и 6% – 15 и более часов; у 35% 6-дневная рабочая неделя, у 49% – 7-дневная; только 13% имеют оплачиваемый отпуск и 12% могут взять оплачиваемый отпуск по болезни; лишь 31% тех, кто должен быть заранее предупрежден работодателем об увольнении. С недоплатами со стороны работодателя сталкивались 45% опрошенных, с регулярными задержками зарплаты – 41%, с принуждением выполнять работу за пределами своих обязанностей – 43%.

Заработок подавляющего числа респондентов в пересчете на доллары США находится в диапазоне от 30 до 250: у 32% – 30-100 долларов, у 19% – 120-150, у 24% – 160-250. Только 25% опрошенных, имеющих работу, получают свыше 250 долларов: 18% – 275-400;6% – 425-550 и 1% – 1000. Это не сказочные по российским меркам деньги, но с своей стране только 2% респондентов могли получить заработок, эквивалентный 250-300 долларов США, остальные – не более 100, причем 57% из них – 50 до долларов, а 19% – менее 20. Поэтому всего 7% работающих «нелегалов» оценили свой заработок в Ставрополье как низкий и 17% – как ниже среднего, 33% считают его размер средним, 22% – не очень высоким и 16% – высоким. Только 13% опрошенных чувствуют себя ущемленными из-за того, что их заработок ниже, чем у местных работников; 19% считают, что он даже выше, 40% – что он такой же, 5% – что местные жители вообще не работают на такой работе и 24% затруднились ответить, не имея информации о заработках окружающих.

По официальной ведомости получают зарплату лишь 11% респондентов, остальные – «черным налом», не подвергаемым налогообложению.

Эксплуатируют труд бесправных незаконных мигрантов и получают дополнительные прибыли за счет ухода от налогов не только российские работодатели, у которых трудятся 45% респондентов, но и их соотечественники, на которых работают 42% опрошенных, и граждане других стран.

Таким образом, незаконная миграция влечет ряд тяжелых последствий не только для самих мигрантов (ущерб здоровью, разъединенность семей, постепенная дисквалификация, понижение социального статуса, и т.д.), но и для Ставропольского края (сохранение теневой экономики, недопоступление налогов в бюджет, повышение социальной напряженности в результате обострения конкуренции на рынках труда между местным населением и низкооплачиваемыми мигрантами, повышение межэтнической напряженности в результате роста численности «иноэтничного» населения, и т.д.).

С другой стороны, по мнению большинства опрошенных экспертов, мигранты нужны Ставропольскому краю, так как выполняют тяжелые и неквалифицированные работы, на которые не идет местное население.

В качестве мер по решению проблемы незаконной миграции эксперты предлагают усиление контроля внутри региона, ужесточение санкций, но не в отношении мигрантов, а в отношении работодателей. При этом эксперты считают, что необходимо упростить процедуру прописки и предоставления права на трудовую деятельность, чтобы привлечь мигрантов к законной занятости и законному проживанию. Нужно легализовать ранее приехавших мигрантов, дать им возможность зарабатывать легально. Следует подходить к проблеме гибко: интегрировать тех, кто быстрее адаптируется и лоялен к местным условиям. Сейчас, по мнению большинства экспертов, государство само создает условия для существующей ситуации.