Проблемы влияния интернациональных и интрарегиональных миграций населения на мировое хозяйство

Мироненко Н.С.
Москва

Процессы эмиграции и иммиграции – это пространственное перемещение населения планеты в пределах интернациональных (за пределы страны вообще) и интрарегиональных (в пределах мировых, традиционно складывающихся, регионов).

Миграции делятся также на вынужденные (push-) и добровольные (voluntary-) в зависимости от вызывающих их факторов (причин).

1) Вынужденные (насильственные) миграции (50-70 млн. человек) представлены прежде всего потоками беженцев (refugees), чаще всего порождаемых войнами, ухудшением жизненных условий из-за деградации окружающей среды и ее спутника – голода, а также политическими гонениями.

Численность беженцев в мире, по данным Управления Верховного Комиссара ООН по делам беженцев, около 25–30 млн. человек. Африка – регион, принимающий и поставляющий наибольшее число беженцев (до 40% их от общего числа в мире).

Наибольшее количество «военных» беженцев (более 5 млн.), сегодня представленных афганцами, насчитывается в Иране и Пакистане. Примером экологически вынужденных интрарегиональных миграций, могут быть миграции в пределах Сахеля под влиянием опустынивания, распространявшегося с севера на юг. Классический пример политических гонений граждан, приведших к сотням тысяч смертей, – Руанда.

2) Добровольные миграции – это движения населения, вызванные поисками лучших условий для реализации своих экономических и мировоззренческих интересов. В историческое время наиболее ярким примером таких миграций были потоки европейцев в США по причинам экономических предпочтений (классический пример – скандинавские переселенцы) и религиозных диссидентов, например, пуритан. Часто проводится рекрутирование (и в наше время) иммигрантов для руководства проектами и кампаниями. В XIX в. США осуществляли рекрутирование из североевропейских стран для руководства строительством и управлением железнодорожных линий и компаний.

Обе категории миграций определенным образом влияют на развитие мирового хозяйства, но если в случае вынужденной миграции меры мирового сообщества, как правило, ограничиваются расходами на гуманитарную помощь и в редких случаях осуществлением «гуманитарной интервенции» (Сербия-Косово; Афганистан), то добровольные миграции порождают многочисленные проблемы и вопросы, во многом не исследованные до конца по причинам так называемой политкорректности или из-за отсутствия достоверных данных о потоках мигрантов. Хотя общие вопросы объемов и географического распределения миграций достаточно неплохо освещены многими исследователями.

Остановимся на слабо отраженных в современной литературе мирохозяйственных проблемах добровольной миграции. Насколько велико влияние интернациональных и интрарегиональных добровольных трудовых миграций на мировую экономику, существует ли глобальный рынок труда и глобальная рабочая сила?

Если частный капитал практически беспрепятственно пересекает государственные границы, то движение рабочей силы остается и останется в обозримой перспективе сильно ограниченным для перемещения в мирохозяйственном пространстве государственным правом и его институтами (антимиграционные кордоны, законы по репатриации), а также культурными факторами и проявлениями ксенофобии.

Только около полутора процентов от общего числа занятых в мировом хозяйстве трудится за пределами своих стран, причем половина из них сосредоточена в Африке и на Ближнем и Среднем Востоке. В Европейском Союзе, где законодательно утверждена свобода перемещения трудовых ресурсов, в целом несколько более 2% его экономически активного населения работало в других странах Союза. Перемещение рабочей силы с Юга на Север имеет более значительные масштабы, что вызывает обеспокоенность, а нередко и политически негативные последствия не в пользу неевропейских граждан, особенно после Нью-Йоркского теракта. После распада социалистической системы увеличилось число мигрантов из стран Восточной Европы в широком ее понимании, т.е. включая все бывшие республики СССР, а не только Центрально-Европейские страны. В США в 1980–1990-х годах прошла значительная новая волна иммиграции, особенностью которой стало, в частности, возрастание в составе иммигрантов доли мусульман.

Тем не менее (даже со времени создания теории Хекшера – Олина), пока трудно говорить о том, что рынок труда стал глобальным и имеет вектор к выравниванию цен на рабочую силу. Пока этот рынок в масштабе всей планетарной экономики незначителен. Он охватывает прежде всего высококвалифицированных специалистов, например, в области НИОКР (это существенное отличие от 1970-х годов, когда привлекались прежде всего низкоквалифицированные кадры), финансовом менеджменте, деловых услугах, медицинском обслуживании и т.п.

Происходит миграция «человеческого капитала» между транснациональными центрами, контролирующими мировое хозяйство. В периоды высоких темпов экономического роста трудовая миграция позволяет странам-импортерам рабочей силы с меньшими затратами использовать перемещенную рабочую силу и сгладить диспропорцию в ее распределении между отраслями хозяйства. Из этого некоторые исследователи делают заключение, что человечество в целом выигрывает от миграции трудовых ресурсов за счет возрастания совокупного мирового ВВП и более эффективного использования труда в мировом масштабе.

На развитые страны приходится примерно 90% всех выплат трудового дохода иностранным рабочим-нерезидентам, а также 2/3 всех частных неоплаченных переводов. В рамках денежных потоков, связанных с трудовой миграцией, переводы работников занимают 2/3, трудовые доходы около 1/3 и перемещение мигрантов около 7%.

Необходимо исследовать трансформацию обществ ряда высокоразвитых стран под влиянием массовой миграции низкопрофессиональной рабочей силы из Турции, бывшей Югославии и бывших колониальных стран.

Численность мигрантов в высокоразвитые страны продолжает расти. Так, в Европейском Союзе с 1950 г. по настоящее время объемы миграции выросли с 5 до 20 млн. человек. К тому же временные иностранные рабочие не только стали уклоняться от возвращения на родину, но добиваться переселения родственников в принимающие их страны.

Если проследить миграционные волны с конца 1950-х годов, учитывая и нелегальных иммигрантов, то в ряде стран Европейского Союза многие диаспоры выросли в «классоподобную» общность, нередко противостоящую коренному населению. Расширению иммигрантских общин способствует и значительно более высокий естественный прирост среди мигрантов. Они же усилили внутренние напряжения в «обществе двух третей» и объективно укрепили позиции партий праворадикального толка, направленных против них. Рядом исследователей определено, что если диаспора достигает примерно 5 % населения страны, она начинает бороться за право, как минимум, культурного самоопределения. Различия в образе жизни коренного населения и диаспоры при «перекрестном» расселении могут вызывать нежелательные инциденты, отчуждение и непримиримые противоречия.

Особую проблему составляют миграции иностранной рабочей силы в мировые города, что хорошо описано С. Саскией, посвятившей свое творчество изучению данной проблемы. Мировые города – это магнит для двух «противоположных» типов мигрантов: высокого уровня профессионалов и низкоквалифицированных работников, что неизбежно порождает социально-территориальную сегрегацию в городах, включая, очевидно, и Москву.

В связи с происходящей глобализацией предстоит оценить антииммиграционную политику, проводимую высокоразвитыми странами, в частности, ее экономическую эффективность.

Наблюдается разноречивость в современной миграционной политике указанных стран. Так, в 1986 г. в США по «Закону о реформе и контроле над иммиграцией» наказывалась любая нелегальная иммиграция. Закон об иммиграции 1990 г. стимулировал въезд новых иммигрантов, профессиональные качества которых играли ведущую роль.

Северные страны Западной Европы законодательно стимулировали перемещение работников из южно-европейских стран, начиная с первой половины 1960-х годов. Однако, когда эти страны (например, Германию) поразила рецессия, это стимулирование пошло на убыль, пока не произошла саморегуляция экономики.

Если все вышеперечисленные проблемы были связаны с реалиями, существовавшими до распада социалистической системы, то возникает вопрос, какой характер носит миграция, связанная с расширением международной экономической системы в результате распада мировой социалистической системы.

Исследования в этой области проводятся. Однако, что касается стран Центрально- Восточной Европы, пока отсутствуют обобщения, отражающие достаточно масштабный характер миграций из этой группы стран. Лучше исследованы международные миграции из России (и в Россию) и некоторых других стран СНГ.

Общей проблемой, волнующей как постсоциалитсические, так и многие развивающиеся страны является проблема «утечки мозгов».

С мирохозяйственной точки зрения этот процесс можно рассматривать с позиции закона сообщающихся сосудов. Например, индийские научные работники, вернувшись на родину после того, как они несколько лет проработали в высокотехнологических американских корпорациях, стали основоположниками развития индийской «индустрии» по созданию новых компьютерных программ.

В целях обобщений чрезвычайно интересно исследование США, являющихс�� основным направлением иммиграции как высококвалифицированной, так и низкоквалифицированной рабочей силы. Основные потоки неквалифицированной рабочей силы направляются из близлежащих латиноамериканских стран, а высококвалифицированные работники иммигрируют в США практически из всех стран мира.

Не преувеличивая роль перемещения «фактора труда» в системе мирового хозяйства, необходимо все же привести такие данные Международного Валютного Фонда: в мире насчитывается приблизительно 100 млн. трудовых мигрантов и членов их семей. Ежегодное миграционное сальдо составляет примерно (от года к году колеблется) 1–1,5 млн. человек, т.е. в принимающие страны приезжало в среднем на 1–1,5 млн. человек больше, чем уезжало.